Сергей Степин: «Я по жизни оптимист. Мне кажется, всегда есть место юмору»
Павел Савинков: «Мой поцелуй в шутку назвали пенсионерским»
Артем Быстров: «У меня лицо от сохи, зато фактурное»
Наталья Бардо
Фото: материалы пресс-служб

Наталья Бардо: «Иногда просто заставляю себя полежать на диване»

Ульяна Калашникова
17 апреля 2018 11:44
2937
0

Под впечатлением от роли актрисы в сериале о буднях летчиков WomanHit.ru обсудил с Натальей авиафобию, «скорую помощь» на съемочной площадке и настоящих мужчин

— Наталья, ваша героиня в «Улетном экипаже» девушка храбрая и способная на определенные поступки. На что бы вы никогда не решились из того, на что готова пилот Полина?

— Наверное, я в отличие от Полины Овечкиной никогда не села бы за штурвал самолета. Это ответственность, которая в кабине лайнера ни на кого не перекладывается, несмотря на то, что пилота два. Я, наверное, никогда не выдержала бы такой рабочий ритм, хотя у артистов тоже тяжелая работа — мы по многу часов на смене. Ну а эти перегрузки — это, конечно, особенно тяжело. Также в отличие от Полины Овечкиной у меня не хватило бы терпения перевоспитывать человека вроде героя Леши Чадова. Впрочем… У меня тоже крепкое терпение.

— То есть у хрупкой блондинки Натальи Бардо есть характер: можете и кулаком стукнуть?

— Я с виду очень хрупкая, но считаю, что сейчас нужно уметь отстаивать свою точку зрения.

— Можете даже спорить с режиссером на площадке?

— Ситуации такие бывали. Режиссер может просить сделать что-то, а ты чувствуешь — это какая-то неправда по отношению к тебе. Но чаще мы просто договариваемся.

Съемки сериала «Улетный экипаж» проходили в специально созданном самолете-трансформере
Съемки сериала «Улетный экипаж» проходили в специально созданном самолете-трансформере
Фото: материалы пресс-служб

— Наверное, хорошо, когда муж еще и режиссер проекта, в котором играешь?

— Если человек профессионал — работается прекрасно. Я в кино десять лет, Марюс — тридцать. Мы все понимаем, поэтому нет конфликтов. Он просто говорит: «Нужно сделать вот так». Я отвечаю: «Хорошо, попробую. Если будет хорошо, значит, так и сделаем». Пробую — не получается. Подхожу и говорю: «Давай найдем компромисс, мне кажется, что в этой ситуации героиня реагирует иначе. Мне это неудобно, неорганично». И он соглашается. Оказывается, что так действительно лучше. Мы чувствуем друг друга, мы очень похожи, поэтому, наверное, нам и легко работать вместе. Хотя Марюс ко мне более требователен, но в этом есть своя прелесть. Я — перфекционист и без режиссера, который ко мне требователен на площадке, чувствую себя некомфортно.

— Говорят, во время съемок сериала к вам на площадку даже «скорая» приезжала…

— Да, получилось так, что я сильно отравилась, а нужно было продолжать съемку. Приехала «скорая помощь», мне сделали укол. И после этого пришлось еще два дня работать под уколами. Мне было очень плохо, а сцены в итоге замечательные получились. Забавно и то, что самолет в кадре выглядит очень реалистично, а на самом деле это макет. Вообще мы с Лешей пять дней в неделю практически не выходили из кабины. Это было непросто. Нам туда доставляли какую-то еду, сухари, овощи, еще что-то.

— Ну вы же с Алексеем довольно давно знакомы и уже работали вместе…

— Работали, и могу сказать, что Алексей — настоящий профессионал и джентльмен. Сейчас есть такая тенденция у мужчин: не открыть дверь, не подать девушке руку… Но Леша всегда галантен, всегда внимателен. Про него легко говорить эти слова, потому что они ему подходят. В отличие от многих других он настоящий мужчина.

Наталья Бардо и ее супруг режиссер Марюс Вайсберг чуть меньше двух лет назад стали родителями сына Эрика. Однако представлять сына широкой публике родители пока не торопятся
Наталья Бардо и ее супруг режиссер Марюс Вайсберг чуть меньше двух лет назад стали родителями сына Эрика. Однако представлять сына широкой публике родители пока не торопятся
Фото: Instagram.com

— А вы сами, кстати, никогда не мечтали стать стюардессой?

— Нет, не мечтала. Лет десять назад у меня была жуткая авиафобия, и я от нее долго избавлялась разговорами с профессионалами, с людьми, которые говорили, что если в салоне шумит, трещит, свистит и скрипит — это необязательно плохо. Сейчас я на борту отдыхаю. Очки, беруши, спортивный костюм. Я люблю, когда мне удобно.

— Когда вам не нужно куда-то лететь или ехать на съемки, чем предпочитаете заниматься?

— Я занимаюсь спортом, встречаюсь с друзьями. Люблю читать, смотреть кино, ходить в театр — много чем можно заниматься. В последнее время буквально заставляю себя лежать на диване. Говорю себе: «Лежи, это не стыдно!» (Улыбается.)

— От чрезмерного лежания на диване можно и поправиться. Но вам это, судя по всему, не грозит…

— Дело в том, что я сама по себе очень активная. Для меня все важно. И, наверное, вот этот огонь, который есть внутри меня, сжигает все калории. Но я ни на каких диетах не сижу. У меня все просто: много работы, полезное питание, спорт в удовольствие.

— Вы сами готовите себе это полезное питание?

— Я не умею готовить, это моя боль. Зато убираюсь хорошо, стирать люблю, полы помою с удовольствием. Меня это расслабляет. Но еду приходится заказывать.

— Вам как актрисе, наверное, приходится уделять немало времени внешности: походы в салоны красоты, к косметологу. Одни ваши волосы чего стоят!..

— Хорошо выглядеть — это большая работа. Если не делать маски каждый день, то волосы, особенно у блондинок, отваливаются. Также нужно научиться делать макияж, хорошо одеваться, потому что далеко не всегда рядом стилист. Это все определенная работа, которую мне как актрисе обязательно приходится делать.