Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Баночки с надеждой, или история одного королевства

1 ноября 2004 03:00
744
0

«Свое первое манто я нашла на полу. Мы с мамой навещали состоятельную кузину, и мое воображение поразила шкура леопарда под кофейным столиком… Как только взрослые удалились в другую комнату, я поддалась искушению и обернула себя в леопардовый ковер. Я прогуливалась взад и вперед с величием королевы. К моему стыду, за этим занятием меня и застали. Посмеявшись, моя щедрая кузина наградила меня трофеем. Мама, ковер и я отправились к скорняку, который превратил шкуру леопарда в пальто… Я его храню до сих пор».

«Свое первое манто я нашла на полу. Мы с мамой навещали состоятельную кузину, и мое воображение поразила шкура леопарда под кофейным столиком… Как только взрослые удалились в другую комнату, я поддалась искушению и обернула себя в леопардовый ковер. Я прогуливалась взад и вперед с величием королевы. К моему стыду, за этим занятием меня и застали. Посмеявшись, моя щедрая кузина наградила меня трофеем. Мама, ковер и я отправились к скорняку, который превратил шкуру леопарда в пальто… Я его храню до сих пор».

«Эсте — история успеха», Эсте Лаудер.



Первого июля 2004 года Эсте Лаудер, основательнице известной косметической компании, исполнилось бы… Но нет: «Спрашивайте меня о чем угодно, только не о моем возрасте!» — сказала бы миссис Лаудер. Хорошо, не будем. Мы скажем так — печально, но в конце апреля 2004 года все газеты напечатали некрологи. «Из жизни ушло воплощение американской мечты». «Женщина, которая не просто знала, чего хотела, но знала, как этого добиться». «Волшебная история девочки из Квинз». «Волшебная?! — рассмеялась бы в ответ Эсте Лаудер. — Хотите узнать, как делается волшебство? Работа! Тяжелый труд со слезами, бессонными ночами, разочарованиями, сомнениями. Волшебство! Ох уж эти журналисты — как они любят красивые истории. Если им верить, то я родилась где угодно — в Чехословакии, в Германии, в Австрии, в Венгрии, но только не в своем родном доме в Нью-Йорке, в районе Квинз…» Эсте Лаудер права — про нее складывалось столько легенд, что однажды она решила сама расставить все точки над «i» и написала автобиографию: «Эсте — история успеха». Хотите узнать, как все было на самом деле?



«Как только он [отец] выходил из дома, мама начинала расчесывать волосы. Она осознавала свою обязанность — да, именно обязанность, — быть настолько красивой, насколько это возможно».

«Эсте, ну сколько можно расчесывать мне волосы?! Сегодня ты причесала меня уже три раза! Лучше иди поиграй с сестрой. Только, пожалуйста, не мажь ей лицо кремом», — так день за днем повторяет мама маленькой Жозефины Эстер Ментцер — будущей Эсте Лаудер. «Эсте, перестань трогать чужие лица!» — ежечасно восклицает папа. Но Эсте не перестает — ей нравится возиться с чужими лицами. Прибежав домой из школы, девочка перво-наперво бежит в конюшню — дать кусочек сахара любимой лошади Бесси. А теперь можно приступать и к «процедурам», например, аккуратно похлопать по лицу красавицу Фанни, жену старшего брата. «Жертвы» терпеливо выносили эти пытки и удивлялись — откуда у маленькой девочки такая тяга к красивым баночкам-скляночкам, кремам, духам? Ах, Роза Шотц, не кокетничайте, вы знаете ответ…

Роза Шотц (Schotz) — мама маленькой Эсте — была плодом любви французской католички и венгерского еврея. Она вошла в жизнь своего мужа, чеха Макса Ментцера, с клеймом развода (не забывайте — мы в самом начале ХХ века!) и с грузом в виде шести детей от первого брака. Еще мама была старше папы на десять лет. Но эти «мелочи» папу, некогда отказавшегося от брака с племянницей императора Франца Иосифа, не смутили.

Мама же ни на секунду не забывала ни о бремени развода, ни тем более о разнице в возрасте. Поэтому она всеми силами боролась со временем. В ее арсенале были: необыкновенный крем для лица («из Европы!»), тонкие белые перчатки, огромные банки лучшего крема для рук («целуя даме руку, джентльмен читает ее родословную»). Мама воспринимала ванны как священный обряд, даже в пасмурные дни выходила из дома с большим зонтом («солнце старит кожу») и регулярно посещала европейские и американские СПА. Розу окружала аура красоты. От нее Эсте получила свои первые уроки. «Обязательно снимай с лица остатки крема. Но не салфеткой — что за перерасход! — а тыльной стороной ладони. Раз крем хорош для лица, хорош и для рук», «Красота — желание быть красивой», «Есть один секрет — представляй себя самой важной персоной. Будто все только тебя и ждут. Если по-настоящему представить, так и будет».

И еще один секрет — многие родственники по маминой линии были косметологами.



«Нет плохого бизнеса, есть хороший бизнес, который ждет, чтобы его нашли».

Есть мечты, которые так и остаются мечтами, есть мечты, которые становятся реальностью. Самое сложное — шаг от фантазий к действию. Carpe diem! — лови момент!

Момент сам постучался в дверь дома Ментцеров. Он предстал в виде тихого мужчины в очках по имени Джон Шотц. Мужчина был маминым братом из Венгрии, и трогать лица было его профессией — дядя Джон работал косметологом. Дядя Джон зачаровал Эсте волшебными кремами, секретными формулами и прозрачными баночками с магическими ингредиентами. От него она впервые услышала слова «чистка», «увлажнение», «питание». «Мыло?! Эсте, дорогая, никакого мыла. Мыло сушит кожу… если тебе непременно хочется умыться водой, тут же нанеси на лицо этот крем — он поможет коже сохранить влагу… Вот попробуй».

И Эсте пробовала. Вместе с дядей Джоном она устроила лабораторию в крошечной конюшне за домом. Теперь сразу после школы Эсте занималась не «процедурами», а «училась быть ученым». Материала для экспериментов находилось предостаточно — кремы раздавались школьным подругам килограммами. Эсте поняла — она поймала свой шанс…



«Спокойствие приятно, но ему не хватает экстаза достижения».

Следующего шанса пришлось ждать несколько лет. На этот раз добрую фею звали Флоренс Моррис, и она была хозяйкой нью-йоркского салона «House of Ash Blondes» («Дом пепельных блондинок»).

В первой половине ХХ века «карьерой» для женщины считались дом и семья. Выйдя замуж, переехав на Манхэттен и родив ребенка, Эсте, теперь именовавшаяся миссис Лаудер, была примерной женой и матерью. И вела такой же образ жизни, как большинство ее подруг: навести порядок в доме, приготовить обед, встретить ребенка из школы. Только раз в месяц она заходила в салон, чтобы довести до идеала белокурый цвет волос и найти новые лица, требующие ухода.

Походы в «Дом блондинок» непременно заканчивались на кухне в доме Лаудер — сюда Эсте приводила знакомых и незнакомых женщин на чашечку чая и на короткий сеанс красоты (да, она продолжала готовить волшебные кремы дядюшки Джона!). Женщины охали-ахали, глядя на свое обновленное отражение в зеркале, и уходили с баночками крема.

Однажды к Эсте подошла сама Флоренс Моррис: «Как вы умудряетесь сохранять вашу кожу такой свежей?» Что за вопрос? Не вопрос, а музыка! На этот раз Эсте вернулась в салон Флоренс Моррис значительно раньше, чем через месяц. «Спасибо, милочка. Не оставите ли вы мне ваши кремы? Я сейчас так занята!» Оставить?! «Это займет всего пять минут. Я только покажу, как правильно ими пользоваться». И не дожидаясь ответа — немного тоника, немного крема, немного светлой шелковистой пудры (тоже рецепт дяди Джона)… «Эсте, Вас не заинтересует предложение открыть собственный стенд в моем новом салоне?»

Да! Да! Да! Но прежде всего нужно решить маленькую задачку — у продуктов должно быть имя. Конечно, имя уже было: дядя Джон называл свои кремы Floranna — в честь жены. Но Эсте такой вариант не устраивал. Тщеславна? Она этого никогда и не скрывала. Это ее бизнес, ее кремы, и они должны носить ее имя! Только какое из имен выбрать?

…В начале нашей истории уже упоминалось девичье имя миссис Лаудер — Жозефина Эстер Ментцер (Josephine Esther Mentzer). История этого имени длинна и запутанна. Первое имя — Жозефина — было дано девочке в честь любимой тетушки ее итальянской няни. Второе — Эсти (Esty) — в честь любимой венгерской тетушки ее мамы. Если с первым именем проблем при регистрации ново-рожденной не возникло, то со вторым все оказалось не так просто. Клерк, в жизни не слышавший имени Esty, записал девочку как Эстер — Josephine Esther. Когда пришла пора отдать Жозефину Эстер в школу, папа, привыкший к тому, что дома девочку называли не иначе как Эсти (Esty) и не владеющий английским в совершенстве, записал имя дочки так, как слышал — EstОe. С чьей легкой руки EstОe превратилось в EstОe, остается загадкой. Наверное, мечтательная школьная секретарша решила добавить французского шарма в незнакомое имя…



«Удача — то, что мы создаем себе сами, невезение — то, что нужно терпеть».

С открытием прилавка в салоне миссис Моррис клиенты действительно выстроились в очередь. Несколько позже, когда имя Эсте Лаудер стало брендом, ее спрашивали: «Почему ваша компания практически не рекламируется?» Эсте знала о существовании двух способов рекламы — телефон и телеграф. Но доверяла лишь третьему — «скажи женщине».

Каждая женщина получала от Эсте маленькую баночку с кремом или пакетик с пудрой. Это сейчас они называются «пробниками», а тогда Эсте была первой, от кого клиенты уходили с подарками. Конкуренты не воспринимали Лаудер всерьез — стоит ли? — ведь такими темпами она все равно скоро разорится. Муж Эсте Джо иронизировал: «У нас бизнес по бесплатной раздаче товара. Очень выгодное дело!» Но Эсте знала — дело действительно выгодное. Каждая женщина — потенциальный клиент. Попробовав дома бесплатный крем от миссис Лаудер, потенциальные клиенты становились постоянными, приводили с собой дочерей, рассказывали о замечательных кремах подругам. И еще они звонили в большие магазины: «Скажите, вы торгуете кремами Эсте Лаудер?» Большие магазины терпеливо отвечали на телефонные звонки, но не торопились встретиться с миссис Лаудер — они имели стабильный доход и без маленького стенда с голубыми баночками. Это значительно позже прилавки EstОe Lauder появятся в самых престижных магазинах мира — Harrods, Selfridge’s, Saks Fifth Avenue, и Эсте сможет диктовать свои правила. Пока что ей приходится обивать пороги дорогих магазинов, часами просиживать в приемных байеров, годами добиваться выгодных контрактов, лично знакомиться со всеми редакторами отделов красоты всех модных журналов в каждом американском городе, где появляется продукция EstОe Lauder, терпеливо выслушивать «нет», возвращаться снова и снова, чтобы услышать «да», плакать ночами, учиться на собственных ошибках и верить в себя и своего любимого Джо.



«У каждого есть право на ошибку. Одну».

Свою книгу «Эсте — история успеха» Эсте Лаудер посвятила мужу: «Джо — моей любви, моему солнцу, моей идеальной половинке». Историю их любви сама Эсте называла «одной из величайших любовных историй всех времен». Но это осознание пришло с годами. Сначала же…

Она сидела на качелях. На ней была розовая блузка и полосатые шаровары. «Привет, блондиночка!» — прокричал он, проходя мимо. «Блондиночка? Что за фамильярность!» — подумала она… и целую неделю не могла выбросить его из головы. Он стал ее первым женихом. Ее первым и единственным мужем, отцом ее ребенка. Он исполнил ее давнюю мечту — привез ее жить на Манхэттен. Он стойко переживал с ней печали, но ему труд-но было разделять ее успех. «Мистер Эсте Лаудер» — какому мужчине понравится такое обращение? Джо хотел больше быть дома, Эсте обожала вечеринки. Он — зрелый и мудрый. Она — юна и нетерпелива. Как-то раз Эсте послушалась совета «доброжелательницы»: «Эсте, ты молода и красива. Зачем тебе муж, который тебя не понимает? Ты еще можешь начать жизнь заново…» Они официально расторгли брак в 1939 году, но даже не пытались найти новых спутников жизни. Как-то их сын Леонард тяжело заболел. Джо примчался в квартиру своей бывшей жены, чтобы вместе с Эсте дежурить у кроватки ребенка. «Эсте, что мы с собой делаем?..» Через четыре года после развода он снова — и теперь уже навсегда — стал ее мужем и лучшим партнером по бизнесу. А через год после их второй женитьбы на свет появился еще один наследник империи Лаудер — младший сын Рональд.



«Если что-то делаешь, делай это правильно».

В то время как большие магазины не спешили подписывать контракты с миссис Лаудер, нью-йоркские салоны красоты вели себя гораздо приветливее. Эсте провела несложную калькуляцию: если, продавая пять продуктов по два доллара каждый, она делала десять долларов в день в одном салоне, то продав по пять продуктов в пяти салонах… Пятьдесят долларов в день! Сумма по тем временам астрономическая! Правда, для начала нужно нанять сотрудников и запастись красивыми баночками для кремов.

Баночки — чрезвычайно важно. В них — не просто крем, в них — надежда каждой женщины стать красивее. Баночки обязаны выглядеть достойно их содержимого и должны… гармонировать с ванной каждого клиента EstОe Lauder. «Я не хочу, чтобы мои кремы были задвинуты в дальний угол. Они должны стоять на виду в каждой ванной комнате», — здраво рассудила Эсте и начала посещать дамские комнаты всех элегантных ресторанов и домов, где оказывалась. Закрывшись в ванной, она доставала из сумочки несколько образцов и поочередно подносила их к обоям. Результат — самый правильный, самый элегантный, самый-самый цвет — голубовато-зеленый. Фирменный цвет EstОe Lauder.

Перфекционизм Эсте Лаудер распространялся не только на выбор баночек. «Уровень качества важнее уровня продаж», — говаривала миссис Лаудер. В EstОe Lauder качество всегда значилось на первом месте. Но качественные продукты в отличной упаковке еще нужно уметь продать. У Эсте были свои методы торговли, поэтому она всегда лично присутствовала на открытии своих стендов, сама наносила кремы на лица покупателей и сама тренировала персонал (в будущем эта эстафета перейдет к ее невестке Эвелин).

«Никогда не навязывайте товар. Вместо агрессии и банального „Могу ли я вам помочь?“ говорите: „Мадам, у меня есть то, что вам идеально подойдет. Позвольте показать“. И никогда не обманывайте покупателя». Как-то на вопрос клиентки: «Эта помада долго держится?» старательная продавщица EstОe Lauder ответила: «Да, мадам, она практически не стирается». Находившаяся за спиной девушки Эсте Лаудер улыбнулась: «Мадам, если бы эта помада никог-да не стиралась, мне бы давно пришлось уйти из бизнеса».

Об искусстве Эсте Лаудер продавать давно ходят легенды. Она всегда гордилась тем, что умела продать товар там, где другие только разводили руками.

Эсте никогда не скрывала своей практичности. Да, она хотела помочь женщинам стать красивыми, но с выгодой для себя. В начале каждого дня она ставила себе задачу — «сегодня я заработаю столько-то». Однажды Эсте задумала продать баночек на одну тысячу долларов. Торговля шла отлично. Всего несколько минут до закрытия магазина, а в кассе… 998 долларов! «Мадам, у меня есть то, что поможет вам избавиться от этих мелких морщинок вокруг глаз и рта». «Морщинок?» — женщина, уже выходившая из дверей магазина, была явно застигнута врасплох. — «Они еще малозаметны, но если не принять меры… Этот крем стоит всего два доллара девяносто пять центов, последняя баночка…» — «Да-да…», — женщина торопливо открыла сумочку.

…Завоевать Америку — полдела. Получив признание в родных Штатах, Эсте взялась за покорение мира. И снова — бесконечные встречи с байерами, обивание порогов престижных магазинов, демонстрация своих кремов на лицах секретарш редакторов модных журналов. Великобритания, Италия, Канада, Бельгия, Австрия — нигде не спешили распахнуть объятия королеве косметики из Америки. Но Эсте всегда получала то, что хотела. Ведь если парадная дверь заперта, всегда можно проникнуть через окно.

Покорение Франции казалось нереальной задачей. Что могла предложить американка Лаудер такого, чего не было во Франции? Байер Galeries Lafayette упрямо отказывался от духов Лаудер: зачем ему Youth Dew, когда есть Chanel? «Это мы еще посмотрим», — решила Эсте и, демонстрируя свой парфюм продавщицам одного из отделов магазина, «случайно» уронила флакон на пол. Следующая встреча байера и мадам Лаудер была неминуема — весь день покупатели Galeries Lafayette донимали продавцов вопросом: «Что это за дивный запах витает в воздухе?»



«Невестка никогда не станет мне родной дочерью. Да и зачем — у нее уже есть мать… Но она может стать моим другом».

В это трудно поверить, но компания с оборотом в 5,7 миллиардов долларов, представленная в ста тридцати странах мира, была и остается самым настоящим семейным бизнесом. Эсте не верила в инвесторов. Ин-весторам нужна сиюминутная прибыль — они давно бы продали компанию за ничтожную сумму в миллион долларов. Семейный бизнес, напротив, волен распоряжаться собственными деньгами и принимать собственные решения.

Больше всего Эсте и Джо мечтали, чтобы дети продолжили их дело. Когда Леонарду, старшему сыну Лаудер, предстояло выбрать колледж, мистер и миссис Лаудер решили пойти на хитрость. Джо Лаудер открыл перед сыном газету с объявлениями о работе: «Открой букву „Б“. Сколько компаний ищут бизнесмена? Ноль. А теперь „Ф“ — фармацевт — море объявлений!» Но Леонард все-таки пошел учиться «на бизнесмена» (вот оно — мамино упорство!), правда, лишь для того, чтобы вернуться в семейное дело.

Эсте Лаудер удалось вовлечь в свой обожаемый бизнес всю семью. Сыновья, невестки, внуки, шесть правнуков — все они, вырастая, так или иначе работают на EstОe Lauder.

Сколько шпионов пытались украсть формулу нового парфюма или крема от Лаудер! Они могли узнать вплоть до 95% составляющих, но только не последние 5%. Последние 5% — без которых ни одна формула не будет полной — известны только членам семьи Лаудер.

Сыновья Эсте и ее невестки Эвелин и Джо Кэрол сыграли ключевую роль и в разработке Clinique. Всем — начиная от имени бренда, дизайна баночек и заканчивая оформлением прилавков — занимались они. Как, вы и не догадывались, что Clinique — детище EstОe Lauder? Замечательно! Этого Эсте и хотела.



«Твой лучший конкурент — ты сам»

Конечно, конкуренты — замечательный повод работать лучше. Но они всегда готовы отнять у тебя то, что ты имеешь. Поэтому Эсте рассудила так: «Зачем дожидаться конкурентов, если можно соревноваться с собой?»

Хотя продукция EstОe Lauder отличалась идеальным качеством, всегда находились женщины, чья сверхчувствительная кожа не переносила ни малейшей доли ароматизаторов и краснела от соприкосновения с обычной косметикой. Не дожидаясь, пока какой-нибудь находчивый доктор озаботится проблемой таких женщин, Эсте решила занять пустующую нишу. Результат? За первый год существования Clinique продажи составили пять миллионов долларов, в конце 1980-х — около двухсот миллионов… А то, что клиенты и не догадываются, кому принадлежит любимый бренд… Во-первых, Эсте не хотела путать покупателя. Услышав, что EstОe Lauder выпускает косметику без отдушек, клиент может автоматически решить, что это распространяется на всю продукцию компании. А это не так. А во-вторых, в качестве самостоятельного бренда Clinique сможет развиваться гораздо быстрее.

Руководствуясь тем же принципом, Эсте Лаудер взялась и за мужские линии косметики. В те годы — а мы уже в 1960-х — мужчины хоть и пользовались лосьонами после бритья, но на кремы-духи смотрели с презрением. «Зачем дожидаться конкурентов?» — и Эсте придумала марку Aramis. Сколько мужчин хоть раз, да попробовали Aramis? А сколько из них знали, что покупают продукцию EstОe Lauder?

Снова получилось так, как хотела Эсте. Сегодня качество Clinique конкурирует с качеством EstОe Lauder, Aramis с линией Clinique для мужчин, а она, в свою очередь, с Lauder for Men.



«Хорошо жить не стыдно. Это так здорово, это такое наслаждение — получать удовольствие от плодов своего труда».

Джо подшучивал над Эсте: «Знаешь, что за эпитафия у тебя будет, когда ты уйдешь в мир иной лет в сто пятьдесят? «Здесь лежит Эсте Лаудер — женщина, которая много заработала, но все потратила».

Если бы не Джо, кто знает, сумела бы юная Эсте, тратившая баснословные суммы на подарки клиентам и элегантные баночки для кремов, удержать свой бизнес на плаву. Для Эсте расходов не существовало — ее мышление было нацелено только на прибыль. «Расходы? Разве новый дизайн упаковки или грандиозный ужин в честь нового парфюма от EstОe Lauder — это расходы?» Поэтому Эсте тратила много и с удовольствием. Когда, после десятилетий тяжелой работы, ее капиталы обросли нулями, появилось новое увлечение.

Дома. Она называла их «декорация к вдохновению». Они были ей необходимы — на юге Франции, в Италии, в Лондоне, в Нью-Йорке, во Флориде… Она не просто жила в них — она в них работала. Каждый дом — своя атмосфера, свое настроение. А значит, один идеален для работы над свежим, как морской бриз, парфюмом, другой — над томным женственным ароматом, третий — над достойными флаконами для новых запахов, а в четвертом можно просто отдохнуть в окружении внуков.

Дома Эсте Лаудер использовались и еще по одному назначению — здесь проводились вечеринки — великосветские мероприятия «hautе couture». В своей книге Эсте Лаудер посвятила пятнадцать страниц исключительно инструкциям о том, как устроить идеальную вечеринку! «Если гостей меньше десяти, приглашения должны быть написаны от руки. Если же вы планируете большую вечеринку, приглашения лучше напечатать». «Лучше, если свечи на столе будут ароматизированы, но слегка. Они ни в коем случае не должны перебивать аромата пищи. Зато помогут скрыть запах полировки для серебра или дерева, которую вы использовали…» «Меню придает элегантность столу… Нет такого гостя, который не хотел бы знать, что ему подадут…»

Часто вечеринки устраивались «в честь». В честь близких друзей семьи Лаудер — герцога и герцогини Виндзорских, принцессы Грейс, Роуз Кеннеди, Ричарда Никсона, Нэнси Рейган, Фрэнка Синатры…

Эсте не утратила любовь к вечеринкам, даже когда ей было далеко за… Простите, миссис Лаудер, конечно же, «за двадцать». «Если бы я сидела дома, что бы я увидела? Вечера вне дома (должна признаться, в среднем пять раз в неделю) расширяют горизонты моей жизни… Я люблю быть рядом с яркими личностями. Люди для меня — это источник энергии и удовольствие…»

Она ходила на вечеринки — в стиле 20-х годов, в индийском стиле, в стиле XIX века, на костюмированный бал в Монако и на маскарад в Венеции… Кроме общения с людьми, вечеринки давали ей возможность недолго побыть кем-то другим, сыграть чью-то роль — ведь когда-то королева косметики мечтала стать актрисой. Еще карнавалы позволяли нарядиться как следует. Эсте Лаудер страстно любила моду! Помните, с чего начался этот рассказ? С небольшого предисловия о ее первой шубке. Еще в детстве мода и красота как магнитом притягивали Эсте. Когда ее империя только набирала обороты, она предпочитала элегантность нарядов количеству. «…Ты продаешь не товар, а себя… Развивай стиль». Позже, когда с деньгами проблем уже не было, она смогла полностью насладиться возможностью иметь самое лучшее. Во время поездок она брала до неприличия много багажа: «…Если сомневаешься, что упаковать в чемодан, бери все!» Она не стеснялась быть богатой. Она выделяла серьезные суммы на благотворительность и до конца своей жизни не переставала работать.

Когда умер ее драгоценный Джо, на какое-то время все поблекло. Как жить без него? Как лететь с одним крылом? Но вдруг возникли какие-то проб-лемы с запуском новой линии, срочно потребовалось ее присутствие в офисе… Она снова стала работать день и ночь по семь дней в неделю. Ей снова захотелось самой накладывать макияж на лица покупательниц и наносить крем на кожу незнакомых женщин в лифтах — как раньше. Работа не заменила ей Джо, но вернула равновесие и вкус к жизни.

Уже когда дети и внуки Эсте стояли во главе компании, последнее слово по-прежнему было за ней. Когда Эсте ушла из жизни, в своей прощальной речи старший сын Леонард Лаудер вспомнил такой эпизод: «…Как-то в офисе у нас был горячий спор — какого цвета должна быть упаковка нового солнцезащитного крема. Внезапно дверь отворилась, и появилась она — в шляпке, очень элегантно одетая… «Мне не хотелось бы вас прерывать, но цвет может быть каким угодно, главное — оранжевым…»


* * *


29 апреля 2004 на кладбище города Мелвилл в штате Нью-Йорк семья Эсте Лаудер прощалась с мамой, бабушкой, свекровью, другом. Им было нелегко: их печаль попала под прицел фотоаппаратов и микрофонов.

Но иначе невозможно — трагедия принадлежала не им одним. Вместе с ними с женщиной-легендой прощался мир. Хотя правильное ли слово — «прощались»? Скорее, они вспоминали. О бабушке, которая волновалась, пообедали ли ее внуки. О профессионале, для которого качество было прежде всего. О маме, которая, как бы ни была занята работой, всегда в первую очередь думала о семье. О женщине с непоколебимой верой в себя, с отменным чувством юмора и жаждой красоты. О необыкновенном человеке, который не просто мечтал, а умел превратить мечту в реальность.