Секс — это близость или дистанция
Футбол как повод для флирта
Пять вопросов перед свадьбой
Идеальный мужчина: какой он
Михаил Смирнитский. Фото: личный архив.

Валентин Смирнитский: «Уходя от третьей жены, я оставил ей все»

О его романах давно слагают легенды. Казалось бы, у такого мужчины в личной жизни все должно идти как по маслу. Но нет — актер обрел свое счастье только в четвертом браке.

Екатерина Корешева
23 октября 2013 22:09
35468
3

О его романах слагают легенды. Казалось бы, у такого мужчины в личной жизни все должно идти как по маслу. Но нет — актер обрел свое счастье только в четвертом браке.

Его детство прошло рядом с Арбатом. «Той Москвы уже давно нет», — вздыхает он, вспоминая, как еще во времена Хрущева начали перестраивать центр. Родители будущей звезды были связаны с кино. Его папа был главным редактором Центральной студии документальных фильмов, мама занималась домом и семьей. Но когда супруга не стало, она начала работать в системе кинопроката. Отец ушел из жизни рано, в то время Валентин только постигал азы будущей профессии в Щукинском училище.
Этому артисту под силу все. Даже если ему достается отрицательный персонаж, можно не сомневаться: зритель полюбит его не меньше, а то и больше, чем положительного героя. Так произошло с вором в законе Черкасом из сериала «На углу, у Патриарших». Жестокий преступник, а между тем, когда на экраны вышла серия, где его убивают, возмущенные граждане тут же завалили студию письмами с требованием «оживить» злодея. И пришлось сценаристам выкручиваться, придумывая ход, который позволил Черкасу воскреснуть. Почему же так происходит? Секрет прост — все дело в обаянии артиста. В это, может, и сложно поверить, но у Валентина Смирнитского поклонниц было больше, чем у Андрея Миронова. Общие знакомые актеров уверяют, что если бы им случилось сражаться за сердце одной дамы, победил бы именно Валентин Георгиевич. В следующем году ему исполнится семьдесят лет, хотя верится в это с трудом: во-первых, он не выглядит на свой возраст, а во-вторых, до сих пор, стоит ему заговорить с любой представительницей прекрасного пола, как он тут же наповал сражает ее своими чарами.
Про вас говорят, что вы избалованы дамским вниманием. А сами вы как относитесь к женщинам?
Валентин Смирнитский «По-прежнему замечательно! Как и любой мужик нормальной ориентации. Хотя сейчас такая ориентация уже редкость. А романов в моей жизни хватало».


Помните свою первую любовь?
Валентин:
«Ну, свою симпатию ясельного возраста вряд ли вспомню. Хотя наверняка такая была, и не одна. (Смеется.) А вот всерьез я впервые влюбился в девятом классе. Итак, она звалась Светланой и, на удивление, ответила на мои чувства взаимностью. У нас начался роман. Но потом она предпочла мне другого парня. Признаюсь, для меня такое предательство стало трагедией. Я сильно переживал. Давал себе слово, что больше никогда никого не полюблю. В жизни столько интересных вещей, зачем время и душевные силы на девчонок тратить?! Правда, конечно же, со временем боль утихла, и все эти рассуждения забылись».
Не встречались больше с той девушкой?
Валентин:
«Почему же нет… Это произошло случайно на телевидении, где она на тот момент работала. А я к тому времени уже стал известным артистом. Света пыталась как-то возобновить отношения, но у нее ничего не вышло».

Будущая звезда с мамой, Еленой Сергеевной, рядом с родным домом. «Той Москвы давно уже нет», – сетует артист. Фото: личный архив.
Будущая звезда с мамой, Еленой Сергеевной, рядом с родным домом. «Той Москвы давно уже нет», – сетует артист. Фото: личный архив.

Отомстили за детскую обиду…
Валентин:
«И в мыслях не было. Во-первых, я те свои страдания вспоминаю с улыбкой. Думаю, что все через это прошли — через юношеские чувства и разочарования. Во-вторых, я по своей натуре человек не мстительный. Я предпочитаю вообще не держать в себе негатив, не злиться на кого-то и не жалеть себя. Так уж устроен. Естественно, как у каждого человека, у меня бывают неприятные моменты в жизни, плохое настроение, чувство досады. Стараюсь с этим справляться как могу. На меня, например, очень положительно действуют животные. Я их очень люблю. Одно время я даже ходил в зоопарк снимать стресс. (Смеется.) Нет, правда: прошелся вдоль вольеров, посмотрел на зверушек — и все отрицательные эмоции куда-то сами по себе уходят. И всем рекомендую попробовать таким образом избавляться от дурного настроения. Алкоголь, к коему я не прибегаю, дает только временное забытье. Наутро все вернется, только еще и похмельный синдром добавится. (Смеется.) Бороться с проблемой надо на трезвую голову, и желательно предварительно успокоившись. Тогда все решаемо».
Из вышесказанного можно сделать вывод, что вы человек уравновешенный, все эмоции держите при себе.
Валентин:
«До поры до времени… Но бывали ситуации (особенно раньше, по молодости), когда просто невозможно было сдержаться. Например, когда приехал в Одессу на съемки „Трех мушкетеров“, нас поселили в жуткую гостиницу, и я, Маргарита Терехова и Вениамин Смехов отправились к директору картины требовать, чтоб нам предоставили хотя бы по минимуму человеческие условия. И если Веня интеллигентно молчал, то мы с Ритой шумели по-взрослому. В этот момент в кабинет зашел Михаил Боярский и тихонько встал в сторонке, наблюдая за происходящим. Потом он мне сказал, что тогда даже испугался: как можно работать с такими скандалистами? Так что определенные вещи могут вывести меня из себя. Правда, случаются они не так часто».
Юношеская влюбленность принесла разочарование, да и ваш первый брак был непродолжительным, вы прожили вместе всего два года. Кого вините в разводе — себя или бывшую жену?
Валентин:
«Не люблю перекладывать ответственность на кого-то другого или же искать стрелочника, причину всех несчастий. Хотя, честно говоря, когда люди расстаются, мне кажется, чаще всего виноваты оба. Если говорить о моей первой женитьбе, то это, безусловно, была ошибка. Слишком быстро мы расписались. Молодые были, чувства захватили, и мы решили стать мужем и женой. Нам хотелось жить вместе, а вот к созданию семьи мы были не готовы. Я актер, она актриса (Людмила Пашкова. — Прим. авт.), и хотя мы работали в разных театрах, у каждого существовали свои профессиональные амбиции, которые в результате перевесили личную заинтересованность друг в друге. И от прежних чувств не осталось и следа. Поэтому-то и расстались».
Из этого брака вы сделали выводы и больше свою жизнь с актрисами не связывали?
Валентин:
«Да, интрижки у меня с артистками были, скрывать не стану, но благодаря печальному опыту серьезных отношений я больше не заводил. Моя вторая жена, Ирина, была литературным переводчиком. К сожалению, ее рано не стало. Она погибла в автомобильной катастрофе. К несчастью, рано ушел из жизни и наш с ней сын Иван. Ему было всего двадцать шесть лет. Это случилось тринадцать лет назад, а я до сих пор переживаю, что меня не было тогда в Москве. Я находился на гастролях в США. И узнал о трагедии постфактум».

Первый брак был ошибкой и продлился около двух лет. Наученный горьким опытом, он больше никогда не женился на актрисах. Фото: личный архив.
Первый брак был ошибкой и продлился около двух лет. Наученный горьким опытом, он больше никогда не женился на актрисах. Фото: личный архив.

А третья супруга?
Валентин:
«Елена — искусствовед. В этом браке у меня появилась приемная дочь Марфа. Она сейчас уже взрослая. Кстати, как гример она проходила практику у Никиты Михалкова на кинокартине «Утомленные солнцем-2».
Как распрощались с бывшими женами — без скандалов? Или все же тяжело переживали разводы?
Валентин:
«Что прошлое ворошить?! Не могу сказать, что расставания проходили легко. Сами понимаете, когда люди решают разбежаться, для этого всегда есть причины. Если друг к другу претензий нет и в браке все устраивает, семьи не распадаются. Но я старался сделать так, чтобы это произошло как можно менее болезненно, во всяком случае, для моей половины. Например, уходя от третьей жены, я оставил ей все. Собрал только свои шмотки и перебрался в общежитие. О чем в принципе не жалею».
Но с вашей нынешней супругой вы познакомились все-таки благодаря актерской профессии…
Валентин:
«Да, мы встретились в Театре Луны, где она работает заместителем директора, а я играл в свое время. Часто встречались за кулисами, бывали на гастролях. Так родилось сильное, глубокое чувство, которое и привело к свадьбе. Расписались мы десять лет назад в День святого Валентина, четырнадцатого февраля».
Говорят, что ваша половина не отличалась пунктуальностью и вам приходилось подолгу ждать, когда же она придет на свидание.
Валентин:
«Что было, то было. Но задерживалась она существенно. Не на пять минут и не на полчаса. Ждать действительно приходилось долго. А мне от моей бабушки по отцовской линии досталась немецкая педантичность, и посему я сам вовремя прихожу на встречи и от других хотелось бы такого же отношения. Поэтому однажды я ей сказал: «Давай так: или мы заканчиваем наши отношения, или же ты прекращаешь опаздывать!»
И как, подействовало?
Валентин:
«Подействовало. Срок ожидания сократился…»

Вторая жена подарила Валентину Георгиевичу сына Ивана. Фото: личный архив.
Вторая жена подарила Валентину Георгиевичу сына Ивана. Фото: личный архив.

Ваша супруга Лидия младше вас на семнадцать лет. Разница в возрасте не мешает?
Валентин:
«Да нет же, помогает! Ведь старших нужно слушаться, вот она и не спорит никогда со мной. Признает возрастную мудрость. (Смеется.) Это, конечно, шутка. Лида — умная женщина, и ее мнение очень важно для меня, да и решения мы принимаем в основном вместе. Одна голова хорошо, а две лучше, тем более что у этих двух голов общие интересы. И что немаловажно, я чувствую, что она моя опора. Как и положено в нормальной семье. Да и разница у нас не настолько большая, как кажется. Есть очень прочные супружеские пары, в которых жена младше мужа на тридцать лет и больше».
У вашей супруги две дочери от первого брака. Как они приняли вас?
Валентин:
«Замечательно. Они взрослые девушки. Одна из них не так давно вышла замуж. И профессии они себе выбрали, связанные с творчеством. Старшая — визажист, а младшая работает кастинг-директором».
Прежде чем сделать предложение, вы несколько лет прожили вместе, для вас этот брак четвертый. Но все-таки вы решили устроить пышное торжество. Почему?
Валентин:
«Для нас это было значимое событие. Если бы штамп в паспорте не играл никакой роли, то вряд ли мы стали бы расписываться. Просто жили бы себе, как раньше. Но коли решили — значит, для нас это было важно. Отсюда и идея создать праздник для нас и наших близких. Отметить официальное рождение семьи. Невеста надела специально сшитое по этому случаю платье, я — костюм. Все было как положено — красиво и традиционно. Свадьба получилась веселая, запоминающаяся, довольны остались и мы сами, и наши гости».

Звездная дорожка

Неотъемлемая часть вашей жизни — творчество. А как вы решили стать актером?
Валентин:
«Плохо учился, был шалопаем, никаких перспектив не вырисовывалось, куда ж оставалось идти?! Только в артисты! (Смеется.) Это шутка, но в ней есть доля правды, поскольку действительно учеником я был не блестящим. Хорошо успевал только по математике и до сих пор очень неплохо считаю. Но однажды меня, что называется, привлекли к школьной постановке гоголевского „Ревизора“, где я сыграл Хлестакова, и мне очень это дело понравилось. Я понял, что хотел бы выходить на сцену всю свою жизнь. Поэтому стал заниматься в полусамодеятельной драматической студии (кстати, вместе с Сережей Шакуровым и Васей Бочкаревым). А потом как-то довольно легко поступил в Щукинское театральное учи-лище».

Квартет лихих мушкетеров, похулиганил не только на съемочной площадке, но и в жизни. Фото: личный архив.
Квартет лихих мушкетеров, похулиганил не только на съемочной площадке, но и в жизни. Фото: личный архив.

Вы создали много ярких образов в кино. А бывали случаи, что вас не утверждали на роль, которую вам хотелось бы сыграть?
Валентин:
«Так произошло с картиной „Щит и меч“. Владимир Басов пригласил меня на роль Генриха. Пробы проходили несколько раз, режиссеру хотелось, чтобы я сыграл этого героя, но что-то не получалось. Не хватало мне аристократизма. А потом в Саратове ассистент по актерам увидела потрясающего молодого артиста, пригласила его на студию, и его утвердили с первой же попытки. Звали его Олег Янковский. И что греха таить, это правда, образ как будто специально для него создан. А мне Владимир Павлович предложил сыграть курсанта Фазу — молодого паренька, которому удается обвести вокруг пальца не только бывалых асов абвера, но и нашего разведчика. К сожалению, он погибает».
Вы неоднократно снимались вместе с Анатолием Папановым. В ленте «Отцы и дети» он сыграл вашего отца. А вне съемочной площадки какие у вас были взаимоотношения?
Валентин:
«Самые лучшие. Можно сказать, дружеские. Мы познакомились еще в 1969 году на картине „Адъютант его превосходительства“, тогда и началось наше близкое общение. Тем более тогда я служил в Театре на Малой Бронной, рядом с домом Анатолия Дмитриевича. Поэтому мы периодически встречались. Это был удивительнейший человек. Безусловно, он талантливый, я бы даже сказал, великий артист. Но в первую очередь всегда приятно поражали его человеческие качества и его отношение к окружающим, даже к незнакомым людям. Он был всегда доброжелателен, корректен и скромен. Не было у него каких-то выпендрежей и поведения, свойственного „некоторым товарищам“, называющим себя звездами!»

Лидия на семнадцать лет младше мужа. Но супруги считают, что это не такая уж большая разница. В этом году они отметили десятую годовщину свадьбы. Фото: личный архив.
Лидия на семнадцать лет младше мужа. Но супруги считают, что это не такая уж большая разница. В этом году они отметили десятую годовщину свадьбы. Фото: личный архив.

Кстати, мне доводилось слышать на киностудии «Мосфильм», что вас иногда путали с Андреем Мироновым. Разве такое вообще возможно?
Валентин:
«Удивитесь, но это абсолютная правда. Мы с Андреем знакомы еще со студенческой скамьи: когда я поступил в Щукинское училище, он там уже учился, мы общались. Но никогда внешнего сходства не замечали. А вот после выхода на экраны фильма „Бриллиантовая рука“ действительно на улице ко мне подходили любители кино, которые принимали меня за Миронова. Конечно, это моментально стало поводом для шуток. Но на студии нас никогда не путали, и не было таких случаев, чтобы мы соперничали из-за роли».

Франт и забияка

Любимый персонаж всех поколений — это Портос из «Трех мушкетеров». Помните, как вас пригласили на эту роль?
Валентин:
«Конечно! Примечательно, что перед этим мне предложили сниматься в детективной ленте Рижской киностудии с неплохим сюжетом, а главное, что съемки должны были проходить не только в Прибалтике, но и в Германии и Польше. Это в конце семидесятых-то годов! Естественно, что для любого советского актера такая работа подобна подарку. Я уже был готов дать согласие, как вдруг звонок с Одесской киностудии, и мне предлагают пробоваться в фильм по роману Дюма. Сразу оговорюсь: мне сказали, что это мушкетер, но кто именно из легендарной четверки, не сообщили. Удивительно, но я тут же забыл обо всех прелестях, которые сулила латышская картина, и рванул в Одессу. Все-таки я, как и все мальчишки в детстве, зачитывался приключениями Атоса, Портоса, Арамиса и д’Артаньяна. Поэтому никакие „заграницы“ не могли заменить мне возможность исполнить мальчишескую мечту и стать мушкетером. Но, признаюсь, я был крайне удивлен, когда режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич озвучил, что он видит меня в образе Портоса. Я как-то слабо себе это представлял. И сказал, что… как бы я не в той форме, чтобы претендовать на эту роль. Все-таки он мне виделся если не толстым, то уж точно очень здоровым! А в ответ я услышал: „Ничего, разберемся! Где надо — уплотним“. К счастью, вес набирать не заставили. А фигуру увеличивали с помощью различных технических средств, также сшили мне специальный костюм и подобрали сапоги на особой платформе, чтоб я стал еще выше».
Насколько я знаю, вы также стали стилистом для своего киногероя. Ведь бантик, красующийся у него в волосах, — это ваша придумка?
Валентин:
«Все помнят, что Портос очень любил вкусно и обильно поесть, был забиякой и отличался крупными габаритами. Но помимо этого он был модником. Вспомните роман Дюма — своему гардеробу этот герой уделял много внимания. Одна вышитая золотом перевязь, из-за которой он, кстати, и поругался с д’Артаньяном, чего стоит! Готовясь к роли, мы с художником по костюмам смотрели старые альбомы с гравюрами, и вдруг мой взгляд упал на рисунок, изображающий франта тех времен. Я обратил внимание на бант в его волосах. Оказывается, в те годы это был писк моды. Вот я и предложил художнику по костюмам таким образом приукрасить и моего персонажа. Кстати, этот штрих запомнился многим зрителям, так что идея оказалась подходящей».
В фильме «Три мушкетера» много трюков. Известно, что Михаил Боярский получил несколько травм на съемках. А для вас они обошлись без вреда здоровью?
Валентин:
«Всем тогда досталось. Я, например, несколько раз падал с лошади. А происходило это потому, что мы снимали картину в разных городах и, естественно, скакунов за собой не возили. Везде брали местных. И поэтому я просто не успевал найти общий язык с животным, привыкнуть к нему».
Во Львове до сих пор ходят легенды о том, как проходили съемки этой картины. Говорят, хулиганили актеры по-страшному!
Валентин:
«Но по-доброму! (Смеется.) Хотя, мне кажется, это естественно. Если молодые ребята собираются где-то в стройотряде, они тоже чудят. К тому же сами представьте: мушкетеры, шпаги, стычки, романтика… Конечно же, из этих образов сложно было выйти. Несомненно, сами наши герои подталкивали нас к каким-то шалостям!»

Тойтерьер Освальд обожает хозяина и не подпускает к нему никого, даже супругу Лидию. Фото: личный архив.
Тойтерьер Освальд обожает хозяина и не подпускает к нему никого, даже супругу Лидию. Фото: личный архив.

Вы дружите с вашими партнерами до сих пор. Когда встречаетесь теперь, на подвиги уже не тянет?
Валентин:
«Почему же нет?! Бывало. И еще вопрос, когда больше мы хулиганили: в то время, когда снимали „Трех мушкетеров“, или после. Например, в девяностые годы Максим Дунаевский предложил нам выступить на его творческом вечере в Германии. Это был неплохой заработок, поэтому мы с Мишей Боярским согласились. Игорь Старыгин и Вениамин Смехов не смогли приехать по каким-то объективным причинам. После концерта мы выпили слегка и почувствовали тоску по родине. А как ее разогнать? Мы не придумали ничего лучшего, чем найти какой-то подвал, заваленный непонятным хламом, поставили там на ящик бутылку водки и какие-то стаканчики. Сидели там и пели „Священную войну“. А потом, воодушевленные, пошли… брать рейхстаг! И ведь в таком настроении непременно взяли бы, если б нас не задержала полиция». (Смеется.)
Я слышала, однажды ваш мушкетерский квартет как-то необычно поздравил с юбилеем Владимира Балона. Во вся-ком случае, все его соседи эту ночь запомнили.
Валентин:
«Еще бы они забыли такое! (Смеется.) Шел 2007 год, Владимиру исполнялось семьдесят лет, и мы решили устроить ему сюрприз. Сговорились между собой втайне от него, втроем — я, Боярский и Старыгин — собрались и ровно в полночь, как только наступил его день рождения, встав у него под окнами, затянули в полный голос: „Пора-пора-порадуемся на своем веку…“ После импровизированного концерта мы до утра сидели у Володи, вспоминали старые времена, смеялись, травили анекдоты. А главным гвоздем программы стал наш подарок — семьдесят тысяч рублей (по количеству годков), которые мы преподнесли ему в… презервативе».
Вам для этой суммы конверт не удалось найти, поэтому использовали «подручные средства»?
Валентин:
«Деньги в открытках и конвертах — это уже как-то неинтересно, даже скучно. (Смеется.) От нашей компании стоит ожидать чего-то более заковыристого. Мне, например, подарили энную сумму в бутылке из-под вина. Зачем же ограничивать фантазию?! Но надо отметить, что заводилой большинства шалостей всегда был Миша Боярский. И традиция таких презентов тоже принадлежит ему».
Случалось ли разыгрывать друг друга на съемочной площадке?
Валентин:
«Конечно. И больше всех доставалось Старыгину. Он, Царствие ему Небесное, был очень доверчивым и постоянно покупался на наши розыгрыши. Ужасно обижался, а это еще больше нас с ребятами раззадоривало. Ведь если человек реагирует, то и поддевать его интереснее. Так, например, Игорь не любил учить текст, поэтому для него было в радость, если ему доставалось мало реплик. И вот на фильме „Возвращение мушкетеров“ Мишка предлагает: „Давай я сейчас придумаю и напишу огромный монолог, пойдем отдадим Арамису, скажем ему, дескать, эпизод заменили“. Мы подговорили второго режиссера, он зашел в гримерку и говорит: „Игорь Владимирович, тут слегка сценарий изменился. У вас есть пятнадцать минут перед началом съемки, чтобы все выучить“. И протягивает ему текст, сочиненный Боярским, а тот не поскупился — разошелся аж на два листа! Старыгин был в ужасе. А я его тоже подначиваю: „Игорюша, ну что ты расстраиваешься, у меня там тоже слова имеются“. А мне там приписали одну фразу: „Я согласен с Арамисом“. Как он возмущался, как он кричал!.. А мы смеялись. Потом еще постоянно подтрунивали над его внешностью, к которой он очень трепетно относился».
А как любите отдыхать в свободное время, если уж без подвигов?
Валентин:
«Те мелкие шалости, о которых я вам рассказал, тем и хороши, что они случаются крайне редко. В свободное время мне нравится готовить, у меня это неплохо получается. Интерес к кулинарии мне достался от моего покойного отца. Верьте или нет, но все самое вкусное папа старался делать сам. И у него получалось просто нечто! Впрочем, сейчас уже ни для кого не секрет, что самые известные и лучшие повара — это мужчины. Так что нет ничего удивительного в том, что и меня увлекла готовка».

Валентин Георгиевич не только любит вкусно покушать, но и увлекается кулинарией, с удовольствием балует своими блюдами гостей. Фото: личный архив.
Валентин Георгиевич не только любит вкусно покушать, но и увлекается кулинарией, с удовольствием балует своими блюдами гостей. Фото: личный архив.

У вас есть свои фирменные блюда?
Валентин:
«Я же не какой-то ресторатор или шеф-повар, чтобы хвастаться чем-то подобным. Но мне нравится делать что-либо из баранины и рыбы — и закуски, и салаты, и горячее. Поэтому если нахожу где-нибудь новые рецепты, экспериментирую, пытаюсь воплотить. Вообще кулинария такая штука, которая затягивает. Поесть я люблю, в разных странах захожу в рестораны, и если понравилось какое-то блюдо, стараюсь сделать его сам. Если б время еще позволяло!.. Хотя мне кажется, что из хорошего куска мяса со всеми нужными приправами любой вкуснотищу сделает. А вот когда из того, что под рукой, удается приготовить что-то особенное, то это уже искусство».
Вы говорили, что любите животных. Может, и домашний питомец есть?
Валентин:
«Да. Русский тойтерьер. Его на день рождения подарила мне одна знакомая, и как раз в тот момент, когда я решил, что больше собак заводить не буду. Ведь животным надо заниматься, это член семьи, и когда ты куда-нибудь уезжаешь, он скучает не меньше, чем человек. Но, к счастью, наш домочадец маленьких размеров, и я беру его с собой в поездки. Его даже в салон самолета разрешают брать. Так что он у нас путешественник. Кстати, хотя мал в размерах, а службу свою знает — по-своему охраняет, ко мне никого не подпускает. Жена говорит: «У собаки такой же отвратительный характер, как у тебя». (Смеется.)
А дачный отдых?
Валентин:
«У меня дача на Средиземном море. Несколько лет назад услышал, что продается домик на юге Испании. Это само по себе звучало заманчиво, а когда я узнал, сколько он стоит, то не устоял и купил. Цена была практически такая же, как на маленькую дачку в Подмосковье, если не ниже! Просто повезло. Туда мы с Лидой ездим несколько раз в год, действительно как на дачу. Как только появляется свободная неделя — сели в самолет и полетели. Там, конечно, сказка! Естественно, никаких огородов-грядок, только отдых. Но сразу скажу: не думайте, что у нас там какая-то вилла или суперкоттедж. Скромный, маленький, но очень уютный домишко. Кстати, когда мы покупали там недвижимость, в агентстве нам сказали по секрету, что в этих же краях до нас уже обзавелся особнячком Никита Михалков. Уж не знаю, правда это или пустые пересуды с целью привлечь новых клиентов».
Жизнь в Испании чему-нибудь научила?
Валентин:
«Я начал ценить вино. Сейчас я почти не пью. А раньше, в те годы, когда мы с друзьями еще могли устроить пирушку, то отдавали предпочтение все-таки водке. Но в Испании, где большой выбор вин, своя культура питья. Я понял, насколько это хорошая штука. И позволяю себе иногда бокальчик-другой под то или иное блюдо, которое с ним сочетается».