Архив

Индеец из гадюшника

26 ноября 2001 03:00
704
0

У него сейчас есть только один конкурент — Брэд Питт. У них вообще много общего. Они ровесники — оба появились на свет в 1963-м, оба пережили молодость, не обремененную комплексами в отношении алкоголя, наркотиков и женщин. Оба ныне — семейные люди, что не мешает им носить ярлыки секс-символов. Прибавить ко всему односложные и чем-то созвучные фамилии — и неудивительно, что их многие путают.

Но, с другой стороны, Джонни Депп не похож на Питта. Он — романтик. Даже лицо у него какое-то загадочное. Может, потому что он по крови индеец, в подтверждение чего на груди у него вытатуирован портрет вождя племени чероки. Безоглядная индейская юность осталась позади. Теперь он уж не разоряет шикарные лос-анджелесские отели, не бьет ни стекол, ни полицейских, не устраивает потасовок в барах. Разве только с самим Голливудом Джонни регулярно ссорится, демонстрирует независимость — то, за что его все любят. Он — сам по себе. Поэтому и переехал из Голливуда во Францию. Правда, в Париже он не постоянно — у него есть тут свой ресторанчик, «Мэн Рэй» называется, «Мужской луч» то есть. Так и мотается между ним и своим лос-анджелесским баром «Гадюшник», прибыль считает.

Последняя работа Деппа — фильм «Кокаин», который шел недавно в нашем прокате. Джонни сыграл Джорджа Юнга — фигуру номер один в кокаиновом бизнесе семидесятых годов. Фильм нравоучительный. Правда, мораль не в том, как вредно нюхать наркотики, а в том, как вредно на них наживаться.

— Джонни, твоя последняя роль — роль наркобарона — как-то связана с твоим личным отношением к сильнодействующим препаратам? Почему ты согласился играть Юнга?

 — Я попался на эмоцию. Потом мне понравилась история. Можно подумать, что речь идет о сюжете, который навяз в зубах, который читан-перечитан и виден-перевиден сотни раз… И все же, как только ты вчитываешься внимательней, понимаешь, что это не тот случай. Для меня это было особенно очевидным после моей встречи с настоящим Джорджем Юнгом в колонии Отисвилля.

— И как тебе твой герой?

 — Как у многих других, у меня, конечно, были предубеждения против него… Все-таки это наркоделец, знаете. Который к тому же бросил свою семью: ничего нет более отвратительного… Но после того как я прочел его книгу, после того как я встретился с ним, я лучше узнал этого человека. И я довольно быстро осознал, что все это куда сложнее, чем мне казалось поначалу. Нужно понимать, что Джордж — это продукт своей среды.

— Понятно, «среда заела»…

 — Результат воспитания. Он стал тем, кем бы никогда не стал, если бы не его мать, одержимая любовью к деньгам. В нем есть что-то вроде борьбы противоположностей: с одной стороны — это мать-манипуляторша, с другой стороны — это отец, которого он боготворил и который абсолютно не был материалистом. Я сказал себе, что сделать такого человека симпатичным — это был бы мой вызов, я имею в виду себя как актера. В течение тех двух дней, которые я провел в его обществе, я находился в компании человека обаятельного, умного и очень интересного. Я хотел показать в фильме этот аспект его личности.

— Сейчас он, наверное, жалеет?

 — Откровенно говоря, я не думаю, что Джордж очень уж сожалеет о времени расцвета своего бизнеса… Самое сложное для него было — это разрыв с дочерью. И потеря свободы, разумеется. Сегодня он заплатил за все сполна. За все, чем он провинился перед обществом. Он осознал все свои ошибки, но он по-прежнему в тюрьме. (Джордж Юнг приговорен к семидесяти годам лишения свободы. — МКБ.) В этом его настоящая трагедия. Сегодня, я в этом убежден, Джордж не представляет больше никакой опасности для общества. Этот человек очень изменился, он стал совершенно другим…

— Ну, все-таки он не агнец…

 — Нет, но он испытал угрызения совести, и его раскаяние искренне. Он осознал всю степень зла, которое он причинил обществу. Он ясно сказал на суде: «Да, я настоящий монстр. Я чувствую себя ответственным за то, что ввез и распространил в Америке кокаин, я делал из ваших детей идиотов. Я ужасный тип». Я даже не уверен, что он, как говорили, «бросил семью», «пренебрег своей дочерью». Нет, все сложнее. Я думаю, что, когда он пошел на свое последнее дело, он просто хотел сорвать последний крупный куш перед тем, как завязать с этим бизнесом. Но это плохо кончилось…

— У тебя есть какая-нибудь особая актерская метода? Что, например, ты можешь сказать насчет русской школы Станиславского?

 — У Станиславского есть некоторые приемы, которые я считаю абсолютно приемлемыми для себя. Я ими пользуюсь. Но я и не могу сказать о себе, что я последователь Станиславского. Я вообще никакой не последователь. Иногда мне актерство странным образом напоминает религиозную практику. Или там набор рыболовных снастей: взял, положил в рюкзак, пошел на рыбалку… У Станиславского есть что-то, что я использую. Иногда. Но есть еще, например, инстинкт. Потом свобода. Свобода действия перед камерой — и я не имею в виду только актерскую игру. Здесь есть огромное различие… Даже если оно и не очевидно. Одно дело, когда ты играешь, а другое — когда реагируешь на что-то неожиданное. Это то, что меня потрясло, когда я снимался с Марлоном Брандо в «Дон Жуан де Марко». Он умеет ухватить нужный момент, и все неожиданное, незапланированное у него получается естественной частью его игры в данной сцене — это именно то, что мы делаем сплошь и рядом в реальной жизни.

— Ты был, говорят, трудным подростком. Юность не прошла даром?

 — Я — продукт своей среды, продукт того воспитания, которое получил. Но я вполне способен чувствовать свет и чувствовать себя близким к ощущению счастья… Знаете, в юности я долго чувствовал себя довольно растерянным, даже опешившим. Я был абсолютно дезориентирован, совершенно неспособен отличить, что есть зло, а что добро… Неспособен понять, что важно, а что нет. Я плохо ощущал себя в этом мире. Я был постоянно на взводе. Готовый взорваться чуть что.

— А потом повзрослел, остепенился…

 — Я этого не говорил. Во мне остался этот гнев, это подспудное что-то, тайное. Черная точка. Это так. Но и никогда я не чувствовал себя столь близко к свету, как сегодня.

— В своих интервью ты часто говоришь о своей жене Ванессе Паради и о том, как много она изменила в твоей жизни.

 — Ванесса и наше дитя вызвали во мне такое вдохновение, такой творческий полет, которого я никогда доселе не испытывал. Я работал как безумный! Вообще-то я никогда не работаю только ради денег. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть мои банковские счета. Но как у меня все совпало тогда! Съемки у Романа Полански, моя встреча с Ванессой, съемки «Сонной лощины» в Лондоне, когда мы узнали, что Ванесса беременна… Для меня это было магическое время. Я повторяю: до моей встречи с Ванессой я жил, не отдавая себе в этом отчета, словно в каком-то тумане, и это в течение тридцати пяти лет! Я даже не жил — я произрастал, как дерево. Наша встреча — это чудо. Вот уже три года, как мы вместе, и я еще никогда не был настолько убежден, что я с той женщиной, которая предназначена мне свыше. Мне очень повезло с Ванессой. У нее много терпения. Поверьте, со мной совсем не просто жить. Что касается рождения нашей дочери, то это она заставила нас переродиться. Я совершенно убежден, что она сама нас выбрала.

— Тебя сегодня все чаще называют символом современного поколения. Как ты считаешь, стоит кому-нибудь подражать тебе?

 — Я не знаю, являюсь ли я — то есть те, кого я сыграл, — хорошим примером для подражания. Но даже если допустить мысль, что это так… Наверное, моя главная идея — это то, что каждый имеет право быть отличным от другого. Что мы всегда должны задавать себе вопросы перед тем, как судить, нападать, критиковать другого, кого бы то ни было, кто ведет себя не так, как мы, у кого другой цвет кожи. Ненавидеть другого только за то, что он негр, или еврей, или индеец, — это невежество и глупость. Я чувствую себя вправе, на своем скромном уровне, пропагандировать эту идею: нужно любить друг друга. Нельзя ненавидеть друг друга. Добиться этого было бы и впрямь замечательно. Но это рисковое дело.

ДЕТСТВО ДЖОННИДжон Кристофер Депп Третий родился 9 июня 1963 года в Оуэнсборо (штат Кентукки, США).

У него брат Дэнни и сестры Кристи и Дебби.

Семья Джонни переехала во Флориду, когда ему было семь лет.

Депп был трудным, непослушным ребенком. И только увлечение музыкой сделало его более уравновешенным.

«Половое созревание проходило у меня довольно странно: я запирался у себя в комнате и играл на гитаре», — говорит Депп.

Вскоре, устав в одиночку бренчать на гитаре, Джонни с друзьями организовали рок-группу «The Kids». Репетировали они в гараже.

Родители Джонни развелись, когда ему было 15 лет. Он сильно переживал по этому поводу, хотя говорил, что был готов к их разводу. «Я начал замечать, что что-то не так в отношениях родителей, когда мне было еще семь-восемь лет. Но я очень надеялся, что все образуется. И только потом я понял, что они не разводились, потому что я был маленький: не хотели меня травмировать». После того как отец ушел, мать Джонни заболела. Он ушел с головой в заботу о маме и ее здоровье, и переживания об уходе отца отошли на второй план. И только много времени спустя Депп осознал, что его очень сильно расстроило, что родители расстались.

Джонни никогда не любил ходить в школу. Поэтому в старших классах, когда он совсем забросил учебу, его выгнали.

В поисках славы со своей группой «The Kids» он поехал в Лос-Анджелес. Однако раскрутиться у них не получилось, и Джонни пришлось зарабатывать на жизнь всякой работой, например, продажей шариковых ручек.СЕМЬЯ ДЖОННИВот уже четыре года Джонни и Ванесса живут вместе, но законный брак пока не зарегистрировали. «Мы и так считаем себя женатыми людьми, мы живем настоящей семьей. А официально оформить свои отношения мы еще успеем», — говорит Депп.

27 мая 1999 года у Деппа и Паради родилась дочка Лили-Роуз Мелоди Депп.

После рождения дочери Депп купил дом в Париже.

Он старается быть хорошим отцом: каждое утро он готовит дочке завтрак, потом идет играть с ней, копается в песочнице, делает куличики. «Я, наверное, скажу банальность, но мне очень нравится быть отцом. Я счастлив!» — говорит Депп.

В марте 2000 года многие газеты написали о том, что Ванесса снова беременна. Они оба опровергли слухи, но утверждают, что очень хотят еще детей. И побольше.

Лили-Роуз, которой уже два с половиной года, говорит на двух языках: французском и английском, потому что каждый из родителей любит разговаривать с ней на своем языке. И она понимает обоих. Сейчас родители учат ее еще и испанскому языку.НАРКОТИКИ И ДЖОННИКогда Джонни был подростком, среди его друзей были и такие, кто употреблял наркотики. Поэтому и он вскоре перепробовал все: начал с марихуаны, потом попробовал алкоголь, а потом — по нарастающей — дошло и до кокаина. «Я, конечно, пробовал кокаин, но он никогда особо мне не нравился». Депп говорит, что ему была по кайфу такая жизнь: деньги, красивые женщины и т. д. «Но когда я понял, что для меня это уже не просто развлечение, а способ уйти от реальности, я решил с этим завязать», — продолжает Джонни.

Депп уверен, что марихуану надо легализовать, — алкоголь, по его мнению, намного опаснее: «Но многие, к сожалению, этого не понимают. Каждый, кто употребляет наркотики, должен понимать причину, зачем он это делает. Ведь когда ты в юности начинаешь, предположим, курить марихуану, ты делаешь это просто так, для кайфа. А вот если потом ты обнаруживаешь, что с помощью наркотиков ты не просто получаешь удовольствие, а пытаешься убежать от чего-то, забыться, это уже проблема. И общество должно задуматься об этом».

На вопрос, как он отнесется к тому, если его дочь попробует наркотики, Депп отвечает: «Я надеюсь, что воспитаю свою дочь так, что она будет знать, какой вред наносят наркотики. А если ей захочется попробовать, я верю в то, что она придет ко мне и скажет об этом. Я считаю, что если твой 16-летний сын или дочь приходит к тебе и говорит: „Все мои друзья курят, я тоже хочу попробовать“, лучше сделать это вместе с ним, а не допускать, пока он или она займутся этим с друзьями в подворотне».ВСЯКОЕ О ДЖОННИБыл арестован в марте 1989 года в Ванкувере за драку с охранником гостиницы. Однако вскоре обвинения были сняты.

В 1994 году был арестован за то, что разгромил номер стоимостью 1200 долларов в сутки в отеле в Нью-Йорке.

В январе 1999 года был снова взят под стражу за драку с папарацци напротив ресторана в Лондоне.

По мнению его подруги актрисы Трейси Лордс, «Джонни из тех парней, которые могут одаривать девушку охапками цветов, а потом помочиться при ней на улице».

Если верить журналу «People», раньше Джонни регулярно резал себе руки, отмечая таким образом какое-нибудь важное событие в своей жизни.

Участвовал в записи песни «Fade In-Out» для альбома «Be Here Now» группы «Oasis», сыграв соло на гитаре, потому что гитарист группы напился до такой степени, что сам играть был не в состоянии.

Депп — владелец ночного клуба «The Viper Room» во Флориде. В 1993 году клуб приобрел специфическую славу после того, как 23-летний актер Ривер Феникс умер на пороге от передозировки наркотиков.

Был владельцем нескольких картин Джона Уэйна Гейси — знаменитого серийного убийцы. Но вскоре продал их, так как не хочет держать у себя дома что-то, что «принадлежит этому подонку».

Выкупил в 2000 году одноглазую андалузскую лошадь Золотой Глаз, которая сыграла в фильме «Сонная лощина».

Депп сильно переживал события 11 сентября. После этого у него появился страх перед самолетами. Он очень боялся лететь в Америку для промоушна своего нового фильма. Но в конце концов, переборов страх, он слетал в США и очень быстро вернулся обратно к своей жене и дочке.ЖЕНЩИНЫ ДЖОННИВ 1983 году Депп женился на Лори Энн Эллисон, которая познакомила его со своим приятелем Николасом Кейджем. Тот, в свою очередь, представил Джонни своему агенту. Так Депп получил свою первую роль в фильме «Кошмар на улице Вязов» (1984).

В 1985 году они развелись из-за того, что Депп влюбился в Шерилин Фенн. Ее имя даже было написано на его каске в фильме Оливера Стоуна «Platoon» (1986). Они были помолвлены, но вскоре расстались.

А Депп стал встречаться с актрисой Дженнифер Грей. К тому времени Депп был уже безумно популярным после роли в сериале «Джамп-стрит, 21» (1987).

В 1990 году на съемках фильма «Эдвард Руки-ножницы» у Деппа закрутился роман с Вайноной Райдер. Вскоре они объявили о своей помолвке. Джонни даже вытатуировал на руке «Вайнона навсегда». После того как они расстались в 1993 году, он хирургическим путем убрал последние две буквы «n» и «a», и осталось «Wino Forever».

В 1994 году Джонни повстречал Кейт Мосс. Их отношения продолжались четыре года, пока Депп на каком-то приеме в Париже не познакомился с французской певицей и актрисой Ванессой Паради. Папарацци тут же раструбили о романе Деппа и Паради. Кейт была в бешенстве. Тогда Джонни подарил Мосс автомобиль «БМВ». Но сколько ни надеялась Кейт, это был прощальный подарок.