Архив

ПОРТРЕТ

Крайне банально начинать очерк о Ксении Драгунской с того, что она дочь знаменитого советского писателя Виктора Драгунского и что именно о ее брате написаны чудесные «Денискины рассказы». Что всю жизнь она живет в пределах Садового кольца или в писательском поселке под Москвой. Но эта банальность является составляющей частью ее жизни.

1 октября 2002 04:00
937
0

Крайне банально начинать очерк о Ксении Драгунской с того, что она дочь знаменитого советского писателя Виктора Драгунского и что именно о ее брате написаны чудесные «Денискины рассказы». Что всю жизнь она живет в пределах Садового кольца или в писательском поселке под Москвой. Но эта банальность является составляющей частью ее жизни, и именно она, наверное, определила всю эту жизнь и занятия литературой. Довольно долго ей казалось, что все такие, как она.

Ксения говорит о себе как «о московской девочке из благополучной писательской семьи: ни у кого в семье не было ни цирроза печени, ни белой горячки». Она закончила без всяких сюрпризов и неожиданностей сначала 30-ю языковую школу на Цветном бульваре, а потом, в 1988 году, сценарное отделение ВГИКа. После окончания института работала какое-то время на студии «Мосфильм», на закате ее советского периода.

Ксения любит слова («я фарцую словами, и это приносит деньги») и языки («мне бы стать лингвистом») и мечтает «на пенсии» всерьез заняться языками, которые помогают открыть скрытые в повседневной жизни особенности языка родного. В студенческие годы Ксения была одной из самых «писучих» студенток, что, как ей кажется, очень способствует научению профессии, то есть когда количество написанного постепенно переходит в нужное качество.

В Москве она почти никого не видит и нигде не бывает, иногда только в театре, с коллегами-литераторами особых отношений не поддерживает. Можно сказать, что Ксения «домашний человек»: «У нас дома очень ценятся сантименты, поцелуйчики, я каждое утро готовлю сыну бутерброды в школу и заворачиваю их в пергаментную бумагу, провожаю его и встречаю».

Родной город, к сожалению, последнее время ей не очень нравится — ни как «персонаж», ни как среда обитания, хотя раньше Ксения обожала Москву.

Она любит лес и море, актеров («я пишу для актеров»), детей после трех лет и собак. Каждый год, особенно на Пасху, старается побывать в Угличе. Там сохранилась чудесная старорежимная гостиница с колоннами на фасаде и дежурными на этажах. По дороге обязательно заезжая в любимый город Мышкин. «Путешествия меня очень возбуждают, мне нравится вести машину, но не по автострадам, а на маленьких проселочных дорогах». Ей нравится бывать в деревне и в небольших русских городах.

К тому, что она женщина, не относится никак. Последнее время говорит о себе как «о существе, потрясенном существованием» (Ля Гарс, французский драматург ХХ века). «Мне не нравятся женская удушливость и женская пошлость».

Может быть, это покажется странным, но Драгунская к театру всегда была равнодушна, и ее встреча с театром произошла достаточно случайно. Ксения говорит, что она очень ленивый человек и делает только то, что само как-то идет, то, что нетрудно. Но именно театр дал ей возможность раскрыть ее тексты, что и является для нее мерилом успеха, как профессионального, так и человеческого. Ей кажется, что людей, которые могут адекватно работать с текстом, очень немного. Один из этих людей — режиссер Ольга Субботина, которая поставила в 2001 году в Центре драматургии и режиссуры на сцене Центра-музея Владимира Высоцкого любимую пьесу Драгунской «Ощущение бороды». Это, собственно говоря, лирическая проза, и режиссер вместе с актерами совершили просто подвиг, сделав из прозаического текста подлинно театральный спектакль.

Пьес у Драгунской много, и писать их ей всегда было легко. Первая пьеса называлась «Земля Октября» (1993), и была поставлена на радио в Германии. Иногда ей нравится писать мюзиклы, как, например, идущий в театре Et Cetera мюзикл «Моя fair lady» (по мотивам «Пигмалиона» Б. Шоу). В том же театре идет спектакль по ее пьесе «Секрет русского камамбера, утраченный навсегда-навсегда» (1996).

Некоторые пьесы идут по России, и, когда есть возможность, Ксения, с ее любовью к небольшим русским и нерусским городам (например, Таллину), с удовольствием туда ездит. В этих театрах можно на репертуарной афише увидеть стоящие одно за другим имена: Еврипид, Чехов, Драгунская, Шекспир.

Довольно много детских пьес Драгунской идет также в театрах страны: «Рыжая пьеса про людей», «Все мальчишки дураки», «Большая меховая папа», «Огурцы и другие пирожные».

Еще Ксения Драгунская, писатель, дочь писателя, считает, что «в России всегда очень много писали, и не культивировать этого, не поддерживать силы художников и писателей — крайне недальновидно со стороны государства». Не поспоришь.