Архив

Топор нибелунгов

8 октября 2001 04:00
1031
0

Группа «Rammstein» появилась весной 1994 года в Восточном Берлине. С тех пор ее состав не менялся (на фото слева направо):

Оливер Ридель (бас) — бывший штукатур. Однажды чуть было не загремел на нары: побил соседа за громкую музыку;

Кристоф Шнайдер (ударные) — работал на метеостанции в горах;

Кристиан Лоренц (клавишные) — бывший грузчик на бойне, фабричный рабочий;

Тилль Линдеман (вокал) — бывший участник олимпийской сборной Германии по плаванию, отец троих детей;

Ричард З. Круспе-Бернштайн (гитара) — бывший кассир в магазине и начинающий журналист;

Пауль Ландерс (гитара) — бывший библиотекарь. В детстве прожил целый год в Москве. Особенно ему запомнились пирожки, квас и куплеты из мультфильмов.

Achtung! Achtung! Erste Kolonne marschiert! С замиранием в сердце московские поклонники тяжелой музыки ожидают приближения к столице взвода тевтонских чудо-богатырей — знаменитой металлической группы «Rammstein». В преддверии оккупации ими стадиона «Лужники» наш корреспондент произвел стремительный марш-бросок и захватил «языка» — гитариста группы Пауля Ландерса, каковой Пауль и был им с пристрастием допрошен.

— Гутен абенд!

 — Sdrawstwuite!

— Прежде всего о названии группы. Правда ли, что оно связано с печально знаменитой авиакатастрофой на авиабазе Рамштайн в 1988 году, когда погибло 80 человек?

 — И да, и нет. Мы, конечно, подразумевали это, когда придумывали название. Но мы пишемся через два «м», а город Рамштайн — через одно. Так что «Rammstein» в переводе с немецкого значит «каменный топор». А вот наша песня «Рамштайн» — она как раз про ту катастрофу, когда на авиашоу истребитель упал на толпу зрителей. Когда мы ее поем на концертах, весь зал кричит: «Рамштайн! Рамштайн!». Получается эффектно.

— Всем членам группы уже четвертый десяток. Ваши основные конкуренты по «тяжелому» цеху — «Tool», «Limp Bizkit» — значительно моложе. Да и слушают вас в основном подростки. Не ощущаете какого-то противоречия?

 — Мы будем заниматься музыкой, во-первых, пока нам не надоест, во-вторых, пока это будет интересно слушателям.

— Мик Джаггер когда-то сказал, что не представляет себя играющим рок-н-ролл в пятьдесят лет. Однако вот ему уже почти шестьдесят — и ничего, поет.

 — Вот именно. Хотя, конечно, есть противоречие между возрастом и рок-н-роллом. Но есть же немало отличных групп, в которых играют люди немолодые. К тому же большинство музыкантов ничего больше и не умеет. А если публика ходит на концерты, то с чего бы им «завязывать». Но мы, я надеюсь, не очень долго будем этим заниматься. Я хочу сделать в жизни что-нибудь еще. Не всю же жизнь играть на гитаре!

— Вы поете на немецком языке и тем не менее устойчиво популярны в США, в других странах, где не говорят по-немецки. Как вы думаете, чем это объяснить? Ведь почти все поп- и рок-музыканты с мировым именем поют по-английски. Даже немцы — «Scorpions», к примеру…

 — Наша музыка тесно связана с языком, на котором мы поем. Мы пытались спеть пару наших песен на английском — не вышло. Пропала энергетика. Немецкий язык играет очень большую роль в наших песнях.

— Пару лет назад в американском городе Коломбайн два подростка, увлекавшихся тяжелой музыкой, расстреляли своих одноклассников. На обвинения со стороны представителей родительской общественности Мэрилин Мэнсон (один из кумиров деток) заявил, что они-де слушали вовсе не его пластинки, a «Rammstein» и «KMFDM». Что скажете?

 — У этих парней и диски «Pink Floyd» были, между прочим. Но это ж кому из вас, журналистов, интересно? Всегда во всем виноват тяжелый рок. Убивает не оружие — убивает стреляющий из него человек. А если он захочет кого-то убить, так убьет. Не найдет «Калашников», так купит «М−16»…

— Кстати, о тяжелой музыке. В немецких музыкальных изданиях ваш стиль часто называют «танц-метал». А как вы сами его назвали бы?

 — Я думаю, то, что мы играем, — это шлягер-метал.

— Ваше шоу часто сравнивают с «KISS». Не боитесь, что со временем начнут сравнивать со «Spinal Tap» (пародийная хэви-метал-группа из одноименного фильма Роба Райнера. Общепризнанный символ пошлости и китча. — В. Т.)?

 — Хе-хе. Знаете, бывает, то, что мы разыгрываем во время выступления, нам кажется очень серьезным и важным, а люди смеются. И наоборот: мы валяем дурака, а публика придает этому какой-то важный смысл. Так что мы решили вообще на это плюнуть. Сами думайте.

— Вы стали известны общемировой аудитории после того, как ваши песни прозвучали в фильме знаменитого американского режиссера Дэвида Линча «Потерянное шоссе». Кто кого нашел?

 — Хе-хе. Первый шаг сделали мы. Мы хотели, чтобы Линч снял нам видеоклип. Но он был очень занят съемками фильма. А во время съемок все время слушал «Rammstein» — очень мы ему понравились. И сделал второй шаг: попросил разрешения включить в саундтрек две наших песни. Мы, естественно, согласились.

— Обложка последнего альбома довольно-таки шокирующая. Это настоящий мертвый ребенок или муляж?

 — Это настоящий мертвый младенец. А что вас, собственно, шокирует? Сама картинка или то, что ребенок — мертвый? А если я скажу, что ребенок спит? Вас это уже не будет шокировать?

— Гм! Как-то меня пугает то, что сотни тысяч подростков по всему миру купили диск с мертвым ребенком на обложке…

 — А почему? Мы ж его не убили для того, чтобы снять. Он уже был мертвый. И фотография очень эстетичная сама по себе. У фотографов (Даниэль и Гео Фукс. — В. Т.) очень интересный взгляд на смерть. Они показывают, что она может быть не только ужасной, но и очень красивой. Здесь, в Европе, смерть считается чем-то неприятным, страшным, о ней стараются не думать. А в других культурах смерть играет большую роль.

— В вашем последнем клипе террористы захватывают здание. В связи с трагедией в Нью-Йорке и в Вашингтоне его, наверное, сняли с эфира американского MTV?..

 — Его сняли с ротации в Германии. А в Америке его вообще в эфир не пустили — еще до теракта. У них там строгие принципы на этот счет: нельзя показывать оружие, насилие… Ничего нельзя показывать. С другой стороны, когда я бываю в Америке — а я часто там бываю, — то вижу, что в кинотеатре совсем маленькие дети смотрят фильмы, в которых сплошная мясорубка. Этого я совершенно не понимаю.

— А скандальный клип к песне «Stripped» с кадрами из фильмов нацистской кинорежиссерши Лени Рифеншталь показывали в Америке?

 — Думаю, что да. Там же кадры не с нацистами — со спортсменами.

— А можно ли разделить искусство и политику?

 — Хороший вопрос. Не знаю. Но мы попробовали. Многим, я знаю, не понравилось.

— Недавно вы сделали кавер-версию песни «Das Modell» ваших соотечественников — легендарной группы «Kraftwerk». Как вы думаете, авторам ваш вариант понравился?

 — Точно знаем, что не понравился. Ну и что?

— Вы все выросли в Восточной Германии. Учили ли вы русский язык?

 — Да, в ГДР русский учили в обязательном порядке, но мы его, конечно, толком не выучивали. Я в этом смысле исключение: ребенком я прожил год в Москве и неплохо знаю русский.

— Любимая музыка группы «Rammstein»? Вагнер, наверное?..

 — Все что угодно — от Джонни Кэша до «Modern Talking».

— Любимый напиток?

 — В зависимости от настроения. По крайней мере, то, что горит.

— А любимый фильм?

 — Да много разных. А про Гену и Чебурашку еще снимают?..

— К сожалению, нет. Но старые показывают. Наконец, что бы вы сказали своим московским фэнам?

 — Мы напряженно ждем этого концерта. И понятия не имеем, что нас ожидает.

В Бостоне группу арестовали сразу после концерта за непристойное поведение. Во время шоу вокалист с помощью резинового фаллоимитатора делал двусмысленные движения с клавишником. После задержания музыканты предстали перед судом.

На буклете альбома «Rammstein» «Sehnsuht» музыканты сфотографированы с похожими на столовые приборы железками на лицах. Но это не вилки и не яйцерезки, а медицинские инструменты небезобидного назначения. Ими блюстители чистоты арийской расы во времена Третьего рейха мерили габариты черепов своих сограждан, дабы решить: в печку их или в окопы.

Клип «Stripped» целиком состоит из кадров фильма «Олимпия», посвященного мюнхенской Олимпиаде 36-го года. Физически и духовно здоровые спортсмены бросают диски, копья, молоты, стреляют из луков и т. д. Место же, на котором должно развеваться знамя нацистской Германии, занято реющим звездно-полосатым флагом США. После этого видео на группу посыпались обвинения в фашизме, нацизме и прочих смертных грехах. Их песни не брали на европейское радио, а самих музыкантов очень неохотно пускали с концертами в Америку.

«Rammstein» считают, что просто выйти на сцену и сыграть — это скучновато. Пиротехнические эффекты — взрывы, фейерверки, огонь, фронтмен Тилль Линдерманн в пылающем асбестовом пальто, бутафорские кровь и сперма — визитная карточка «Rammstein».

У всех музыкантов «Rammstein» остались ожоги от пиротехники. Первое время они сами устраивали все пиротехнические трюки. Но после того как музыканты чуть не спалили концертный зал в Гамбурге, когда загорелся и рухнул фоновый занавес, они решили пригласить профессионалов. Сейчас новое шоу «Rammstein» строится на использовании неона и воды.

На фестивале «Family Values» все группы выступали в маскарадных костюмах. «Korn» оделись рокерами восьмидесятых, «Limp Bizkit» в полном составе изображали Элвиса Пресли. «Rammstein» решили выступить в костюмах Адама, правда, как положено, прикрылись фиговыми листочками. Как только они вышли на сцену, начался настоящий переполох. Когда двое музыкантов ушли за кулисы, охранники помешали им вернуться на сцену. Остальные музыканты хотели рассказать обо всем публике, но организаторы отключили микрофоны, боялись, что начнутся беспорядки.