Алексей Агранович: «Раздолбайство и влюбчивость — синонимы»
Александр Ратников: «Мы, как многие семьи, не избежали сложностей»
Никита Волков: «Мечтаю, чтобы мама была здорова и ни в чем не нуждалась»
Юлия Ковальчук.
Лилия Шарловская

Юлия Ковальчук: «Если меня обидеть, могу отомстить»

Она поет, ведет передачу, участвует в телепроектах… Артистка рассказала, как совместить такой бешеный рабочий ритм и личную жизнь.

Ольга Сапрыкина
28 июня 2012 22:40
12233
0

Она успешно занимается сольной карьерой на эстраде, ведет передачу «Минута славы», периодически участвует в интересных телепроектах… Артистка рассказала, как при таком бешеном ритме у нее остается время на личную жизнь.

Если в Америке иконой стиля уже давно считают Сару Джессику Паркер, то в России ее модным двойником называют Юлию Ковальчук. Не так давно, когда героиня «Секса в большом городе» приезжала в Москву, их торжественно познакомили.
Но в отличие от Джессики, которая там, за океаном, в свободное время почти закрыта от публики, наша Юля всегда на виду и успевает повсюду. Оказывается, она с детства такая активная. Как-то, вернувшись домой после школы, Юля огорошила маму сообщением, что записалась в ближайшем Дворце культуры во все возможные кружки — от макраме до кукольного театра. С тех пор стиль ее жизни почти не изменился.
Юлия Ковальчук: «Я благодарна своей маме, которая никогда не мешала мне развиваться, — может, оттого, что она сама была человеком творческим. Хотя мама преподавала довольно сложные предметы: сопромат, оборудование для заводов, — в колледже она была массовиком-затейником. Поэтому и меня не ограничивала. Сегодня мне кажется, что именно так и нужно воспитывать детей — не ставить их ни в какие рамки. Пусть они пробуют все, чего им хочется, а внутренний инстинкт в какой-то момент заставит зацепиться за то, что и станет главным в жизни. У меня, например, через какое-то время часть кружков, в которые я записалась, постепенно „отвалилась“. Остались только танцы, художественная школа и кукольный театр. Но зато уж этим занятиям я отдавалась полностью! Помню, когда летом приезжала к бабушке (она жила на Украине), то устраивала там настоящие представления. Мы обходили всю деревню с приглашением: „Здравствуйте, сегодня вечером, ровно в семь часов, будет концерт, ждем вас с табуретками“. И собирались чуть ли не все жители. Это было так трогательно!»


А я вот читала, что в детстве вы мечтали стать патологоанатомом. Неожиданное желание — особенно на фоне концертов, плясок и кукольных театров…

Юлия: «Вот такая я многогранная! Мама шутила, что, видимо, медицинские гены дают о себе знать: у меня обе бабушки работали в этой сфере. Да, я мечтала и о карьере хирурга, и патологоанатома. Мне казалось, что если очень хочешь, то вполне возможно охватить все-все-все. Я обожала смотреть передачи, связанные с проведением операций, со смертью. Помню, мы с мамой ходили на фильм „Кинг-Конг“. И там есть эпизод, когда огромному Кинг-Конгу делают операцию по пересадке сердца. В тот момент почти все зрители в кинозале зажмурили глаза, и только я сидела, уставившись на экран, и громко комментировала: „Вот эту перепоночку я бы лучше отрезала, а здесь сшила бы ровнее!“ Я, кстати, и по сей день обожаю документальные фильмы, в которых исследуются различные причины смерти».

Юлия Ковальчук. Фото: Лилия Шарловская.
Юлия Ковальчук. Фото: Лилия Шарловская.

Юля, у вас ведь есть старшая сестра Жанна. Интересно, она такая же неугомонная?
Юлия:
«Мы с моей старшей сестрой очень разные. Да и разница в возрасте у нас достаточно большая — семь лет. Так вот, если я — юг, то Жанна — это север. Она очень сдержанная, спокойная, немного погружена в себя. Видимо, вся энергия в нашей семье мне
досталась».


Сейчас, спустя годы, вы не утратили своей активности. Иногда складывается впечатление, что у Юлии Ковальчук есть цель — успеть везде и всюду. Вы ведь, кажется, участвовали во всех крупных телепроектах последнего времени. Зачем вам это?
Юлия:
«Я считаю, что профессия, позволяющая реализоваться в самых разных областях, — это мое большое счастье. Но я участвую только в по-настоящему знаковых проектах, они важны и для проверки меня самой: а смогу ли, а выдержу ли, а где мой порог боли? И я не считаю, что разбрасываюсь. Конечно, порой я что-то не успеваю, но зато получаю такой бесценный опыт!..»

Иногда кажется, что вам все дается играючи. Это только видимость или так оно и есть на самом деле?
Юлия:
«Если со стороны так выглядит, значит, я все делаю правильно. Значит, мне удается скрыть от окружающих те трудности, которые, безусловно, есть на моем пути. На самом деле я в Москве уже двенадцать лет: приехала в столицу в семнадцать, а в этом году мне исполняется тридцать. Так что я провела здесь огромный промежуток времени. Вот если бы всего, что есть у меня сегодня, я добилась года за три, то можно было бы сказать: „Как у нее все легко и просто!“ А вообще я очень уважаю артистов или спортсменов как раз за то, что когда они выходят на публику и делают какой-то сложный трюк, ни у кого и мысли не возникает, сколько трудов стоит за этой видимой легкостью. Поэтому вопросы о том, что у меня все получается само собой, я воспринимаю как комплимент».

Не зря ли? У нас в стране не любят успешных и удачливых. Вот пожалеть — это мы все умеем…
Юлия:
«Всегда есть группа людей, которая относится к тому или иному артисту негативно. А уж тем более если этот артист — девушка-блондинка. Почему-то считается, что путь наш на вершину олимпа совсем не тернист, а пролегает… ну, вы сами знаете, через какую часть мебели. Самое забавное, что и я в семнадцать лет пребывала в полной уверенности, что просто так ничего не бывает, что не может молодая девушка вот так взять и попасть в музыкальную группу. Так и считала, пока сама не прошла многочисленные кастинги и не стала солисткой „Блестящих“. К слову, уже работая в составе столь прославленного коллектива, я примерно еще год жила в общежитии. С одной стороны, я была публичной персоной, с другой — не могла себе позволить снимать отдельную квартиру».

Юлия Ковальчук. Фото: Лилия Шарловская.
Юлия Ковальчук. Фото: Лилия Шарловская.

К слову, о «Блестящих»: недавно была передача с шокирующими подробностями о группе. Так вот, там говорилось, что вы, оказывается, практически лишили работы Ольгу Орлову, заняв ее место. А продюсеры ее просто выжили из коллектива…
Юлия:
«Не знаю, откуда появилась такая информация. Когда я пришла в группу, Оля не работала уже года два, наверное. И в принципе девчонки вполне справлялись втроем, четвертая солистка им была не нужна. Я просто оказалась в нужное время в нужном месте. Ведь изначально я проходила кастинг не в саму группу, а в балетную труппу: намечался большой сольный концерт „Блестящих“, и продюсеры набирали танцовщиц. Кастинг, к слову, был очень сложный. Сто человек на место! И поначалу я стала участницей балета. Пока в один прекрасный день в офисе группы меня не увидел продюсер. Глянул так внимательно, спросил, пою ли я. Я ответила: „Дайте мне гитару, сами услышите“. И спела — и свои песни, и что-то из репертуара „Блестящих“. Так что нельзя сказать, что я заняла чье-то место. Мы с Олей Орловой даже по типажу совершенно разные, и если бы продюсеры действительно искали ей замену, то точно бы выбрали не меня».


А разговоры о том, что остальные солистки поначалу вас категорически не принимали, тоже преувеличение?
Юлия:
«Тоже не знаю, кто это придумал. Наоборот, я, попав в группу, внутренне готовилась к самому худшему: знала, что женский коллектив — это особая атмосфера… И какова же была моя радость, когда все оказалось совсем иначе! Каждая из девчонок помнила, как она сама приходила в коллектив, поэтому никакой дедовщины, издевательств не было. Конечно, не могу сказать, что мы с первой же секунды стали подружками, — нет. Но притирочный период, который продолжался примерно полгода, прошел под знаком плюс. А позже мы стали по-настоящему тесно общаться. И даже сейчас, когда я пустилась в сольное плавание, сохраняем дружеские отношения».

То есть дружба в шоу-бизнесе возможна?
Юлия:
«Дружба всюду возможна, ведь все зависит от людей. Если интересы близкие, жизненные позиции совпадают, то совершенно неважно, артисты вы или парикмахеры. Хотя лично я не могу сказать, что у меня есть насто-ящие друзья среди коллег. Но при-ятельские отношения поддерживаю со многими».

Михаил Галустян — из числа таких приятелей? Я, к примеру, очень удивилась, когда обнаружила, что на своей страничке в соцсети он частенько вас упоминает. То пишет, что вместе с Ковальчук в Америку летал, то что подарил ей свою собаку…
Юлия:
«Миша — прекрасный человечек, очень легкий по жизни. Мне импонирует, что с ним всегда смешно. И мы с ним действительно приятельствуем. Более того, теперь мы немножко родственники, потому что мой пес Рико — сын его собаки. Причем получилось все неожиданно. У нас с Лешей (Алексей Чумаков, постоянный спутник Юлии последние четыре года. — Прим. авт.) уже был йоркширский терьер Мели, поэтому других домашних животных мы заводить не собирались. Пока как-то утром не пришло сообщение от Миши: „Хотел бы предложить вам щенка“. И почему-то мы с Лешей, не сговариваясь, вдруг решили подумать на эту тему. Размышляли мы в течение часа, а потом я перезвонила Галустяну: „Я хочу на него посмотреть, куда приехать?“ — „Да куда же ты приедешь? Щенок в Сочи. Если будешь брать, я тебе его привезу“. Я даже растерялась: „Ну как же так? Надо же устроить смотрины, кто первый подойдет, понюхает…“ — „Я тебе все сниму на видео и пришлю“. И вот таким образом у нас появился сын Мишиной собачки, джек-рассел-терьер по имени Рико».

Юлия Ковальчук и Алексей Чумаков. Фото: Лилия Шарловская.
Юлия Ковальчук и Алексей Чумаков. Фото: Лилия Шарловская.

Вот вы сейчас упомянули Лешу Чумакова. Вы вместе уже довольно долго, однако до сих пор не утихают споры: ваши отношения — это пиар или реальный роман? Вас не утомили подобные разговоры?
Юлия:
«Я на них никак не реагирую. К тому же, мне кажется, всем давно стало ясно, что ради пиара мы, наверное, вели бы себя активней, больше работали на публику. А мы, как никто другой, пытаемся все наше личное держать внутри, в семье. Мне, честно говоря, не хочется никому ничего доказывать. Мы дали несколько совместных интервью за четыре года, и этого достаточно, чтобы из наших уст прозвучало то, что мы хотели бы озвучить. Все остальное мы не считаем нужным комментировать».


Вы как-то обронили, что говорите с мужчинами на одном языке, поэтому вам легко понимать их. Не объясните, что вы имели в виду?
Юлия:
«Я, как и многие, считаю, что мужчина и женщина — это не просто разные планеты, это разные галактики. Одну и ту же ситуацию мы оцениваем совершенно по-разному. А главное, что убедить друг друга в своей правоте фактически невозможно — ведь „на той стороне“ совершенно иной склад ума. Видимо, поэтому так тянет друг к другу представителей противоположного пола. Но я по какой-то причине действительно достаточно часто в спорах между женщиной и мужчиной могу принять сторону последнего. Мои друзья даже шутят, что в прошлой жизни я, видимо, была усатым дядькой. Я и правда часто поступаю так, как поступают мужчины. Не знаю, может быть, реинкарнация…»

А ваших знакомых мужчин не пугает такая ваша особенность?
Юлия:
«Представляете, каково это: иметь рядом с собой женщину, которая думает как мужчина? Мне кажется, просто замечательно!»

Не знаю, не знаю… Вы ведь еще и очень инициативная. Как вы считаете, это нормально, когда девушка в личных, амурных делах первой делает важный шаг?
Юлия:
«По-моему, в этом нет ничего страшного. Если ее избранник чуть более ленив, чем она, порой даже необходимо проявить инициативу. Хотя бы для того, чтобы дать ему толчок к решительным действиям. Но лично я, замечу в скобках, все-таки придерживаюсь консервативных взглядов: мужчина должен женщину завоевывать».

Вы с Алексеем оба производите впечатление лидеров. Двум сильным личностям трудно вместе или, когда есть чувства, это уже неважно?
Юлия:
«Нет, важно. Действительно, двум таким ярко выраженным лидерам, каковыми мы с Лешей являемся, порой бывает очень сложно найти компромисс. Даже в бытовых, житейских ситуациях. Но тут главное — осознание, насколько ты любишь этого человека и насколько готов чуть-чуть пойти на уступки. Вообще нам, конечно, приходится порой переступать через себя».

Вы можете, если что, постоять за себя? Вот в клипе «Прямо в сердце» вы, уличив любимого в измене, хладнокровно убиваете его. А в жизни способны на месть?
Юлия:
«Слава богу, в реальности у меня подобной ситуации не было, но что-то мне подсказывает: если меня очень сильно обидеть, то я смогу отомстить. Я ведь к тому же Скорпион по гороскопу. Но на насилие я точно не пойду. Мне вообще кажется, что если мужчины выпускают пар, разбивая тарелки или ударяя кулаком в дверь, то женщины зачастую отмалчиваются, а вот когда приходит нужный момент… Очень надеюсь, что мне никогда в жизни не придется открывать эту грань своей натуры. До сих пор, если я и встречалась с предательством (в данном случае не имею в виду личные отношения), то старалась найти в себе силы, чтобы пере-вести ситуацию в позитивное русло».


Какая вы все-таки положительная, Юля! Скажите, а за эти двенадцать лет, что вы в Москве, никогда не возникало таких моментов, когда хотелось послать все куда подальше и уехать обратно к родителям?
Юлия:
«Никогда! Ни одной секунды! В семнадцать лет приехав в Москву, я сразу поняла: это мой город. Поэтому даже в самые-самые серьезные минуты отчаяния, когда я действительно могла заплакать от усталости или бессилия, не было мыслей вернуться. Скорее такие моменты заставляли меня работать еще больше. Так что даже не думайте — я здесь всерьез и надолго!»