Секс — это близость или дистанция
Футбол как повод для флирта
Пять вопросов перед свадьбой
Идеальный мужчина: какой он
Соседи, которых мы наивно считали нашими новыми друзьями, съехали по-предательски тихо. И – началась глобальная стройка.

Записки тайской мамочки: «Наша жизнь неожиданно превратилась в ад»

Для жизни в Стране улыбок Ольга Сапрыкина и ее семья сняли просторный дом. Однако примерно через полгода это жилище вдруг стало опасным для жизни.

Ольга Сапрыкина
19 ноября 2013 15:49
6031
0

Для жизни в Стране улыбок Ольга Сапрыкина и ее семья сняли просторный дом. Однако примерно через полгода это жилище вдруг стало опасным для жизни.

Каждый день мы чувствовали приближение чего-то неизвестного, однако, как это нередко бывает, все произошло абсолютно неожиданно. И наша жизнь, вчера еще протекавшая тихо, мирно и неторопливо, превратилась в настоящий ад.
…Вообще-то нам казалось, что наши соседи-тайцы, с которыми мы делили один твин-хаус на две семьи, — почти что близкие друзья. По крайней мере, на все праздники они дарили нам небольшие, но милые подарки, мы в ответ приносили им экзотические для них российские презенты (от матрешек до отечественных шоколадных конфет, которые тайцы очень уважают). Когда вдруг по всему поселку отключали свет, именно наши соседи тут же несли нам, неподготовленным к подобным сюрпризам, свечки и спички. И они же объясняли, в случае необходимости, некоторые особенности тайской жизни — от того, как надо оплачивать электричество, и до того, где лучше всего заказывать питьевую воду.

Раньше у наших домов даже крыша была общая. Поэтому было ощущение, будто стройка идет в соседней комнате.
Раньше у наших домов даже крыша была общая. Поэтому было ощущение, будто стройка идет в соседней комнате.

Короче, мы были настоящими соседями. Жили через небольшой заборчик друг от друга, стена к стене. Каждое утро желали доброго дня, а вечером — спокойной ночи. И всегда знали, что, в случае чего, можем обратиться к ним с вопросом или просьбой.
Однако в один прекрасный день наши соседи вдруг стали куда-то собираться. Но как-то очень незаметно. Вроде копошатся там у себя в своем доме, но тихо и ненавязчиво — как это умеют тайцы. Только спустя пару дней дочь вдруг обратила мое внимание: «Мама, а ведь дом соседей абсолютно пустой, остались только стены — даже дверных ручек и пальм на участке нет».
И действительно, соседи пропали, будто их и не было. Еще через пару дней мы обнаружили, что и двери (которые остались без ручек) тоже испарились без следа.
А еще примерно через неделю мы проснулись в семь часов утра от толчка невиданной силы. «Землетрясение», — подумала я в ужасе и, схватив первым делом грудного ребенка, выскочила на улицу.

Работы начинались с восходом солнца – часов в семь утра. И продолжались до наступления темноты.
Работы начинались с восходом солнца – часов в семь утра. И продолжались до наступления темноты.

И увидела абсолютно сюрреалистическую картину. С десяток бирманских рабочих (именно они обычно трудятся на тайских стройках) деловито крушили дом соседей. А если быть точней — и наш дом тоже, ведь одна стена у нас общая. Поэтому когда гигантская металлическая колотушка на цепи врезалась в соседское жилище (потом мне рассказали, что эта адская конструкция называется шар-баба), то сотрясался и наш дом.
На все наши вопросы рабочие только пожимали плечами: мол, по-английски не говорим. Хозяйка, которой мы позвонили с воплями, что наш дом крушат, тоже сделала вид, что не очень нас понимает (она, к слову, в трудных ситуациях всегда резко забывала все свои познания в иностранном). Риэлтерская контора, через которую мы снимали наш дом, вслед за всеми поспешила откреститься: мол, их работа — свести клиента и продавца, а дальше — уже наши личные проблемы.
Несколько следующих дней мы пытались просто игнорировать проблему: сбегать из дома в семь утра и возвращаться к шести вечера, когда уже темнело, и все работы прекращались. Понятно, что долго так продолжаться не могло.

Из-за коварства соседей Стефан практически поселился в автомобильном кресле: с утра мы старались поскорее уехать из дома и порой просто колесили по острову.
Из-за коварства соседей Стефан практически поселился в автомобильном кресле: с утра мы старались поскорее уехать из дома и порой просто колесили по острову.

Хозяйка нашего дома, которую в итоге мы все-таки вызвали «на место событий», пожала плечами: да ладно, какие проблемы, через пару недель работы закончатся, и жизнь войдет в привычную колею. Однако прошло еще три недели, а работы у соседей все продолжались. Только теперь они перешли в другую стадию: на месте разрушенного дома вбивали сваи — тоже не очень приятные ощущения. Находиться в доме было невозможно: из-за постоянного грохота приходилось перекрикивать друг друга, стены продолжали трястись. Впрочем, из дома выходить было еще страшнее — когда я как-то утром обнаружила приличный кусок бетонной стены перед входной дверью, поняла, что техникой безопасности на этой стройке никто особо не заморачивается.
Когда нам удалось все-таки найти телефон бригадира стройки, он выдал нам убийственную информацию: на этом месте будет возводиться новый дом, и затянется этот процесс как минимум на полгода.
Нет, жить на пляже ближайшие шесть месяцев я точно не готова. Срочно нужно искать новое жилье! Вот тогда-то и обнаружились подводные камни нашего контракта на аренду дома. А также выяснились некоторые особенности тайского менталитета…

Продолжение…

Предыдущую историю Ольги читайте здесь, а с чего все начиналось — здесь.