Архив

Владимир Кильбург: «Не надо спорить с продюсером»

27 августа 2001 04:00
2114
0

Эта профессия пришла к нам с Запада, и до сих пор в русском языке ей нет точного определения. Продюсером сейчас быть модно. От этого слова веет могуществом и богатством. Но если многих музыкальных продюсеров мы даже знаем в лицо, то о продюсерах киношных нам известно намного меньше. Вот мы и решили полюбопытствовать о роли этой новой профессии в отечественном кино у известного продюсера Владимира Кильбурга.



 — Владимир, я думаю, что первый вопрос продюсеру о деньгах будет вполне уместен. Голливудская мудрость гласит: «Ты стоишь столько, сколько твой последний фильм».

 — Бюджет фильма «Антикиллер» (по роману Данилы Корецкого), который я сейчас делаю, — это оправданные расходы. В «Антикиллере» такие трюки, которых до этого в нашем кино еще не было. У нас машины фантастически взлетают в воздух на высоту трехэтажного дома, переворачиваются, взрываются, и не абы какие, а «Ауди», «Хаммер», «Гранд Чероки». Более 16 машин мы таким образом разбили… Приятно то, что «Антикиллер» еще не вышел, а на Московском международном фестивале трюкового кино «Прометей» фильм удостоен специального приза оргкомитета в номинации «Лучший трюк в кинематографе».

— Судя по всему, скоро мы увидим очередной отечественный боевик. Снимая его, вы ориентировались в основном на молодежную аудиторию?

 — Нет, почему. Вот вы посмотрите, ведь после «Место встречи изменить нельзя» качественных боевиков почти не было. Мы просто решили заполнить эту нишу. В картине много звездных имен, причем таких, каким симпатизируют совершенно разные возрастные группы. Старшее поколение с удовольствием посмотрит Ульянова, Бортника, Белявского, Шакурова, а молодежь — Куценко, Балуева, Сухорукова, Сидихина, Ефремова, Ф. Янковского.

— А режиссер ленты, я знаю, Егор Кончаловский?

 — Да, хотя разговаривали со многими. Но для продюсера ведь крайне важно обнаружить в режиссере единомышленника. И с Егором мы очень быстро нашли общий язык.

— И все равно, вы думаете, что боевик — это то самое, чего жаждет публика на сегодняшний день?

 — Мы уже слышали упреки, что фильм у нас чрезмерно жесткий, герои друг друга рубят-режут, море крови. Но зритель ведь, который всегда прав, идет на экшн толпами. Он требует красивого масштабного зрелища. Для чего в кинотеатрах и ставят хорошие проекционные аппараты, звук DOLBY SURROUND. В России уже много современных кинотеатров.

— Значит, будущее российского кино за боевиками?

 — А вы знаете, мне безумно хочется снять детскую сказку. Это потрясающая вещь! Добрые сказки необходимы. У меня у самого двое детей, одному три года, другому семь, и смотрят они старое — про Бабу Ягу, Кощея Бессмертного. Последний хороший фильм — «Сказка о потерянном времени», и то ей уже лет тридцать. А у нас детское кино, к сожалению, после ухода Ролана Быкова почти не снимается. А спрос гигантский. И если кто-то мне скажет, что сказка экономически невыгодна, он мне этого никогда не докажет. И я мечтаю снять такую костюмированную сказку европейского уровня с большим бюджетом.

— Вот мы снова заговорили о деньгах. А откуда, позвольте узнать, берете средства?

 — Обычно никто не сообщает, где взял деньги. Источники самые разнообразные. Во многом помогает федеральный закон по поддержке кинематографа, берем кредиты. Иногда помогают спонсоры. Конечно, как правило, это друзья, которые тебе доверяют. Поэтому здесь основную роль, безусловно, играет личное отношение. Ведь, согласитесь, довольно-таки сложно прийти к незнакомому человеку, за 15 минут расположить к себе, сделать так, чтобы он проникся твоей идеей, поверил в нее. Так бывает крайне редко.

— Сумма, вложенная в производство фильма «Антикиллер», впечатляет…

 — Да, на российском рынке фильмов с таким бюджетом немного. Одной продюсерской компанией невозможно вытянуть такой проект, где нет ни копейки государственных денег. Поэтому мы и решили объединить свои усилия. «Антикиллер» ведут две кинокомпании и, соответственно, два продюсера — я и Юсуп Бахшиев. Получился некий холдинг, а в прошлом году мы еще организовали и дистрибьюторскую компанию, чтобы мы могли фильмы не только сами выпускать, но и сами продавать; чтобы цикл не нарушался и была возможность полностью контролировать не только производство, но и спрос на свои картины. Теперь есть возможность изучения рынка и нет опасений, что нас обманут.

— Кинотеатры с удовольствием берут наши картины?

 — Разумеется, нет. Директора кинотеатров покупают пакетами третьесортные американские фильмы. На кинорынках во всем мире они стоят гроши. Получается замкнутый круг — денег нет, потому что в прокат не берут; в прокат не берут, потому что нет зрелищных фильмов; а таких фильмов нет потому, что нет денег. Вот такая история. К счастью, этот круг потихонечку разрывается.

— Хорошо, давайте вернемся к съемочному процессу. Ведь мы много лет считали, что главный человек в фильме — это, бесспорно, режиссер.

 — У проекта есть одна голова — это продюсер. И не надо с ним спорить ни режиссеру, ни директору, ни кому бы то ни было. Это верно, как верно и то, что на съемке не надо висеть над режиссером и делать ему замечания публично. Мы, например, с Юсупом и Егором на первоначальном этапе составили вместе общий скелет фильма, основной костяк актеров, а потом уже обязанности разделили. Я занимаюсь организационными проблемами, а Юсуп каждый день проводит на съемочной площадке вместе с Егором, контролирует творческий процесс. Так гораздо удобнее.

— В последнее время стало модным приглашать играть в российских фильмах зарубежных актеров. У вас их нет. Почему?

 — Мы хотели на роль одного из криминальных авторитетов в нашем фильме пригласить Микки Рурка. Неплохая идея была, по-моему. Он сейчас стоит недорого и до сих пор очень любим. Но из-за недостатка времени не получилось. Хотя наш агент в Америке уже вел переговоры с агентом актера.

— То есть сейчас это все достаточно легко?

 — Проблем нет. Нас ведь всего-навсего океан разделяет, да и телефоны имеются. Вот Юсуп уже третью ночь подряд разговаривает с режиссером из Кореи, которого мы хотим пригласить монтировать в «Антикиллере» сцены экшн.

— А как же Kончаловский?

 — Кончаловский монтирует фильм целиком, кореец — только экшн.

— Любой продюсер, даже думая о сверхдоходах и прибыли, все равно лелеет мечту создать незабываемый шедевр. Эти желания вообще сочетаемы?

 — Во вкусовых претензиях создателей фильма должен, на мой взгляд, присутствовать здоровый компромисс. Ты, конечно, можешь уйти глубоко в авторское кино, показать свой сложный внутренний мир, и, возможно, будешь хорошо принят на фестивалях. Но к коммерческому успеху это не будет иметь никакого отношения. Хотя, разумеется, встречаются и исключения.

— Хорошо, Владимир, тогда скажите, пожалуйста, как вы полагаете, продюсером надо родиться?

 — Многие способности, конечно, должны быть врожденными. Если человек в принципе может открыть свой клуб, например, или сделать звезду из никому не известного парня из Митина, то это продюсер, безусловно. Дотошностью неплохо бы обладать. Такой абсолютной скрупулезностью ведения учета, контроля над мелочами. Кино — это дело такое: деньги очень быстро растворяются, хотя уходят вроде бы на дело. А вообще… Мне друзья часто говорят, когда у меня случаются проблемы на работе, в личной жизни: «Ты же продюсер, спродюсируй эту историю!» Понимаете, главное ведь в том, чтобы понять, можешь ты сделать что-то или нет.