Архив

А из нашего окна Площадь Красная видна…

5 ноября 2001 03:00
873
0

«Вы когда-нибудь летали на бомбардировщике?» — «Нет», — озадаченно ответила я. «Ну так вот завтра и полетите», — ответил по телефону мужской голос, когда я позвонила в студию НТВ «Россия» и напросилась в гости. Потому что, когда слышишь в новостях фразу: «А сейчас на прямой связи с «Останкино» из студии «Россия»… (дальше следует имя гостя, который неизменно появляется перед зрителями на фоне башен Кремля), невольно возникает вопрос: перед нами умелый монтаж или действительно настоящая картинка в реальном времени? Что мы и решили выяснить…

Тайна прояснилась довольно быстро. Хотя на телевидении и впрямь многому верить нельзя (обманут как пить дать), студия «Россия» действительно существует. И Кремль из ее окон виден настоящий, и машины в реальном времени ездят, и туристы по Красной площади гуляют (что мы и наблюдаем во время прямых включений из «Останкино»). А все потому, что располагается она на 12-м этаже западного крыла гостиничного комплекса «Россия», откуда открывается совершенно потрясающий вид на весь исторический центр столицы. Настоящая открытка в окне: Кремль, Спасская башня, собор Василия Блаженного, храм Христа Спасителя, Москва-река с перекинутыми через нее мостами, высотка МГУ… Между прочим, именно этот вид из окна, по официальным данным ЮНЕСКО, признан самым красивым в мире. Поэтому, когда в 1997 году канал НТВ задумал оборудовать здесь собственную телевизионную студию для проведения прямых эфиров, ставка делалась именно на шикарную картинку за окном. Взяли в аренду 2-местный номер-люкс, пригласили бригаду инженеров из Литвы, и уже через несколько месяцев небольшая комната с двумя окнами изменилась до неузнаваемости. С виду, кстати, она так и осталась ничем не примечательной. Пройдешь по коридору — от дверей обычных номеров не отличить. Даже табличка отсутствует. А вот если открыть дверь…

«При чем же здесь бомбардировщик?» — все думали мы с фотокором по пути. Оказалось, что аппаратная этой загадочной студии настолько мала, что в коллективе ее шутя называют «кабиной бомбардировщика». Там действительно почти как в самолете — пульты с кнопками, экраны-мониторы, да еще периодически откуда-то сверху раздается голос «диспетчера» из «Останкино»: «Россия», вы нас слышите?" Конечно, слышат. Потому что в любой момент им могут позвонить и сказать, что скоро приедет какой-нибудь известный гость. Надо его встретить, подготовить к прямому эфиру, подсоединить наушник с микрофоном и усадить… на подоконник. Не в кресло, не за стол, а именно на подоконник (там даже подушечки лежат, чтоб мягче было). Таким образом и сам гость получается во всей красе, и за спиной у него красота неописуемая.

Дальше — дело техники и профессионалов. В студии точно знают, на какой минуте они должны включиться в прямой эфир. Тогда на двери загорается красная лампа с надписью «Оn Air», сидящий на подоконнике человек слышит в наушник вопросы ведущего и отвечает на них, смотря в камеру. Ну или не совсем в нее… Приехавшего однажды на эфир Мишеля Камдессю очень некстати разбил радикулит. Как ни старались его усадить прямо — ничего не получалось. Так и вышел бедняга в эфир под углом в 30 градусов. Господину Гайдару тоже по нескольку раз приходится напоминать, чтобы смотрел он прямо в камеру, а не по сторонам.

В большинстве случаев процесс подготовки занимает гораздо больше времени, чем гость находится в эфире. Владимир Вольфович Жириновский однажды провел полчаса, сидя на подоконнике перед объективом камеры. А когда наконец-то подошло время включения, на речь ему дали меньше минуты. Возмущению лидера ЛДПР не было конца! Хотя понять его в общем-то можно. Да и не один Жириновский такой. Многие политики, не успевающие выговориться за короткий эфирный промежуток, потом остаются и делятся накопившимися в них эмоциями с работниками студии.

Несмотря на свои более чем компактные размеры, возможности студии НТВ «Россия» очень велики. Именно оттуда начинались регулярные прямые эфиры программы Андрея Черкизова «Час быка», часто проводились съемки «Героя дня» со Светланой Сорокиной. Да и среди западных коммерческих каналов «Россия» имеет очень высокий рейтинг. Во время выборов президента РФ отсюда выходили в эфир восемь зарубежных телекомпаний с интервалом в 5—10 минут. И, к чести наших инженеров, ни одного сбоя в работе не произошло. Даже на разные экстремальные случаи здесь предусмотрены свои меры. Скажем, если во всей гостинице внезапно выключится электричество, это никак не повлияет на работу студии, которая снабжена собственным генератором. При слишком ярком свете солнца окно затягивают прозрачным тонированным экраном, чтобы блики не отражались на камере. Ну, а если на улице совсем мерзко (молнии сверкают или снегопад сильный), то здесь уже приходится прибегать к хитростям. На такой случай в студии имеется особый фотоэкран (результат труда дизайн-бюро НТВ) — наклеенная на лист оргалита фотография вида Кремля. Ставят ее на подоконник, и тогда хоть буря, хоть ураган — гость все равно будет сидеть на фоне красивой ночной Москвы, а мы — думать, что только на Красной площади нет дождя. Есть и еще один фотоэкран с изображением Белого дома (нашего, конечно). Это на тот случай, если в студию придут сразу два гостя. Их сажают на разные подоконники, одному ставят Белый дом в качестве фона, и получается, будто говорят они абсолютно из разных мест. Хотя на самом деле находятся в метре друг от друга. Возможности студии «Россия» позволяют организовать телемост одновременно с четырьмя экспертами — все зависит от режиссерского замысла. А в аппаратной в это время следят за связью: наблюдают, как смотрится гость на мониторе, а по обратному каналу — картинку из центральной аппаратной «Останкино». Коллектив в студии небольшой — девять инженеров плюс операторы, осветители и гримеры. Всего пятнадцать человек, из которых пятеро — женщины. Как говорится, золотая пропорция.

Старший инженер студии Александр Григорьевич Турецкий за четыре года работы познакомился уже со всей политической элитой. Поскольку помимо всего прочего на его плечах лежит и обязанность встретить гостя в фойе и пообщаться с ним перед эфиром. А случается, что и проводить до работы. «Как-то провожаю я после выступления академика Яблокова. А машина, посланная за ним с НТВ, застряла в пробке, — вспоминает Александр Григорьевич. — Поскольку он очень спешил на работу, я предложил ему свои «Жигули». И мы прекрасно пообщались, пока ехали. После эфира человек совершенно по-другому раскрывается. А самый интересный случай был, когда мы стояли с Ястржембским и любовались видом из окна. Я сказал: «Не правда ли, красивый вид?» На что он мгновенно отпарировал: «Оттуда вид еще лучше».

На знаменитом подоконнике студии «Россия» побывало уже столько политических деятелей, что перечислять их не хватит места: от упомянутого уже директора МВФ Мишеля Камдессю и генсека ООН Кофи Аннана до губернаторов российских областей. И уж конечно, все представители Госдумы сидели на мягких подушках не один раз. Ни разу не было лишь президентов, Ельцина и Путина, да председателя Совета Федерации Егора Строева. «Селезнев, правда, был лишь один раз, — вспоминает Турецкий. — У него очень строгая команда. Сказали, чтобы в следующий раз мы все заранее просчитали и никаких нештатных ситуаций не возникало. До него никто таких требований не выдвигал. Бывают и экстравагантные гости. Один из политиков подал мне руку и сказал: «Николай Второй». До сих пор не понимаю, почему он так представился». Но больше всего Александру Григорьевичу симпатичны военные, появлявшиеся в последнее время: «Когда мы устраивали телемост с Бельгией по вопросам, связанным с подъемом «Курска», у нас в студии на вопросы зарубежных журналистов отвечал адмирал Барсков. Вот уж где дисциплина в эфире сразу была видна».

Гримирует всех гостей бессменный мастер Тамара Леонидовна. Раньше она работала с актерами Большого театра, а теперь знает в прямом смысле «в лицо» всех политиков. Например, говорит, что Владимиру Лукину обязательно нужно накладывать побольше грима под очки, иначе останутся белые пятна от массивных стекол. А вот загоревшие лица приезжающих из областей губернаторов все время приходится высветлять. Иначе слишком неестественно они смотрятся на фоне наших бледненьких политиков.

Случались на съемках и курьезы. Однажды во время эфира Дмитрия Якушкина над ним настойчиво кружила муха, естественно, попадая в кадр. И поскольку из «Останкино» в монтажную уже кричали: «Уберите муху!», коллектив дружно окружил камеру, пытаясь отогнать ее бумагами, но все бесполезно. Правда, по окончании эфира вредное насекомое все же прибили. Причем аккурат на ботинке самого Якушкина.

Благодаря удачному расположению окон операторы «России» были первыми, кому удалось снять на пленку памятный «Запорожец» с пенсионером, некогда пытавшимся прорваться в Кремль. Да и съемки новогодней Красной площади с этого ракурса получаются как нельзя удачные.

Арендовав номер в гостинице «Россия» (сумма контракта, конечно же, осталась коммерческой тайной, однако можно предположить, что деньги гостиница получает солидные), НТВ по сути стал единственным федеральным каналом, который обладает возможностью в любое время дня и ночи снимать кремлевские стены. Что касается ОРТ, РТР и ТВ−6, они для своих прямых включений используют студию канала «Евровидение», вещающего в основном на Европу. Раньше она располагалась на этаж ниже энтэвэшной, однако ее камеры при этом неудачно упирались в крышу ГУМа. В этом году «Евровидение» также переехало на двенадцатый этаж, и теперь найти их довольно легко можно по приметным табличкам на дверях. А «Россия» табличкой так и не обзавелась. Шифруются.