Архив

«Хочу на Олимпиаду!»

27 августа 2001 04:00
1339
0

За ее драматическим походом следили все. Двадцатикилометровая дистанция. Два предупреждения. Тренер уговаривает Иванову искусственно сбавить темп, чтобы избежать третьего замечания, означающего проигрыш. И все равно она победила.

Мы разговаривали в аэропорту «Домодедово», сразу после ее прилета из Эдмонтона, с чемпионата мира по легкой атлетике. Олимпиада Иванова стояла заваленная цветами, а мыслями уже была дома, в компании с дочкой и любимым мужем. Но от родных Чебоксар ее отделяло 750 километров, а вопросы все не заканчивались.

Все спортсмены вышли из самолета в соломенных шляпах. Говорят, это им на финальном банкете подарили. Но это было потом, а сначала…

 — Представляете, как только мы прилетели, нас обыскивали так, что становилось тошно. Проверяли каждую футболочку, каждую тряпочку… Наверное, реакция на допинговый скандал с Ольгой Егоровой. И вы не представляете, как это нас сплотило, мы друг за друга горой стояли. — Лимпочка, как ее ласково называют друзья, еще под впечатлением прошедшего.

 — Господи, никакого свободного времени у нас не было. Сначала нервотрепка — ожидание старта тяжелее самого состязания. Когда дождалась и выиграла, а после начались вопросы, пресс-конференции, интервью… Никогда не думала, что доля чемпиона настолько тяжела.

О том, что россияне могут не мечтать о золотых и вообще каких-либо медалях, радостно сообщила сборная Италии. Однако надеждам итальянцев не суждено было сбыться. Двоих россиянок все-таки убрали с дистанции, но Иванову судьи почему-то не тронули — то ли скандала побоялись, то ли совесть замучила…

 — У каждого из нас есть своя молитва, которую читаешь несколько раз за эти двадцать километров. Но я помимо молитвы еще следила за собой, чтобы, не дай бог, не совершить какую-нибудь ошибку, мне потом этого не простят.

Как только Иванова получила золотую медаль, она сразу позвонила мужу. В Чебоксарах было 7 часов утра. Муж, еще не успев проснуться, поздравил, сказал, что все за нее рады. С дочкой поговорить так и не удалось. Машенька еще спала, и будить не хотелось. Она к отлучкам мамы относится крайне болезненно. Это маленькую можно было задобрить красивыми игрушками из-за границы. Сейчас ей одиннадцать, и она, провожая маму, подолгу плачет. А встречая, даже не хочет смотреть привезенные игрушки, а ходит за Олимпиадой по пятам. Да и Барби ей уже не нужны: она девочка взрослая и в куклы не играет. Но до сих пор любит мягкие игрушки: «Мама, привези мне кого-нибудь». Когда совсем заскучает, бабушка открывает альбом с фотографиями, и они вместе вспоминают, где, когда и что завоевала Олимпиада. С появлением видеомагнитофона и кассет с записью соревнований стало еще проще. Они целыми днями мелькают по телевизору. Даже мультики Маша смотрит реже.

 — Ой, она тут в лагере была, еще про это ничего не знаю, но муж говорил, что записок от мальчиков было немерено. Вполне понятно: уже невеста… — Олимпиада мечтательно улыбнулась и прослушала следующий вопрос.

Юная невеста спортом пока не увлекается, но уже красит ногти, мажется блестками и прилежно ходит на аэробику. Пересечется ли ее жизнь со спортом, Олимпиада сказать не может: «Если захочет — я буду не против».

 — Господи, я так устала от этих спортсменов. Чтобы мои внуки и внучки занимались спортом, да ни за что… — Зоя Викторовна, мама Олимпиады, горестно вздыхает. — Дочка ведь за год даже месяц дома не бывает. А на мне ребенок, квартира. Я еще на тракторном заводе работаю и живу от них отдельно. Прибегаю к внучке, кормлю, слежу за учебой. Ленится девчонка — уже «четверки» появились. Нет, утром в школу зять отводит.

А ведь когда-то она была не против отъезда дочери в спортивную школу-интернат. Случилось это, когда Лимпа закончила седьмой класс в деревне Мунсюты и старательно посещала районные соревнования. В силу того что физкультура была любимым предметом девочки, мама в конце концов отправила Олимпиаду в город. Там проводили соревнования по бегу. Олимпиада раз пробежала, второй и услышала от тренера безапелляционное резюме: «Нет, девушка, вам надо ходьбой заниматься». Кстати, мама сыграла решающую роль в жизни чемпионки. Это она назвала ребенка Олимпиадой. Закончив физкультурный факультет вместе с Красновым, Зоя зачитывалась модными тогда рассказами и детективами, где имя Олимпиада фигурировало на первых ролях. Так появилась Лимпа… Это мама сделала из дочки спортсменку, а ведь не так легко отрывать четырнадцатилетнего ребенка от родного дома. Это мама сейчас сидит с внучкой, когда родители разъезжаются кто куда по делам.

Муж у Олимпиады тоже спортсмен, преподает в университете физической культуры и является вторым тренером супруги. Куда там до воспитания Марии! Правда, первого сентября в школу Машу повела именно мама. Но большую часть времени с девочкой проводит все-таки бабушка. Иванова из спорта ни за что не уйдет: «Я жить без него не могу». Да даже если и уйдет, полученное в период дисквалификации образование менеджера гостиничного хозяйства с голоду умереть не даст.

Муж все это прекрасно понимает и не вмешивается. Свое слово сказал только один раз. Это был 96-й год. И Олимпиада поехала на Олимпиаду в Атланту. За что ее тогда дисквалифицировали, говорить не может и не хочет. Тяжело, да и зачем старое ворошить. Говорят, нашли какие-то следы, потом выяснилось, что это следы препарата, который из запрещенного списка давно вычеркнут. В общем, темная история. Иванова вполне заслуженно считалась фавориткой спортивной ходьбы — вот и избавились от конкурентки. К тому же поехала она без главного тренера, а только в сопровождении мужа. Да и тому пришлось оформлять себя как туриста. Вдвоем удар перенесли относительно легко, а вот мама в России глотала валидол и не вставала с постели. Дети, через два дня приехав домой, бросились успокаивать: «Мама, ну что ты так переживаешь? Мы же приехали здоровые — голова на месте, руки-ноги на месте. Не переживай. Все будет хорошо!».

От обиды должно было возникнуть закономерное желание уйти из спорта. Но только не у Олимпиады… Чтобы не сломаться, она записалась в секцию вольной борьбы, увеличила нагрузки на тренировках. Занималась до девяти вечера, а когда от усталости голова не работает, думать уже ни о чем не хочется:

 — Муж, конечно, был против. Очень травматизма боялся. А я боялась, что мне от нечего делать полезут бредовые мысли в голову. Надо было занять каждую минуту своей жизни, чтобы отключиться. Тренировалась до девяти часов вечера. Кстати, я еще в тот год повела дочку в школу в первый раз в первый класс.

Муж, как обычно, все понял и махнул рукой. Тем более в жизни Олимпиада чем только не занималась. Еще перед замужеством ходила на дзюдо и даже, говорят, добилась каких-то результатов. По крайней мере ездила на соревнования, и не на последних ролях.

С Эдуардом познакомились они на одной студенческой вечеринке. Он, без году выпускник, пригласил Олимпиаду танцевать. Потом был цветочно-конфетный период, свадьба и появление ребенка. Олимпиада ушла из ходьбы на год — сидеть с дочкой. Разве что похаживала в секцию гимнастики. Потом вернулась, но уже к другому тренеру. С предыдущим не поладили уже давно — больно он был строгий: с тем не ходи, с этим не общайся, если с мальчиком увидит, то пиши пропало. А что нужно в юные годы, когда кровь кипит? Сами понимаете.

На чемпионате мира накануне старта позвонила родным:

 — Вечером старт (у нас — раннее утро). Телевидение не успеет так рано показать, поэтому позвоню сама.

Весь вечер семья не находила себе места, отслеживая комментарии по телевизору. Из «ящика» то и дело доносилось: «Лидирует Иванова с двумя предупреждениями».

Когда Олимпиада вернулась в Москву, ее спросили, как она себя чувствует.

 — Так себе — пусто как-то на душе. Что хотела сделать — сделала. Уже и не хватает чего-то. Человек всегда чем больше добивается, тем больше ему хочется. Так и я — добилась чемпионского титула, теперь на Олимпиаду хочу.