4 привычки бедняков
Не можете уснуть, надевайте носки
Как познакомиться с самим собой
5 способов сделать хорошее резюме
Фото: Pixabay.com/ru

Моя захламленная и опасная жизнь

Мария Дьячкова
10 января 2017 12:56
6020
1

Эксперт WomanHit.ru Мария Дьячкова уверена: иногда свое видение лучше всех может расшифровать сам сновидец

Люблю, когда читатели сами включаются в анализ собственных сновидений. Для них это дает большие дивиденды, чем самые мудреные объяснения и трактовки. Сейчас я приведу объемный пример снов нашей сегодняшней героини. Вы увидите, что мои комментарии будут лишь дополнением к тому, как она сама уловила основные посылы своих снов.

«Этот сон приснился мне около года назад, жаль, что я не записала дату. Зато сам сон записала с подробностями и оставила «вылеживаться».

Итак: я убегаю от каких-то преследователей. Забегаю на многоэтажную стройку, преследователи отстали, я передвигаюсь среди хлама, путаю следы, меняю этажи. Неожиданно выскакиваю на ровную, гладкую поверхность. Это оказывается крыша, очень высоко над землей, я по инерции бегу, добегаю до края и срываюсь. Держусь руками за край и вишу. Крыша розовато-бежевая, ровная, как покрашенная краской. Вишу, думаю, что делать, боюсь упасть. Вижу ниже этажом, на уровне ног, окна пустые, без стекол. Аккуратно туда сползаю, перевожу дух, понимаю, что мои преследователи меня здесь не найдут. Начинаю перелезать через какие-то леса, чтоб спокойно уйти. Вдруг — мужик. Рабочий. Я говорю: «Вот гнались за мной, я с крыши, мне нужно выйти из здания». Мужик подходит крадучись ближе и ближе и говорит мне, что он меня выведет, но сначала ему нужно надеть на меня браслет, это ненадолго и неопасно. И в руках держит пробку от водки (как раньше были, в моем детстве, из тонкой жестянки с отрывающейся длинной «шейкой»).

И он крутит в руках эту «шейку», она, раскручиваясь, делается длинной и превращается в тонкий браслет. Я мужику не очень-то верю, но выхода нет, я понимаю, что по-другому мне не выбраться. И соглашаюсь, даю ему надеть мне на правую руку этот браслет. Браслет обвивает руку, защелкивается, и мужик злорадно говорит: «Ну все, ты же понимаешь, что теперь ты никогда не выйдешь отсюда». Я чувствую обреченность и в то же время горькую обиду, что меня обманули. Понимаю, что все бесполезно, но все же вырываюсь и как-то выбегаю из здания.

Понимаю, что этот браслет на руке выдает меня, по нему меня опознают. Снять я его не могу. Бегу в подворотню, которая ведет к свободе. Навстречу из подворотни идет «полицейский» или человек в форме. Он меня подозревает (браслет!), хочет задержать, даже руки расставил, а тут еще и мужик сзади замаячил и подкрадывается. Я как-то обхожу этого «полицейского» и убегаю через подворотню из этого кошмара.
Тогда я просто записала и не поняла, что к чему. Сейчас мне кажется, что здание с этажами, стройка — это моя захламленная жизнь. Я вроде и разбираюсь с ней, и в то же время постоянно создаю себе преграды и тормоза на пути.
В эту же ночь другой сюжет. У меня записано как продолжение того сна, но я вот не знаю: это продолжение или просто другой сон?

Я заезжаю на своем джипе на высокую снежную гору (гора из наваленного, собранного в огромную кучу снега). Наверху осматриваюсь и вижу, что я ехала не как все люди по нормальной общей дороге, а пахала целину. Обратно по той целине я съехать не могу, иду смотреть с вершины себе пути съезда с горы. На вершине стая собак с хитрыми лицами и человеческими голосами. Я вижу, что, чтобы съехать на накатанную дорогу, надо с вершины махнуть по целине, взрывая снег. Понимаю, что я вполне себе съеду, так как склон крутой и скорость будет высокой. И там далеко внизу, когда я слечу по целине, начинается дорога, которая мне и нужна. Но перед выездом на эту дорогу я попаду в огромную грязную лужу, где я потеряю скорость и могу вообще завязнуть.
А собаки меж тем не трогают меня, пока я стою на вершине. Их 6−7 штук. Они планируют напасть на меня, когда я замедлюсь в этой луже. И вот они стоят рядом со мной и так же, как и я, измеряют взглядами траекторию моего движения и прикидывают, как меня перехватят. Водят своими мордами, перемигиваются, и я прям считываю их мысли о том, как они побегут наперерез мне, где меня перехватят.

И я представляю этот момент захвата и напряженно размышляю, как проехать, как мне обойти их, что сделать, чтобы собаки меня не поймали.

Помню, что чувствовала азарт, возбуждение и решимость все так рассчитать, чтобы эти собаки остались ни с чем. Вот сейчас, пока пишу, понимаю, что этот второй сон на ту же тему".

И действительно, оба сна героини о том, как она решительно вырывается из каких-то дебрей, ищет свой путь и пытается выбраться с горы хлама-снега или крыши дома.
Она верно ухватила суть: сны о том, что она пытается из своей засахаренной жизни найти свою дорогу. В этом есть и страх и азарт. Думаю, то, что она еще не объяснила себе — это образы угрозы: мужчины, которые хотят обмануть и оставить в этих катакомбах. И псы с человеческими голосами.

Это образы, которые во сне надеются на то, что она «потеряет скорость», собьется с пути.
Вероятно, эти образы отражают кого-то в ее жизни, кто создает угрозу, хитрости и обман, или она воспринимает чье-то присутствие, как угрозу, как порабощение.
Для сновидицы хорошо бы задать себе вопросы:

— Кто эти образы в моих снах? С кем или с чем ассоциируются собаки, полицейский и мужик с браслетом и водкой?
— О ком или о чем идет речь, если эти образы — это самая высокоточная символика?
— Какие чувства рождаются у нее при воспоминании о своих снах?
Кстати, стоит обратить внимание на то, что эти угрозы не разрушительны для нее. От одних убегает, перед другими не пасует, а даже скорее наполняется силой. На самом деле, препятствия в ее жизни вполне решаемы для нее. И это отличный знак на поиске ее собственного пути.

А что снится вам? Примеры ваших сновидений присылайте на почту: info@womanhit.ru. Кстати, сны гораздо легче растолковать, если в письме в редакцию вы напишете предшествующие жизненные обстоятельства, но самое главное — чувства и мысли в момент пробуждения от этого сновидения.


Мария Дьячкова, психолог, семейный терапевт и ведущая тренингов личностного роста Тренинг-центра Марика Хазина