Секс — это близость или дистанция
Футбол как повод для флирта
Пять вопросов перед свадьбой
Идеальный мужчина: какой он
Екатерина Витебская-Мелас.

Как превратить светскую львицу в островитянку?

Екатерина Витебская-Мелас, в прошлом президент Fashion TV, а ныне совладелица ивент-агентства «Биззи Биз», рассказывает, как вышла замуж за иностранца и переехала жить в другую страну.

Лилия Шарловская
2 июля 2014 22:29
6900
1

Екатерина Витебская-Мелас, в прошлом президент Fashion TV, а ныне совладелица ивент-агентства «Биззи Биз», рассказывает, как вышла замуж за иностранца и переехала жить в другую страну.

Забавно, что этот блог я начинаю в день годовщины нашей с мужем свадьбы, восьмой годовщины. Почему я думаю, что кому-то может этот блог быть интересным? Потому что наша жизнь с самого начала напоминает комедию, порой оборачивающуюся драмой, но возвращающуюся на стезю комедии. Кроме того, здесь вы найдете ответы на многие вопросы: как жить с иностранцем и каково это — уехать из Москвы, бросив все: должность, положение и уважение в обществе, друзей, и жить заграницей, в другой культуре, растить там детей и так далее. Надеюсь, кому-нибудь это пригодится. Все персонажи и истории реальные, имена, пароли и явки сохранены в первозданном виде.

Итак, время действия — 2005 год. Я в ту пору (очень далекую по ощущениям) занимала пост президента Fashion TV в России. Это были немного другие времена, когда светская Москва еще не болела бесконечными селфи, туалет-луками, вообще луками из серии «шла, а тут зеркало, причем шла чаще всего именно в туалет», девушки только начинали делать губы-уточкой, а Ксения Собчак и я были примерно одинаковы по популярности. Ну это я приврала, Ксения, разумеется, всегда была впереди планеты всей. Я работала и зарабатывала на всем, чем только могла и что не противоречило закону и нормам морали.

Чтобы не выглядеть отчаянно-корыстной, поясню — я была мамой, в одиночку воспитывающей ребенка, и, как любой маме, мне хотелось, чтобы этот ребенок ни в чем не нуждался, ну и разумеется, из обычной жадности: что бы не заработать, если можно заработать? Итак, я руководила каналом Fashion TV, делала всякие мероприятия и премии, вела корпоративы, проводила конкурсы моделей, помогала юным девам обеспеченных родителей претворять их мечту в жизнь и устраивала их в клипы к известным певцам, в сериалы, к известным продюсерам под крылышко (на коммерческой основе, а то сейчас опять поднимется крик про путь на экран, тот, что через диван. Так вот, нет, диван тот давно стоит на чердаке, покрытый пылью, на экран только за деньги или с талантом, забудьте о диване). Жила себе, не тужила, типичный трудоголик, сотрудники мои подозревали, что по ночам я прицепляюсь когтями к потолку, напившись свежей крови христианских младенцев, при этом громко пищу и хлопаю крыльями. Да, забыла сказать, разумеется, голова у меня малость кружилась от собственной «славы», что сказывалось на моем поведении и дурных привычках богемного толка. Любовалась периодически своим лицом на обложках изданий разного толка и считала, что все у меня хорошо. В принципе, все и было хорошо.

«Любовалась периодически своим лицом на обложках изданий разного толка и считала, что все у меня хорошо. В принципе, все и было хорошо», - признается Екатерина Витебская-Мелас.
«Любовалась периодически своим лицом на обложках изданий разного толка и считала, что все у меня хорошо. В принципе, все и было хорошо», - признается Екатерина Витебская-Мелас.

В октябре 2005 года собрались мы в Париж на мероприятие Fashion TV с моими друзьями. Поездка оказалась кармической, друзья, как и молодой человек, который был в их числе, после нее с разным интервалом укатили в прошлое. Ну и вот. Там у меня было отвратное настроение по причине постоянных препирательств со своим молодым человеком. Пребывая в дурном расположении духа, я и пришла на ужин, который устраивал Fashion TV. Ужин я плохо помню, единственное, что запомнилось — как знакомые толкали меня локтем и говорили, что там сидит какой-то мужчина и пристально на меня смотрит. Дернув плечиком, я уехала спать в отель.

Дальше описываю этот вечер, как видел его мужчина, который впоследствии стал моим мужем. Что де сидел он на ужине, и тут явилась я. Он американец с греческими корнями, боюсь, не слышал не только обо мне, но и о самой Ксении Собчак. Поэтому просто стал спрашивать у окружающих, кто я такая и как со мной познакомиться. Поскольку мы там были единственными русскими, то там лишь знали, что я руковожу российским отделением Fashion TV, после чего мой будущий муж подошел к одному из руководителей французского отделения и попросил мой телефон. Мишель Адам (владелец Fashion TV) страшно завращал глазами и сказал, что телефон мой не даст, так как нравом я обладаю крутым и знакомиться со мной бесполезно, что, мол, много народу полегло, и вообще забудь об этом, но потом пожалел парня и дал ему мой e-mail.

По возвращению в Москву я разругалась с молодым человеком, с которым встречалась, а поскольку времени на романы и отношения у меня особо не было, то просто продолжила жить своей жизнью. И тут мне пришло письмо от незнакомца, не ответить на которое было просто невозможно. Написал мне человек из серии «простите, что я к вам обращаюсь, но видел Вас на ужине, взял Ваш e-mail, потому что мне сказали, что Вы дольше всех работаете с тем-то и тем-то, вот не подскажите, как к нему лучше найти подход, мне он нужен по работе и еще тысячу раз извините». Это потом я узнала, что он и на ужине был случайно, и человек ему этот ни разу не нужен был, но я «клюнула» и ответила. Где-то недели три мы общались на исключительно рабочие темы, что усыпило мою бдительность. И только спустя месяц Яни (так звали незнакомца) стал задавать какие-то личные вопросы. За пару месяцев мы обменялись примерно 3000 писем и только к середине декабря решили созвониться. В первом же телефонном разговоре он меня огорошил предложением поехать на Новый год с ним в Таиланд, что повергло меня в бурю негодования и возмущения. Ко мне пришла как раз моя лучшая подруга Лена, и я, кипя от гнева, ей все это и поведала.

— Лена, ну ты представляешь?- кипела я. — За кого он меня вообще принимает? С какой стати я поеду с неизвестным мне мужиком за его счет в Таиланд? Да еще и ребенка за собой потащу???
Лена пожала плечами, хрустнула яблоком и невозмутимо ответила:
— Катя, ну все же просто. Ты что, не слышала о торговцах телами девушек из Восточной Европы?

Я оторопела:
— Думаешь, он преступник?

Лена пожала плечами и продолжила тему в стиле «если не телами, так органами вполне может приторговывать, вот и заманивает в Таиланд», мол, там вообще на поток поставлены нелегальные трансплантации органов, так что туда мне точно нельзя. Я не хотела расставаться ни с какими органами, как-то привыкла к ним, что ли, но решила оставить Яни шанс оправдаться. Я накатала ему длинное письмо, в котором четко и ясно написала, что не поеду за его счет абсолютно никуда, а собираюсь с подругой в Египет, подруга будет с мужем, и мы обе — с детьми. И что если он хочет, то может прилететь к нам туда. Я была уверена, что он не поедет, но он быстро собрал чемоданы и 30 декабря 2005 года встречал меня в Шарм-эль-Шейхе, где на десятый день пребывания, за день до отъезда, упал в пыль на одно колено и предложил стать его женой. Все предшествующие этому дни он галантно развлекал нас разговорами о своей работе, а оказался он охотником за драгкамнями и профессором Американского Института Гемологи (GIA). Лена убедилась, что на органы меня разбирать не собираются, но все же предложение на десятый день стало полной неожиданностью для всех, включая мою маму, которой мой муж вызвался позвонить прямо среди ночи и попросить моей руки.

Тут было забавно, конечно. Маме я ничего не рассказывала: ни о своей личной жизни, ни о его приезде в Египет, поэтому звонок, разбудивший ее в 2 часа ночи, и бодрый мужской голос, сходу по-английски назвавший мамой, изрядно ее удивил. Когда незнакомец сказал, что он американец, желающий жениться на ее дочери, маму стал мучить вопрос, какой он расы. Нет, она не расистка, но, по ее словам, не была готова к цветному сюрпризу. Мне же в голову не пришло, что мама могла такое подумать, поэтому ее замешательство я приняла за реакцию на необычность ситуации. Забегая вперед, скажу, что при первой встрече с Яни мама была искренне рада, и я подозреваю, что не столько встрече, скольку тому, что мы принадлежим одной, европеидной, расе.

Продолжение читайте здесь.