Архив

Танго втроём

8 октября 2001 04:00
769
0

Кристина изменилась. За все два с половиной часа, что она была у нас на днях в редакции, ни разу не сняла своих модных розовых очков — в пол-лица, которые обычно носят актрисы за 60. Она была вся какая-то словно деревянная — словно не здесь, словно не она. Мужчины дышали в трубку: «Да я просто голос ваш услышать хочу, говорите, что хотите». Дамы бальзаковского возраста выговаривали: «Мама тебя тащит, у нее голос так голос, а у тебя? И когда ты только петь бросишь?!» На все она реагировала одинаково холодно.

Вопросов от вас, дорогие наши читатели, было много, поэтому половину вы могли уже прочитать в номере «МК» за субботу, 22 сентября. Другая половина — перед вами.

— Меня зовут Ольга. Скажите, было ли в вашей жизни, как в вашей песне, танго втроем?

 — Вы знаете, мне кажется, в жизни каждой женщины, наверное, бывают подобные ситуации. Не постоянно, но один-два раза — у кого же не было.

— Если не секрет, сколько денег вам заплатили за рекламу колготок и жвачки?

 — Цены, к сожалению, не могу назвать, это коммерческая тайна. Скажу так: я их не себе в карман положила, эти деньги плавно перешли на финансирование очередного клипа. Благодаря этим гонорарам (не шибко большие деньги, но тем не менее) я помогла себе снять полклипа — на целый этих денег все равно не хватило.

— Беспокоит Владимир, мне 23 года, и уже много лет с удовольствием слежу за вашим творчеством. Мне вот что интересно, Кристина, чем вы готовы пожертвовать ради сцены, ради работы? Помню, в детстве вы ради кино даже побрились наголо, что для девушки, думаю, жертва немалая…

 — Честно говоря, не хочется жертв, их и так предостаточно. Особенно, в личной жизни жертвовать чем-то совершенно не хочется. Пока самая большая уступка работе — это мое свободное время, возможность ухода за собой, хотя, конечно же, немного страдают дети.

— В общем, как у всех.

 — Я и не отличаюсь.

— Кристина, я вам желаю, во-первых, не бояться экспериментировать. Во-вторых, не обращайте внимания на то, что пишут о вас, о вашей семье, не комплексуйте по этому поводу. Вас часто сравнивают, допустим, с вашей мамой…

 — А как же нас не сравнивать-то!

— Не беда, что у вас голос не такой, как у Аллы Борисовны, зато Пугачева не умеет так танцевать, как Орбакайте. Желаю вам больше сниматься в кино, потому что все ваши кинопроекты очень удачны. И конечно же, побольше петь и танцевать.

 — Спасибо большое. Экспериментировать не бросаю. Скоро, в ноябре, у нас в Театре эстрады будут премьеры, готовим новый спектакль. Так что эксперименты продолжаются.

— Людмила из Реутова звонит. Простите, если вам мои вопросы покажутся слишком уж приземленными — сижу дома, детей воспитываю. Так вот, я думаю, у вас немалый гардероб. Скажите, как поступаете со старыми, надоевшими вещами?

 — Отдаю знакомым, друзьям. Как-то одному театру для постановки спектаклей подарила свои старые концертные костюмы.

— Сколько у вас пар обуви?

 — Честно говоря, не считала. Ну, может быть, 10. Это много или мало?

— Нормально, наверное. А от Аллы Борисовны у вас есть что-нибудь?

 — У меня были одни туфли, но я их опять-таки отдала. А из новой коллекции у меня пока ничего нет.

— Какие духи предпочитаете?

 — Стараюсь попробовать все парфюмерные новинки, особенно с необычными, природными запахами: мимозы, ментола и… в общем, всякие.

— Здравствуйте, Кристина, меня зовут Нина Павловна. Я вот что думаю, может, вам лучше просто сниматься в кино? Ведь на сцене, в концертах вы просто никакая.

 — Зачем же мне сниматься в кино, если я «никакая»?

— В кино всякие нужны, даже косоглазые.

 — Видимо, я просто не в вашем вкусе. Что ж, на нашей эстраде много других артисток.

— Так куда ни посмотришь — везде вы, в газетах тоже…

 — Так вы не смотрите и не читайте.

— Доблестные столичные органы УВД звонят. Вас маньяки до сих пор не доставали?

 — Ну, всякое бывает, и телефонные звонки, и хакеры…

— Что же вы никогда к нам за помощью не обращались?

 — Скромность. Не хочется вас загружать своими проблемами. Но если что, буду иметь вас в виду. Тьфу-тьфу, конечно. Лучше на Дни милиции встречаться или просто по телефону поболтать.

— У вас есть чисто милицейские песни?

 — Нет. Спецзаказов пока не было.

— Скажите, когда в какой-нибудь клуб или ресторан выбираетесь отдохнуть, вы маскируетесь, черные очки, парик надеваете?

 — Не маскируюсь. Это бессмысленно — все равно почему-то все узнают. Потому если куда и выбираюсь, то только с друзьями, коллегами.

— То есть возможности пристать к вам на улице нет?

 — Чего ж ко мне приставать?! Подходят люди, естественно, просят автограф — почему нет?

— Последний вопрос. Практически вся ваша семья участвовала в «Евровидении», у вас нет планов повторить этот подвиг?

 — Я была там, когда мама выступала. Сидела в зале и видела, какая в этом конкурсе политика, как раздаются места. Там конкурс скорее политический, чем песенный. Потому мне не интересно там выступать… Вообще не люблю конкурсы, для меня это как экзамены. Всегда хотелось поскорей закончить школу, институт — чтобы с экзаменами не связываться.

— Получается, вы не согласны с тем местом, которое ваша мама заняла на «Евровидении»?

 — Я не знаю, согласна или нет. Меня, естественно, обвинят в необъективности. До конкурса шли репетиции, и уже было понятно, кто какое место может занять. У мамы было третье место. Но по каким-то политическим причинам в жюри это все переиграли.

— Меня зовут Наталья, работаю менеджером. Кристина, можно задать личный вопрос? Мне кажется, вы человек взрывной, импульсивный, верно?

 — Да, у меня действительно взрывной, но отходчивый характер. Бываю и вредная, и добрая — всякая. Но я очень требовательна и к себе и к людям, которые рядом со мной. Поскольку жизненный темп ускоряется, постоянно хочется, чтобы все очень быстро двигались и соображали. Когда не получается, начинаю раздражаться. Мама меня даже обзывает спичкой, потому что я быстренько так зажигаюсь, но меня и очень легко утихомирить.

— Если вы раздражены, то как себя успокаиваете? Может, у вас есть собственный психоаналитик или учитель йоги?

 — Нет, никого подобного у меня нет, может быть, пока. Не занимаюсь ни йогой, ни медитацией, ни психоанализом. Хотя йога меня действительно привлекает — для дыхания очень полезна. Самое главное, когда много обязанностей, ответственности в жизни, некогда думать о депрессии, плохом настроении. Оно как-то само собой улетучивается. А может, я просто оптимистка по жизни.

— Кристина, пока вы еще достаточно молоды, но, скажите, не задумываетесь ли о старости, о том, какой будете, предположим, лет через 30?

 — Я не знаю, что будет со мной даже завтра, как же можно планировать будущее на 30 лет вперед? Просто живу сегодняшним днем, стараюсь максимально успеть то, что мне предлагается на текущий день. Хочу успеть многое, может быть, иногда разбрасываюсь. Знаю одно — всегда буду как можно дольше стараться жить интересно, активно.

— Меня Алексей зовут, учусь на первом курсе ВГИКа. У вас какие-то новые роли будут в ближайшем будущем?

 — Пока нет, сейчас играю в театре. Фильмы только обсуждаются.

— Когда режиссеры предлагают вам какие-то сценарии, как думаете, они видят в вас актрису или известного человека, который может помочь своими связями?

 — По-разному. Кто-то действительно хочет привлечь меня в свой проект, чтобы я нашла финансирование. А кто-то обращается ко мне как к актрисе.

— Каких предложений больше?

 — Больше — как к актрисе.

— Говорят, нет такого актера, который не хочет сыграть Гамлета, а кого бы вы хотели сыграть?

 — Просто хочу играть, потому что я актриса и мне моя профессия безумно нравится. На сегодняшний день у меня очень интересные и сложные роли. Вообще есть столько замечательных ролей, о которых ты даже и не мечтаешь. А тебе могут предложить.

— Есть ли такие роли, от которых вы сразу откажетесь?

 — Не думала, от чего бы я могла отказаться. Наверное, от чего-то слишком пошлого.

— Вы верующий человек?

 — Да, у каждого человека, мне кажется, есть своя вера, свой Бог. Если вас интересует, к какой конфессии я принадлежу, то я — католичка.

— В вашей семье не возникают конфликты на религиозной почве?

 — Нет. У нас в семье переплелось много разных религий и культур (например, я католичка, мой старший сын православный, а младший — мусульманин), но так ведь даже интересней.

— Ходят слухи, что на самом деле вы сейчас не одна. Это правда?

 — Ну какая разница! Все равно я правды никому не скажу. Но, естественно, у меня есть поклонники.

— Но серьезного еще нет пока?

 — Нет.

— Это с вами Малика из Москвы говорит. Вы нашей семье очень нравитесь, если будет возможность, пожалуйста, приезжайте к нам в гости вместе с Дэней.

 — Хорошо, приедем.

— Как будет время, звоните нам, мы лагман приготовим. Вы же любите национальное наше, правда?

 — Да, очень.

— Может, это и не мое дело, но так мне хочется, чтобы вы с Русланом помирились.

 — А мы и не ссорились. Мы хорошо ладим.

 — Всех нас так радовал ваш союз. Желаем вам, чтобы вы всегда были вместе.