Архив

15 ½ часов

17 декабря 2001 03:00
991
0

Если придумать очередную музыкальную премию, то все дурацкие номинации можно смело отдавать группе «Тату». «Открытие года», «Скандал года», «Разврат года», «Мерзость года», «Прелесть года» — куда ни плюнь, все в точку. Еще ни один проект на современной поп-сцене не становился причиной таких бурных дебатов. Одни обвиняли их в развращении подростков и пропаганде нетрадиционных сексуальных ценностей. Другие отвечали, что, мол, пусть лучше у школьницы будет подружка, чем аборт в 16 лет. Масла в огонь подливал запрет на общение с журналистами, который организаторы проекта для пущего интереса наложили на малолетних участниц «Тату» — Юлю и Лену. На все вопросы отвечали либо сам продюсер Иван Шаповалов, либо пресс-секретарь. Однако бесконечно так продолжаться не могло. «Тату» заговорили человеческим голосом. А случилось это в Питере, куда корреспонденты «МК-Бульвара» отправились, чтобы провести целый день со скандальными звездами. Получилось пятнадцать с половиной часов.Дети Николаева— Ну что, девчонки, как она, гастрольная жизнь?

Лена:
 — Начало гастролей всегда легкое. А когда уже середина месяца, когда уже концертов двадцать пять позади, ты думаешь: уже все! Мало того что не выдерживаешь эти песни — уже не в кайф все одно и то же петь по тридцать раз. Тяжеловато, но мы привыкли. Сейчас мы дали только три концерта, осталось двадцать девять. Представляешь?..

Юля: — Это сегодня еще расслабуха. А обычно приезжаем с поезда — представляешь себе видок? За пять минут сходили в душ, за пять минут накрасились хрен знает как — и понеслось: пресс-конференция, автограф-сессия, быстро обедаем, едем еще куда-нибудь на радио, а вечером концерт, после концерта — на поезд, в таком виде спим черт-те как — и вот так каждый день. Раньше мы с Леной старались отрываться, теперь практически всегда приходим и ложимся спать после концертов, потому что тяжело.

— Что вам не нравится в вашей работе?

Л.:
 — Мы очень давно хотели быть в шоу-бизнесе, это была мечта детства, и, когда мы пришли, нам нравится все.

Ю.: — Ну, какие-то нюансы в шоу-бизнесе нас не устраивают, но, я думаю, мы говорить ничего не будем.

— Юля, слушай, вот вам сегодня надо будет выступать в клубе в два часа ночи. Это как, не поздно?

Ю.:
 — Мы привыкли. У нас бывали ситуации, что в день давали по два-три концерта.

— Но все-таки ради чего это все? Ради денег? Карьеры?

Ю.:
 — Нет, ты знаешь, не ради денег мы работаем. Прежде всего у нас была мечта с детства, моя и Ленкина. Мы с ней закончили обе музыкальную школу по фортепьяно, были в «Непоседах» Юрия Николаева. Я снималась в рекламе, озвучивала многие рекламы, и всегда была мечта. Нам нравится это прежде всего.

Л.: — Я с детства пела. Мне было два года, мы с бабушкой на даче ходили за молоком, и по дороге я все время пела «Калинку-малинку». Реально орала на всю улицу песни. И в принципе с четырех лет я маме сказала, что буду заниматься музыкой. Потом я пошла петь в «Авеню», оттуда перешла в «Непоседы». «Непоседы» считаются самым профессиональным детским коллективом. И у нас все было профессионально — многоголосия обалденные, реально с 12 до 4 утра писали песни на студии, по две, по три в день записывали. Живьем работали на концертах, в «Утренней звезде» постоянно — это вообще наша база была.

— То есть в «Тату» вы пришли уже профессионалами?

Л.:
 — Да, опыт работы на сцене у нас был. Это очень хорошая школа была, не только эстрадная, но и жизненная.«Постоянно хочется жрать»— Вы все время вместе — и на сцене, и даже номер у вас один на двоих. Не устаете друг от друга?

Ю.:
 — Не. Мы с ней и в Москве были по жизни вместе.

Л.: — Иногда бывает, ругаемся, но миримся сразу. Мы друг без друга не можем. На следующий день звоним друг другу как ни в чем не бывало.

— А сколько вы уже дружите?

Ю.:
 — С «Непосед», это уже лет семь. Прямо с первого дня, когда познакомились, сразу стали общаться. Лена — человек, которого я очень сильно люблю, она во всем всегда меня понимала и всегда была со мной рядом. Я такая безбашенная, эмоциональная, а Ленка — она более спокойная, романтичная, она меня постоянно выручает из каких-то ситуаций.

— В Москве вы уже без родителей живете?

Л.:
 — Когда как. После гастролей я все время стараюсь к маме приезжать. Я по маме скучаю. Для меня мама — это все. Дома у меня открывается сто пятидесятое дыхание, я врубаю музыку и начинаю носиться по квартире. И с мамой мы разговариваем просто до пяти часов утра. Сидим, чай пьем, кофе.

Ю.: — А я по жизни везде тусуюсь. Ленка — она более спокойный человек, домашний, любит сидеть дома, книжки читать.

— Лена, что ты сейчас читаешь?

Л.:
 — «Собор Парижской Богоматери» Виктора Гюго: я ее сейчас читаю четвертый раз уже. Раньше моими любимыми книгами были «Поющие в терновнике» и «Обломов». А Достоевский — мой любимый писатель. Он очень хороший психолог — может быть, поэтому я пошла учиться на психолога. Сколько я его читаю, постоянно узнаю что-то новое. Я даже по нему писала выпускное сочинение. У меня по сочинениям всегда были «тройки», а тут написала на «четыре». Надо было шесть страниц, а я написала целых десять. Учительница даже спросила: «Лена, это ты писала?..» И вот в Питере есть такая экскурсия по каналам по местам Достоевского — я очень хочу туда попасть.

— Юля, а ты чем в свободное время занимаешься?

Ю.:
 — Ой, много чем. Могу фильмы смотреть. Из последних мне понравились «Ничего себе поездочка», «Искусственный разум», а буквально перед отъездом посмотрели «Американский пирог−2». Мы за животы просто держались сидели. Очень смешно.

— А в компьютерные игры, например, играете?

Л.:
 — Нет, у нас дома и компьютеров-то нет. Они нам не нужны. У нас зрение плохое. Я просто ненавижу компьютеры, эти ящики, которые абсолютно ничего не дают. Я телевизор-то не смотрю, а вы говорите о компьютерах.

Ю.: — Мы на гастролях все время. Зачем мне компьютер нужен?

— Лена, ты опять заметно похудела.

Л.:
 — Ну да, пришлось для этого ничего не есть.

Ю.: — У Лены есть определенная диета. А я ем все что угодно, я не поправляюсь. Наш директор Леня обычно говорит, что у меня прямая кишка.

— Лена, что за диета?

Л.:
 — Там ничего нельзя. С утра немного гречневой каши либо риса, чай, естественно, без сахара. На обед суп нельзя. Можно овощной салат. Обычно огурцы-помидоры без майонеза, без масла. На второе — говядина либо птица, только жареное, тоже с рисом или овощами. В промежутках можно одно яблоко или один апельсин. На ужин обычно ем рыбу. Или вот суши — я их обожаю. Молочные продукты нельзя, мучное — тоже, все сладкое. Я еще при этом ходила в фитнесс-клуб — тренажеры два часа, потом сауна, бассейн. За пять тренировок я сбросила вес сильно. Тренер теперь мне звонит все время и говорит: «Я по тебе соскучился». А я говорю: «Миша, я к тебе больше никогда в жизни не приду, вы меня так достали». А он говорит: «Вот ты увидишь, что без тренировок уже не сможешь». И правда. Сейчас я боюсь, что опять разожрусь. Потому что на гастролях не есть — невозможно. Энергии же тратишь больше, чем дома. Я постоянно здесь хочу жрать. А еще Волкова — такая коза: на самом деле она жрет все подряд и не поправляется! Торты постоянно наворачивает, а я отвернусь вот так вот и сижу. А я так хочу шоколадку!..«От мужиков нежности не дождешься»— Лена, в последнем клипе, «Полчаса», ты снималась обнаженная — говорят, что это была дублерша?

Л.:
 — Мне нанимали дублершу, да, это было, но я решила, что мне надо сниматься самой. И, естественно, в клипе все мое, настоящее и родное.

— Говорят, что некоторые сцены из клипа пришлось вырезать?

Ю.:
 — Дело в том, что в этом клипе присутствовали элементы терроризма и насилия. А поскольку в Америке был террористический акт, то связали это с происшествием в Америке.

— Лена, а с мальчиком в клипе ты по-настоящему целовалась?

Л.:
 — Да.

— Хорошо целуется?

Л.:
 — Нет.

Ю.: — Ну, Ленка в первый раз целовалась с мальчиком, и я хочу сказать, что со стороны… Тебе понравилось, Лена?..

Л.: — Она просто надо мной издевается с момента съемок клипа.

Ю.: — Я не издеваюсь, мне очень понравилось, как они смотрелись.

Л.: — Нет, она просто дико ревнует.

— Юля, а если бы не в клипе, а в жизни тебе изменили, что бы ты сделала?

Л.:
 — Если бы я действительно изменила тебе с мальчиком?

Ю.: — Ничего бы я не сделала. У нее есть свое мнение и свое право. Что бы я убивала ее вместе с мальчиком? Зачем? Ее право, ее жизнь. Я же не буду заставлять ее любить себя?.. Ничего не буду делать.

— Сейчас эта фишка лесбийской любви, которую вы поначалу использовали, она уже уходит на второй план…

Ю.:
 — Не разделяю вашего мнения и не хочу называть это фишкой.

— Ну все равно, надо же чем-то еще удивлять. На чем будет построен второй альбом?

Ю.:
 — Я не знаю. Вот некоторые говорят: брак будущего — это брак гея с лесбиянкой. Может, будет такая фишка.

— Как по-вашему, что стимулирует на отношения девушки с девушкой?

Л.:
 — Разочарование в молодых людях. И потом, женщина всегда стремится к совершенству.

Ю.: — А у меня такое мнение, что в жизни надо попробовать все. Я такой человек и стараюсь сделать все-все-все, что только можно. Например, я попробовала это сейчас, и мне нравится, мне это не мешает. Мне не интересны молодые люди в плане встреч с ними — они интересны как друзья. Я могу с ними целоваться, общаться…

Л.: — Да, у нас очень много друзей среди противоположного пола. Но они для нас только друзья. Девушки более чувственные, более нежные, они понимающие. То, чего нельзя дождаться от мужиков.

— Лесбиянки часто говорят, что их отталкивает мужское тело, что оно не настолько совершенно, как женское. Есть в этом здравый смысл?

Л.:
 — Это надо сравнить.«Мы — как семья»— Группу «Тату», как и положено по законам шоу-бизнеса, сопровождают скандалы. Ваш композитор Сергей Галоян, помнится, предъявлял претензии, что ему не заплатили за музыку к вашим самым известным песням «Нас не догонят» и «Я сошла с ума». Чем закончился тот конфликт?

Л.:
 — Какой Галоян? Зачем он нам нужен? Дело закончилось тем, что просто до смешного свели. По сравнению с тем, что он просил, он получил ноль одну десятую процента.

Ю.: — На самом деле это вопросы, не относящиеся к нам. Мы не продюсеры и не сопродюсеры группы, мы — участницы. А с Галояном разбираются именно они, и нам это абсолютно не интересно. Нам сказали, что все, суд закончен, и все.

— Почему вас это не интересует?

Л.:
 — Мы работаем концерты, у нас очень плотный график гастролей, мы пишем альбом, мы пишем песни, и нам этого хватает. Остальные вопросы нас не интересуют. Ими занимаются директор, продюсер, сопродюсер и так далее.

— То есть вы во всем доверяете вашему менеджменту?

Ю.:
 — Мы считаем, что наш продюсер — самый-самый талантливый, самый лучший продюсер. И мы никогда не попадем в какой-то овраг. Он сделает все, чтобы у нас было все хорошо. Наш продюсер никогда не даст нам петь плохие песни. Вы видите, наш новый клип не успел появиться — и уже на первом месте.

Л.: — Нас уже знают в разных странах и городах. В Германии, в Словакии, в Латвии. Мы хотим продвигаться не только в России, но еще и по миру. Это будет первая русская группа, которая будет во всем мире петь на русском языке. Во всяком случае, амбиции у нас такие.

— Вот еще была история, когда в одной из центральных газет писали, что мама Юли консультировалась с адвокатом о возможности выхода дочери из проекта «Тату». Были какие-то трения на почве финансов?

Ю.:
 — Ваша центральная газета ошибалась, и, как обычно, журналисты, когда не могут получить информацию от группы, они сочиняют. У нас пока что никаких конфликтов не происходило.

— Так это все неправда, что писали?

Ю.:
 — Конечно, неправда полная. Очень много вещей пишут про меня и про Лену или якобы со слов наших мам и пап. Мы читаем — это вообще полный бред.

Л.: — Потом, у нас отношения в коллективе, если брать продюсера, Юлю, нас, директора, всех, кто с нами работает, — у нас как будто большая семья. Мы все друг друга любим. Мы все друг с другом связаны очень сильно, и никогда у нас таких стычек не было.

— Мне показалось, что взрослые все-таки вами командуют — надень то, спой это…

Ю.:
 — Нет, здесь всегда, безусловно, прислушиваются к нашему мнению. У нас нет такого, что нам сказали — и мы обязаны это делать. Если мы устали или не хотим, то нас не будут это заставлять делать. А что касается концерта — да, действительно, мы должны быть на пресс-конференции, мы должны давать интервью, это наша работа. Бывают моменты, когда ты психуешь и думаешь, что уже все — больше ни петь, ничего делать не хочу…

— Как вы относитесь к тому, что группа «Тату» сейчас лидирует во многих чартах?

Ю.:
 — На самом деле у нас в группе лидеров нет, потому что мы с Леной — два лидера. А к популярности мы относимся очень хорошо, потому что, я так считаю, у нас хорошие песни и группа сейчас на самом пике.

Л.: — И потом, мы все делаем для того, чтобы мы были только на первых местах. Поэтому все, что мы хотим с Юлей, у нас есть. Мы стараемся не отказывать себе ни в чем.

Л.: — Мы даже не стараемся — мы просто ни в чем себе не отказываем.Несекретные материалы

Юля ВОЛКОВАРодилась 20 февраля 1985 года. Дочь бизнесмена. Закончила музыкальную школу, пела в детской эстрадной группе «Непоседы». После 9-го класса поступила в Государственное музыкальное училище эстрадно-джазового искусства на отделение эстрадного пения. У Юли есть собака — ирландский сеттер по кличке Рада. Лена КАТИНАРодилась 4 октября 1984 года. Дочь музыканта. Закончила среднюю школу, музыкальную школу. Пела в детском коллективе «Непоседы». Сейчас учится в Московском гуманитарно-экономическом институте на факультете психологии. У Лены есть собака Бланкерия породы чау-чау.ВРЕМЯ «ТАТУ»10.30

МОСКОВСКИЙ ВОКЗАЛ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

«Тату» — солистки Юля Волкова и Лена Катина, директор Леня, сопродюсер Лена, четыре девушки-танцовщицы и два охранника приехали из Ярославля в Питер. Обычно группу встречают фанаты из питерского фан-клуба с плакатами, мягкими игрушками и чупа-чупсами. Но на этот раз среди фанов кто-то пустил «дезу», и все ждали «Тату» в аэропорту. На вокзале наблюдался лишь самый главный фанат и президент питерского фан-клуба — студент Ваня.

10.45

«Звезды» Юля и Лена с охранниками сели в «BMW», остальные погрузились в микроавтобус, и все отправились в гостиницу «Октябрьская». (Для тех, кто не был в Питере, поясняю: «Октябрьская» находится напротив вокзала.)

10.55

Пока ждали оформления в гостинице, Лена и Юля читали письма своих поклонников. Сами девушки в переписку не вступают, за них отвечают в фан-клубе.

11.20

В гостиницах девушки всегда живут в одном номере и спят на одной большой кровати. С собой у каждой чемодан с гардеробом — за день приходится переодеваться несколько раз. Что надеть, им обычно советует Елена Кипер — сопродюсер, пресс-секретарь и автор самых главных хитов «Тату». Елену девочки слушаются беспрекословно.

13.15

В ресторане директор Леонид всегда следит за диетой Лены и не разрешает курить Юле.

15.55

В душе «Тату» тоже не расстаются. У Лены волосы густые и длинные, и Юле приходится помогать их мыть. На этот раз помогал еще и фотограф «МК-Бульвара».

16.30

А потом и расчесывать. Юля комментирует: «Я очень люблю делать прически разные, макияж, мыть волосы… Я хотела бы стать стилистом. У меня самой раньше были длинные белые волосы».

16.50

А вот сама Юля причесываться не очень любит. Как правило, перед выходом на сцену ее волосами занимается пресс-секретарь.

17.20

Утюг с собой возит Лена, а гладит вещи Юля. Костюмерша в райдере не предусмотрена.

18.00

В гостиничном номере целый день толпится народ — охранники, журналисты, менеджеры группы и звукозаписывающей компании, а также питерские друзья и приближенные фанаты. Девушкам даже переодеваться приходится практически при всех. Мужчин просят отвернуться. Мужчины слушаются неохотно.

1.30

У каждой девушки свой охранник, в обязанности которого входит не только закрывать собой при случае звездное тело, но и стакан подержать, если что. Концерт девушки начинают в знакомых всем клетчатых юбках, но потом, в процессе, раздеваются до маек и трусов. На бис «Тату» петь не хотели — слишком устали за день, но директор заставил снова идти на сцену.