Эксперт: «Глупа ли Ольга Бузова?»
5 мифов, навязанных нам психологами
Как не стать жертвой ностальгии
5 проблем 30-летних
Почему наши новогодние застолья так традиционны?
Фото: Lori.ru

О чем рассказывают «Наполеон» и «Оливье», но старательно умалчивают люди?

Эв Хазина
14 января 2016 12:48
6431
0

Почему в Новый год мы едим не то, что обычно, и ведем себя не так, как всегда

Задумывались ли вы хоть раз, насколько находитесь под влиянием всеобщего добровольного гипноза под названием «Новогодние праздники«? Сегодня речь пойдет об интересном феномене под названием «еда на выживание» в праздничные дни. Почему в новогоднюю ночь мы следуем традициям, истоков которых толком и не знаем? Что символизируют «Оливье», селедка под шубой и мандарины на новогоднем столе? Не то чтобы мне была интересна сама по себе история создания этих блюд. Гораздо интереснее приподнять завесу их психологической подоплеки.

Пережить застолье в окружении семьи и не умереть «на сцене»

Новогодние праздники — это своеобразный культурный феномен. В этот период труднее всего остановиться и осознать себя на фоне происходящего безумия. Удивительно, как некоторые из нас, трезво и рассудительно относясь к повседневному рациону, в праздники пускаются во все тяжкие, совмещая в один прием пищи «невпихуемое». А что так? Силы воли не хватает? Нет. Дело не в воле и не в здравом смысле. Дело в том, что эти самые блюда давным-давно психологически превратились в подобие жертвоприношения на алтаре. Семейное застолье в Новый год — это легитимное таинство, священнодействие, символ единения семьи во имя определенной цели.

Руководствуясь системным подходом, скажу, что когда члены семьи собираются вместе, на этом «соборе» формируется невидимое психологическое поле семьи. Оно пронизано семейным бессознательным, которое влияет на собравшихся тем сильнее, чем больше в нем утрамбовано тайн, секретов, невыраженных чувств и конфликтов. Явление это широко освещено в профессиональной литературе. Здесь же стоит сказать, что, собравшись вместе, люди начинают вести себя странно для стороннего наблюдателя. У семейного бессознательного поля нет срока давности. Неважно, сколько лет прошло, — реакции остаются все так же остры, как и в прошлом. Взрослые люди в присутствии своих родителей превращаются в капризных маленьких детей, маразматические родственники получают сцену и наставляют заблудших, между родителями возникает напряжение по поводу нерешенных вопросов двадцатилетней давности, маленькие дети затихают необычно или начинают бесноваться…

Известный семейный терапевт Мюррей Боуэн, который посвятил себя исследованию бессознательного поля семьи, описывает в своей книге, как ежегодно на День благодарения летал на самолете в родной город, где на праздник съезжались родственники со всей Америки. Он утверждал, что в момент перед приземлением ощущал, будто невидимый туман окутывает его сознание и он снова становится непутевым и беспомощным маленьким мальчиком, а от взрослого мужчины и психотерапевта со стажем не остается и следа.

Стол как центр сюжета и затычка от неловких пауз

Вообще, наблюдать семью в полном составе для заинтересованного человека — настоящее приключение. В центре этого действа стоит стол с едой. В обход сознания членов семьи на еду возложена миссия посредничества. Во время священнодействия — новогоднего застолья, например, — еда становится буфером, защитным ограждением, способным отвлечь от неудобных переживаний и неловких пауз. Практика показывает: чем больше невысказанности, тем стандартнее, ригиднее набор блюд, а следование предписаниям установившейся традиции обходит всякую логику. Поверьте на слово, а лучше проверьте: в семьях, где огромен ком невысказанных друг другу слов, на столе количество алкоголя прямо пропорционально этому. Если не алкоголь, то найдется другой глушитель общения — телевизор или музыкальный шум нездоровой силы.

Чем объяснить гипноз новогодних праздников и большой жратвы?

Праздничная еда — портал в прошлое. Конечно, условные салат «Оливье» и курица в духовке — не что иное, как гипнотический якорь: символы, заключающие в себе не только семейное послание, но и общекультурное, в одно мгновение переносящие нас в милые сердцу воспоминания.

Когда-то дефицитная, слишком роскошная для повседневности еда, добытая с трудом и поставленная на новогодний стол, до сих пор имеет вес и голос. Она как-бы напоминает всем собравшимся: «Мы пережили трудности и радости этого года. Мы справились. Все будет хорошо». Мамин торт «Наполеон», над которым она корпела целые сутки, так и шепчет: «Попробуй меня на десерт. Я — символ маминой любви и отдачи». Икра на бутерброде будто насмехается над дефицитарностью и ограниченностью мышления. Шампанское напыщенно стреляет пробкой, обдавая всех присутствующих за столом брызгами торжества, будто окропляет святой водой. «Оливье» напоминает, что неважно, каков достаток у каждого из нас, в этом празднике мы все равны.

И вот мы сидим за столом с теми, кто пережил этот год. Неважно, что между нами. Но мы вместе. Мы едим семейную символическую торжественную еду, потому что знаем, что в данный момент это объединяет нас и дает ощущение благополучия, хоть и временного. Потому что жизнь быстротечна, а подобные встречи можно пересчитать по пальцам. Зато диеты и здравый смысл дождутся своего часа, когда мы снова останемся с собой один на один.


Эв Хазина — психолог, арт-терапевт, специалист по психологии питания. Ведущая тренингов личностного роста в Тренинг-Центре Марика Хазина