Светлана Светличная: «Я позитивная, добрая, счастливая и отзывчивая»
Екатерина Волкова: «Меня интересуют сумасшедшие люди»
Светлана Феодулова: «Мой муж спланировал похищение ребенка!»
Игорь Петренко и Екатерина Климова. Фото: Fotodom.ru.

Игорь Петренко: «Идеальные мужья — это что-то из области фантастики»

Актер признался, что наделен большим количеством недостатков, но семья для него все же главное в жизни.

Екатерина Корешева
14 марта 2014 18:46
20114
0

Актер считает, что супруги бывают только любимыми и любящими. При этом он признался, что наделен большим количеством недостатков, но семья для него все же главное в жизни.

В жизни любимого миллионами актера есть своя трагедия, о которой он не любит вспоминать. В 1992 году, когда ему было всего пятнадцать лет, Игорь был арестован по суровому обвинению — соучастие в убийстве. Год подросток провел в тюрьме «Матросская Тишина». Позже суд приговорил его к восьми годам лишения свободы. Выписка из дела гласит: «Суд принимает во внимание, что он, являясь несовершеннолетним, был вовлечен в совершение преступления более старшим Кизимовым, а также выполнял его указания. Поэтому суд считает возможным не приводить приговор в исполнение и назначить наказание условно…» Это был единственный проступок в пестрой и яркой жизни артиста, богатой на события. Молодой человек исправился и превратился в серьезного мужчину, который вызывает восхищение и уважение. Так что судья не ошибся, дав ему второй шанс, а нам подарив замечательного актера.


Вы родились в Германии. Как там оказалась ваша семья?
Игорь Петренко:
«Мой папа, Петр Владимирович, — военный. И одним из мест его службы был город Потсдам в Восточной Германии, куда он отправился с семьей. Мама и моя сестра Ирина, которая старше меня на пять лет, конечно же, сопровождали его в этой длительной командировке. Там я и родился. Так что парень я заграничный. (Смеется.) Но немецкий период я даже толком и не помню. Только какие-то обрывки всплывают в памяти: например, наш дом, он находился рядом с железной дорогой, по которой ходили красочные, яркие поезда. А уехали мы оттуда, когда мне было четыре года. С тех пор я там не был, но у меня все еще впереди. Главное — есть желание съездить в Потсдам и посмотреть, что же это за город такой».
Ваш отец радовался появлению наследника?
Игорь:
«Думаю, да. Хотя мне кажется, что он в любом случае был бы счастлив. Кстати, у нас в семье есть одна легенда. Говорят, когда ожидали моего появления на свет, отец утверждал, что он будет одинаково рад как сыну, так и дочке. А вот его коллега, у которого жена тоже была на сносях, хотел исключительно мальчика, а у него родилась девочка. Так он моему папе, когда мне, новорожденному, омывали ручки и ножки, предложил поменяться: он забирает меня, а ему отдает свою дочь. А в придачу еще и ящик коньяка. Дескать, ты же говорил, что тебе не столь важно, кто родится. (Смеется.) Наверняка он шутил. Кто ж свое родное дитя отдаст?! Но, во всяком случае, такая история была».
Из Германии сразу перебрались в столицу или же, как большинству офицерских семей, вам пришлось поколесить по разным военным городкам нашей страны?
Игорь:
«Мои родители еще до моего появления на свет не раз меняли место жительства из-за папиной службы. Так, например, моя сестренка Ирина родилась в Самаре (в то время Куйбышев), на берегу Волги. А когда мы вернулись из ГДР, папа поступил в Москве в Военную академию радиационной, химической и биологической защиты имени маршала Семена Константиновича Тимошенко. Окончил ее с красным дипломом и остался там преподавать. Кстати, стал он и старшим преподавателем, выпустил много хороших, сильных специалистов. Помимо этого в 1986 году принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Это была его война, его битва, его служение».

Силе чувств Екатерина и Игоря могут позавидовать даже их киногерои. Кадр из фильма «Мы из будущего».
Силе чувств Екатерина и Игоря могут позавидовать даже их киногерои. Кадр из фильма «Мы из будущего».

А чем занималась ваша мама?
Игорь:
«Она переводчик с английского языка. До недавнего времени занималась техническими переводами, служила родине на государственном объекте. А моя бабушка по отцовской линии окончила Гнесинку, она была певицей. И те, кто ее помнит, рассказывают, что она обладала потрясающим голосом. Но, к сожалению, я ее видел, только будучи совсем маленьким. Поэтому у меня нет о ней четких воспоминаний».
То есть тяга к искусству у вас от бабушки?
Игорь:
«Почему же?! Папа у меня тоже личность, как сейчас говорят, креативная. Сколько себя помню, он картины писал, чеканил, занимался экслибрисом, резал по дереву, фотографировал. И нас с сестрой Ириной старался ко всему этому приобщить. Выходные дни он тратил не на свои какие-то дела и встречи с друзьями, а посвящал это время нам. В будни утром уходил на службу, вернувшись вечером, проявлял сразу же жесткий контроль — дневник, сделанные домашние задания. А в субботу и воскресенье он нас приобщал к различным видам творчества, причем очень долгое время, до моих лет четырнадцати (Ирине к тому времени было уже девятнадцать). Большинство подарков в кругу семьи мы делали своими руками. Рисовали, выжигали, резали, лепили».
Вы с такой теплотой говорите о своей сестре… Сохранили с ней близкие отношения?
Игорь:
«Конечно. Она же у меня самая чудесная и замечательная. Правда, к сожалению, сейчас мы видимся не так часто, как хотелось бы, потому что Ира живет в Риге. У нее все хорошо. Прекрасный муж — светлейший, душевный человек. По первому образованию сестренка у меня художник-модельер, а по второму — дизайнер интерьеров. Правда, сейчас по специальности не работает, она домохозяйка. Тоже, согласитесь, занятие полезное и не из простых, если к нему относиться серьезно и ответственно. Но для себя Ирина продолжает заниматься творчеством. Например, когда затеяли ремонт, то она все взяла на себя, решила не прибегать к посторонней помощи. Причем речь шла не только о дизайне и выборе материалов — она все делала сама. Такой уж она мастер на все руки. В отца пошла!»
А вы?
Игорь:
«Я пока только подающий надежды. Подмастерье». (Смеется.)
Такое впечатление (может, оно, конечно, и поверхностное), что вы всегда были таким правильным молодым человеком, даже в детские годы…
Игорь:
«Не верь глазам своим! (Смеется.) У меня и сейчас недостатков хватает, да и раньше их было немало. Образу стопроцентного пай-мальчика я никогда не соответствовал. В школьные годы, бывало, прогуливал уроки. Но, как я сейчас понимаю, это было связано с тем, что меня просто не увлекали некоторые предметы. Делаю такой вывод, потому что, например, английский язык я не пропускал никогда, с удовольствием занимался… Да и вообще точные науки — это не мое, не технического я склада ума. Можно сказать, гуманитарий. Конечно же, бывали и драки, как у большинства мальчишек. Не то чтобы сам нарывался, просто мог и за себя постоять, и за друзей. Я всегда был парнем крепким, спортивным, не задирой, но и не из трусливых».

«К роли циркача всегда готов! Во всяком случае, жонглировать уже умею». Фото: Владимир Чистяков.
«К роли циркача всегда готов! Во всяком случае, жонглировать уже умею». Фото: Владимир Чистяков.

А как дома реагировали на прогулы и такое отношение к школе?
Игорь:
«Отец меня достаточно строго воспитывал. Периодически давал тумаков. И чем серьезней предстояло наказание, тем изощренней я старался выкрутиться из сложившейся ситуации. Может быть, отсюда и берут корни основы моего актерского мастерства». (Смеется.)
Частенько дети из офицерских семей идут по стопам родителей. А вы выбрали другую стезю…
Игорь:
«Просто так сложилась жизнь. Это не значит, что я как-то отрицательно отношусь к людям в погонах. Тем более что у нас целая династия: не только папа, но и дед, и прадед были военнослужащими… Мне в кино столько раз доводилось играть солдат! Можно сказать, я не один раз уже отслужил. (Смеется.) Ведь во время подготовки к съемкам фильма „Звезда“ нам, всем исполнителям главных ролей, пришлось пройти серьезную армейскую школу. Мы три месяца тренировались. Изучали тактику ведения боя и оружие, проходили на время полосу препятствий. Вообще из нас пытались сделать настоящих разведчиков-диверсантов. И выкладывались мы на этих занятиях на полную катушку. Не просто так, для галочки, а по-серьезному. К вечеру ноги не держали от усталости. А мышцы как поначалу ныли! И это с учетом того, что я-то спортом занимался — и спортивной гимнастикой, и дзюдо, и самбо, и даже футболом. Правда, всего лишь один день мяч гонял, но было в моей биографии и такое. (Смеется.) То есть физические нагрузки мне не в новинку. К тому же, когда я готовился к роли, прочел очень много книг по военному искусству и технике. Прекрасно разбирался как в нашем вооружении тех лет, так и в немецком, — начиная с автоматов и заканчивая самолетами. Одним словом, курс молодого бойца прошел, а на съемках закрепил».
Так как же вы все-таки стали артистом?
Игорь:
«По воле случая. Я долго не мог определиться, куда податься после окончания школы. В армии в те годы был бардак. Страна развалилась. Из профессий были востребованы только две — юристы и экономисты. Но меня не прельщало ни то, ни другое. И вот как-то раз мы с приятелем, прогуливаясь, проходили мимо Щепкинского училища. Там стояла толпа ребят. Мы спросили: „Чего дают?“ Нам ответили: „Знания“. Я уточнил, что надо для того, чтобы приняли, и решил шутки ради попробовать свои силы. Помню, как я песню учил в коридоре вуза. Как ни странно, до этого я никогда не пел, тем более на публике. Вышел перед приемной комиссией, исполнил „Я в весеннем лесу пил березовый сок…“ и услышал в ответ, что песню надо поменять на „капитан, капитан, улыбнитесь“, поскольку ее можно проговорить речитативом. Вот так всех поразили мои вокальные данные. (Смеется.) Но что удивительно, когда начал готовиться, меня это зацепило. И я тут же подал документы во все театральные вузы. Примечательно, что конкурс я прошел везде. И у меня, к счастью, была возможность выбора».

В картине «Тарас Бульба» Петренко сыграл Андрия: «Мой герой – авантюрист и романтик. Он из тех, кто может залезть на дерево, не думая о том, как спуститься вниз». Кадр из фильма.
В картине «Тарас Бульба» Петренко сыграл Андрия: «Мой герой – авантюрист и романтик. Он из тех, кто может залезть на дерево, не думая о том, как спуститься вниз». Кадр из фильма.

И какое учебное заведение пришлось вам по душе?
Игорь:
«Первое потрясение — это портрет великого актера Михаила Семеновича Щепкина, под которым было написано: „Священнодействуй или убирайся вон!“ Эта фраза запала мне и в душу, и в голову. И осталась во мне навсегда. А во-вторых, пройдя через здание, я оказался во внутреннем дворике и увидел, что в центре Москвы — настоящий оазис. Там ребята-студенты: кто-то танцует, кто-то что-то разучивает, репетирует, поет, общается, смеется. Здесь царила своя жизнь, был особый мир, частью которого мне захотелось стать. Я просто почувствовал, что это мое».
Со своей первой женой Ириной Леоновой вы познакомились в училище?
Игорь:
«Да. Как раз при поступлении. Но расписались мы уже после получения диплома. И чтобы подзаработать денег на медовый месяц, устроились официантами в ресторан. Времена такие были. Судите сами: в театре у меня зарплата была пятьсот рублей, а на дорогу в театр ежемесячно я тратил три с половиной тысячи. То есть даже для того, чтобы служить в театре, необходимо было где-то достать еще три тысячи. Так что после свадьбы мы сначала трудились официантами, а уже потом поехали отдыхать в свадебное путешествие».
Но вскоре вас пригласили на роль в фильм «Звезда», который и принес вам популярность. Кастинг прошли легко?
Игорь:
«Нет. Мало того, меня пробовали на одну и ту же роль раз шесть или семь. А началось с того, что, оказавшись на студии, я сразу не сообразил, кто здесь режиссер. Думаю: все-таки такой серьезный фильм о войне, проект, которому, как мне сказали, студия уделяет большое внимание, значит, и режиссер должен быть опытный, именитый. Прихожу на встречу, назначенную на „Мосфильме“, там сидят двое мужчин: один солидный, в возрасте, а второй — молоденький, совсем еще зеленый. Естественно, я решил, что второй — это администратор какой-нибудь или же помощник чей-то. Оказалось, я ошибся. И не таким уж юным был Николай Лебедев, просто в свои тридцать пять он выглядел моложе своих лет. Не приглянулись ему мои пробы, но кастинг-директор уговорила его сделать повторные. Правда, и это ничего не дало. Николай хотел в роли лейтенанта Травкина снимать Дениса Никифорова. И его утвердили. Но он играл в „Табакерке“, был занят во многих спектаклях, и Олег Павлович Табаков Дениса на съемки не отпустил. Тогда и пригласили меня. И эта работа стала моим звездным билетом».
Если вернуться к разговору о вашей личной жизни… Как расстались с первой женой?
Игорь:
«Не люблю я обсуждать эту тему. Нормально мы разошлись. Я прекрасно отношусь к Ире. Рад, что у нее все замечательно, жизнь сложилась просто отлично. Она счастлива в браке (Ирина замужем за актером Евгением Цыгановым. — Прим. авт.), у нее шестеро детей! Представляете, какая молодец! И в дальнейшем я ей желаю только всего самого хорошего».
О том, что в Екатерину Климову вы влюбились еще на съемках сериала «Московские окна», знает вся страна. Но все равно пытались сохранить семью. Почему? Не верили в серьезность своих чувств к Кате?
Игорь:
«Наоборот, я осознавал, что это серьезно. Но, во-первых, было все-таки чувство ответственности перед семьей. Да и к тому же я понимал, что она несвободна. Можно сказать, это были двенадцать месяцев внутренней борьбы. Потом я все-таки не выдержал и позвонил. Вообще говорить о любви, о чувствах мужчина с легкостью может только с любимой женщиной — и ни с кем другим. Поэтому давайте не будем касаться этого вопроса».

«Печорин – персонаж непростой. Я не оправдываю его поступков, но понимаю мотивацию». Кадр из сериала «Печорин».
«Печорин – персонаж непростой. Я не оправдываю его поступков, но понимаю мотивацию». Кадр из сериала «Печорин».

У Екатерины дочь от первого брака. Вы быстро нашли с ней общий язык?
Игорь:
«Моментально. И вообще, честно говоря, мне не нравится, когда о Лизе говорят как о ребенке Кати от бывшего мужа. У нас одна семья, и она для меня такая же родная, как и сыновья. И в моем отношении к детям практически нет различий, разве что, конечно, мальчиков воспитываешь иначе, чем девочек, и делаешь скидку на возраст. Дочери будет в этом году тринадцать лет, Матвею — восемь, а Корнею — шесть. Но люблю я их одинаково. Наверное, семья и есть главное в моей жизни. И я все отдал бы за то, чтобы они были счастливы. Хочется как-то оградить их от неприятностей, проблем, болезней. Не всегда это получается. Но я стараюсь как могу».
Воспитанием детей занимаетесь?
Игорь:
«Конечно. Хотя основная доля заботы о них лежит на Кате. Она самая замечательная мама на свете — чуткая, нежная, внимательная. Даже балуя, она умудряется не перебаловать ребятишек. Вообще лучше жены, чем моя, и представить невозможно».
А вы идеальный муж?
Игорь:
«Нет. А вообще такие бывают? Идеальные мужья — это что-то из области фантастики. Мы бываем любимыми и любящими. Но при этом у каждого из нас хватает своих минусов, которые, кстати, не всегда уравновешиваются плюсами. Иногда задумываешься над женским героизмом — и как вы нас таких терпите-то?!» (Смеется.)
В последнее время появилось немало статей о том, что вы с Екатериной расстались и живете порознь. Насколько это соответствует действительности?
Игорь:
«Нас не первый раз уже разводят. Печатают об этом „новости“ в СМИ, обсуждают… И даже не задумываются о том, насколько это пошло. Мы-то с женой — взрослые люди, переживем все эти разговоры. Но мы же существуем не в вакууме, эти неприятные слухи доходят до ушей наших детей. Это неприятно. Представьте, как бы ваш ребенок реагировал на такую болтовню, даже если бы видел, что у мамы с папой все в порядке. Иногда мы живем порознь, но это связано не с какими-то разногласиями, а с необходимостью. Мы с семьей обосновались за городом. И порой, если я поздно закончил съемки в Москве, а рано утром надо уже снова быть на работе, остаюсь в столичной квартире, чтобы выиграть лишнее время для сна, которое потеряю, стоя утром в пробках на шоссе… Вот такое у нас „раздельное“ проживание иногда случается. Я думаю, наша семья не единственная, которая живет подобным образом».
Ваши взгляды с Екатериной сходятся во всем или все-таки бывают противоречия?
Игорь:
«Всякое случается. Двух одинаковых людей, как под копирку, не существует. А если б такое и было возможно, все равно наверняка возникали бы какие-то споры. Такова человеческая природа. Но если люди не только любят, но и понимают друг друга, то всегда найдут решение любых вопросов без скандалов и давления. Порой можно прибегнуть к хитрости…» (Смеется.)
Например?
Игорь:
«Вот я хотел завести собаку. Но не был уверен, что жена с восторгом воспримет эту идею. Но одновременно я знаю, что она очень трепетно и бережно относится к моим подаркам. Поэтому я преподнес ей сюрприз в виде щенка дога».
И как она отреагировала?
Игорь:
«Растерялась сначала. (Смеется.) Но, как и любой подарок, приняла с радостью. Сейчас это большущий пес, умный и сильный. Катя его очень любит, и он ее, кстати, тоже. Ей его не под силу удержать, поэтому гуляет она с ним только на придомовой территории, которую от поселка отделяет забор. Она просто выпускает его во двор, и он там бегает. Меня он слушается беспрекословно, Катю — меньше. Просто собаке надо отдавать четкие команды, и если видишь непослушание, настаивать на своем. Жена так не может, она просто разговаривает с животным и общается очень мягко. Поэтому, можно сказать, он сидит у нее на шее. Хотя, с другой стороны, не дай бог, если кто-то покусится на хозяйку или на наших детей! Это серьезнейший защитник, который и близко к своим не подпустит».

Недавно Игорь Петренко и Екатерина Климова вместе сыграли в новом клипе группы «Токио». Фото: материалы пресс-служб.
Недавно Игорь Петренко и Екатерина Климова вместе сыграли в новом клипе группы «Токио». Фото: материалы пресс-служб.

Вы успешный артист. Многие ваши коллеги идут учиться на режиссеров, продюсеров. Есть желание освоить еще какую-то специальность?
Игорь:
«Жалею, что у меня нет юридического образования. Законов мы не знаем. А если начинаем их читать, то не понимаем, что там написано. Какая-то непереводимая игра слов, „масло масляное“. Вот бы нашелся кто-нибудь, кто перевел бы все это на человеческий язык! Как в Библии расписаны доступно все заповеди: не убий, не укради, не прелюбодействуй… А знание законодательства необходимо. Я считаю, одно из самых выдающихся изобретений человечества за всю его историю — это светофор, который уравнял всех: богатых и бедных, женщин и мужчин, старых и молодых. Красный свет — ты должен стоять, зеленый — ехать или идти. И ты понимаешь: чтобы с тобой ничего плохого не случилось, ты должен опираться на это правило. Как только ты его нарушаешь, то несешь ответственность не только за свою жизнь, но и за чужие. Хотелось бы, чтобы и законодательство было так же доступно всем и каждому для восприятия».
А сейчас подучиться нет намерения?
Игорь:
«Увы, чем старше становишься, тем все сложнее и сложнее учиться. В первую очередь потому, что времени свободного все меньше и меньше… Но по-другому расставить приоритеты, отказаться от чего-то в пользу юридического образования я не могу. Тем более что я и так мало времени уделяю семье. Хотелось бы больше, но работа не позволяет. Ведь из-за нее, бывает, я детей по целому месяцу не вижу. А если уж учиться, то делать это нужно основательно, без пропусков, углубляясь в процесс получения знаний. И я понимаю, что реально сейчас такого себе позволить не могу».
Но зато можно хотя бы запланировать.
Игорь:
«Планов у меня громадное количество. Хочу к своему сорокапятилетию, а случится это через восемь лет, выучить четыре иностранных языка — английский, немецкий, французский и итальянский. Овладеть каким-нибудь музыкальным инструментом. Честно говоря, я всегда мечтал играть на барабанах. Мне даже барабанную установку друзья домой притащили. Но поскольку я обычно поздно возвращаюсь, нет никакой возможности ее опробовать. А еще не так давно я полюбил хоккей, есть желание заниматься этим видом спорта. И я его уже реализую — тренируюсь. Буду стремиться на следующие Олимпийские игры. Возможно, вы меня там увидите. Правда, не на льду, а на трибуне болельщиков». (Смеется.)


Ольга Серова