6 признаков сексуальности
Почему любимый ко мне охладел
Анна Делос: чего хотят мужчины
Как побороть любовную зависимость
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru.

Небо, самолет, девушка: репортаж из воздуха

Мужчины и женщины ищут друг друга всю жизнь. А ведь мы легко можем повстречаться… в воздухе. В Подмосковье есть место, где кавалеры и дамы сыплются прямо из Поднебесья.

Жанна Голубицкая
6 июля 2012 20:04
4196
0

Все мужчины всю жизнь ждут свою прекрасную леди, а дамы — принца на белом коне. А между тем мы легко можем повстречаться не где-нибудь, а в воздухе. В самом прямом смысле!

Небо, самолет, девушка


Оказывается, не все на свете мужики рождены, чтобы лежать (есть, пить, гоняться за чужими юбками). Представьте, некоторые из них летают как птицы! И что интересно — рожденные летать, как правило, не пьют, не курят и разврату не предаются. Первых двух пороков не терпит небо (здоровье тут нужно беречь), ну, а на последнее у летающих мужиков просто нет времени.
Думаете, я о Карлсоне или о вращающихся на орбите космонавтах? А вот и нет. Мужчины, о которых пойдет речь вполне реальны (и, кстати, не воруют плюшки) и находятся не в открытом космосе, а совсем рядом. Я, например, обнаружила целый оазис с этими удивительными созданиями в Подмосковье.
На небольшой подмосковный аэродром меня приводит дань моде и сезону: стоит прекрасная летная погода. И если еще недавно полеты считались делом исключительно настоящих мужчин, то сегодня продвинутые дамы во всем мире вовсю летают на собственных маленьких самолетиках (мини-джетах), на частных вертолетах, мотодельтапланах и воздушных шарах. А еще падают в объятия восхищенных возлюбленных прямо из поднебесной выси — с парашютом. Да и (чего уж тут скрывать!) аэродром — гораздо более привлекательное для устроения личной жизни место, чем, например, ночной клуб или улица. Потому что кадры в летное дело вовлечены проверенные: красивые, здоровенные и часто неженатые. Быть с небом на «ты» сегодня круто и престижно. Приходится соответствовать.


Колбаса, молоко и летающая табуретка

А вокруг была настоящая благодать! На усыпанное ромашками зеленое поле то и дело приземлялись красочные летательные аппараты, из которых выходили статные авиаторы в ладно скроенных комбинезонах, махали мне рукой и приветливо улыбались. И каждый из них был готов сидеть со мной в специально разбитых на лужайке павильончиках с походной кухней, угощать шашлыками и кофе и с упоением рассказывать о главном увлечении своей жизни — воздухоплавании. Среди отважных красавцев были как люди служивые (летчики МЧС, обеспечивающие безопасность в воздушном пространстве), так и «чайники» — владельцы частных летательных средств. И все они радушно приглашали меня в свои разнообразные ковры-самолеты. А я, конечно, и рада стараться: во-первых, для статьи, а во-вторых… Ну, если совсем честно, давненько у меня не было столько поклонников одновременно. И все как на подбор!
Таким образом я узнала немало интересного, чем с удовольствием делюсь. Если сама не решишься взлететь, так хоть к месту в разговор вставишь. Чем тут же заинтригуешь любого кавалера, а уж, тем более, всякого «летучего голландца». Итак, если кто-то парит над тобою при помощи крыльев как у птеродактиля — это дельтапланерист. Чтобы совершить полет при помощи дельтаплана, требуется разбежаться и откуда-то прыгнуть — например, с вышки или обрыва. При этом летящий к дельтаплану как бы подвешен — чем наводит на ассоциации с легендарным Икаром, понадеявшимся на свои самодельные крылья. Но, в отличие от героя мифов, дельтапланеристы вовсе не падают, а очень красиво планируют. Оправдывая тем самым название своего аппарата: дельта — два (то есть, крыла), план — от слова планировать.
Но есть еще мотодельтаплан (или дельталет) — это для ленивых. Кто не хочет бежать, прыгать и потом приземляться на собственные ноги. В данном случае к крыльям подвешен не сам дельтапланерист, а некая табуретка (профи называют эту конструкцию «крыло и тележка»). Это устройство напоминает скорее мини-самолет, чем дельтаплан: оно взлетает самостоятельно при помощи мотора. «Летающая табуретка» работает на бензине и требует от пилота определенных навыков: особенно тщательно следует учитывать метеоусловия — направление ветра, вероятность дождя, тумана и прочих природных катаклизмов. В «колбасу» (так летчики именуют непогоду) вылет может оказаться смертельно-опасным, зато в хороший безветренный денек (на жаргоне летчиков — «молоко») воздушная прогулка на мотодельтаплане — сплошной кайф! Хорош дельталет и тем, что в него можно взять пассажира — тележка рассчитана на два лица. Например, красивую женщину. А потом посадить аппарат где-нибудь на уединенной лужайке — благо он не требует специальной посадочной полосы — и … В общем, кто летал, говорят — романтично аж жуть!


Мастер и Маргарита

Я как раз пила уж не помню какую по счету чашку кофе — на сей раз в обществе пилота воздушного шара. И удивлялась, что огромный, как дом, шар в сдутом виде помещается в крошечную плетеную корзинку. И тут появился он… И стал на ближайшие два часа моей судьбою.
Он был невысок, немногословен и неулыбчив. Однако от его сурового облика так и неслись во все стороны флюиды подлинной мужественности, улавливает которые каждая из нас. И летающая, и нет. В общем, взгляды наши встретились — и он предложил мне такое… Прыгнуть с парашютом!
«Ну надо же с чего-то начинать знакомство, — по девичьи кокетливо рассудила я. — А что еще может предложить понравившейся даме мастер парашютного спорта?» Но вот уж никогда не думала, что соглашусь на такую авантюру: добровольно рухнуть вниз с самолета — это какая ж должна быть у человека плохая жизнь! Но брутальное очарование Мастера и магическое слово «прыжок-тандем» (ах, вместе, почти в обнимку!) сделали свое «грязное» дело. Я представила, как я, словно булгаковская Маргарита, взмываю над суетой в объятиях своего Мастера… И согласилась.


Глюк авиатора

Вот как это бывает. Тандем (от лат. — два) начинается уже на земле. Как только вы решили сделать это вдвоем, вы становитесь парой. Вместе примеряете экипировку, репетируете выход из самолета, поведение в воздухе и приземление. Пока все это происходит, периодически становится до того страшно, что хочется немедленно придумать тридцать три причины и убежать с аэродрома, не оглядываясь. Но тем и хорош тандем: во-первых, уже испытываешь нечто вроде чувства долга перед напарником, а во-вторых, это все же не просто напарник, а профессионал и знаток своего дела. То есть, гарант твоей жизни и здоровья.
Особенно успокаивает, когда этого гаранта намертво привязывают к тебе со спины, и он клятвенно обещает, что дернет за кольцо вовремя, парашют благополучно раскроется, а в момент приземления он выставит вперед свои, а не твои ноги. Это, кстати, одно из главных преимуществ прыжка в тандеме: парашютист-одиночка за отсутствием вариантов вынужден приземляться на собственные конечности, а удар о землю бывает достаточно силен. Если вовремя не сгруппируешься и неудачно упадешь, может быть травма. Но в случае тандема этот вопрос полностью снимается: во время посадки ты лишь поджимаешь ноги, все остальное делает инструктор.
Когда самолет с твоим телом, готовящимся быть сброшенным вниз, взмывает в воздух, ужас достигает своего апогея. И переходит в ступор, когда на разной высоте из самолета один за другим начинают выходить твои попутчики… Мы с моим Мастером выходили последними — на высоте две с половиной тысячи метров. К этому моменту я сидела у него на коленях и была в полной прострации. На коленях — потому что в этой позе нас, как сиамских близнецов, скрепила специальная связка, а в прострации — потому что все происходящее уже казалось мне нереальным.
И в тот момент, когда Мастер сказал «Пора!» и ласково подтолкнул меня к распахнутой двери самолета, я вдруг сообразила, что, поскольку привязана к нему спереди, то первый шаг из самолета сделаю именно я! А уж он следом, спрятавшись за моей широкой спиной… «Закрою глаза, — в отчаянии подумала я. — И открою, только когда раскроется парашют». Но, стоя на самом краю бездны, я неожиданно поняла, что закрывать ничего не буду. Дело в том, что там, в проеме самолетной дверцы, были не люди-букашки, не игрушечные авто и не страшный асфальт (как это видится, например, с высокого этажа), а красивые пушистые облачка, похожие на райские кущи. И мне показалось, что я не упаду, а воспарю в небеса как птица. Полетаю, а потом поваляюсь на облачке и отдохну… Наверное, это и есть наркотический эффект высоты, на котором «сидят» все авиаторы.


Связи случайные — последствия отличные

Я ступила из самолета — в состоянии полнейшей эйфории. И полетела камнем вниз. Земля неслась в лицо, иногда сменяясь небом. Мы падали, неистово кувыркаясь. Выполняя очередной кульбит, я успела опрокинутым взором заметить над собой удаляющийся наш самолет. На секунду подумалось: «А может, это конец?» Но это был приятный конец. Я поняла, что имеют в виду некоторые авторы, описывая чувства самоубийц, бросившихся с большой высоты: «Перед ним пронеслась вся его жизнь…» Я тоже увидела картинки из своего детства, успела вспомнить любимых и разлюбленных. И даже озаботилась — кто же в таком случае напишет за меня этот текст? Позже мне рассказали, что свободное падение длится от силы 5−10 секунд, но не одной мне оно показалось целой вечностью. Это иллюзия многих, некий пространственно-временной фантом.
А потом последовал резкий толчок, это раскрылся парашют — и наше падение сразу стало медленным и томным. Мы с Мастером даже разговорились — о погоде. Ибо шел грозовой фронт, и надо было срочно садиться. В противном случае мы рисковали быть унесенными неизвестно куда или запланировано приземлиться — например, на дерево. Или не приземлиться вовсе — и летать вечно, гонимые ветрами, как вагончик маленькой Элли из «Волшебника Изумрудного города».
И Мастер начал сложные манипуляции с парашютом ускоряющие посадку (прыжок-тандем выполняется на парашюте типа «спортивное крыло», которым, в отличие от парашют типа «купол» для одиночек, можно управлять). Мы виртуозно уходили от грозы, и я искренне любовалась искусством высокого пилотажа. Хотя мне было немного жаль, что мой спутник так занят. Ведь, если бы не «колбаса», мы могли бы много о чем договориться, неторопливо опускаясь с небес. Высота весьма сближает.
Посадка была мягкой. Мастер уверенно встал на ноги и бережно подхватил меня. Все, полет окончен: экипаж прощается с вами, время рвать «тандемную связь». Но, честно говоря, отвязываться от своего Мастера мне не очень-то хотелось. И вообще, девочки, должна признать: это крайне приятное ощущение, когда к тебе крепко привязан мужчина. Причем, сзади. Вроде и не денется никуда, и перед глазами не мельтешит.


Эй вы там, наверху…

Да, чуть не забыла о шаре. Воздушный шар управляется газовой горелкой, расположенной под ним, и движется со скоростью ветра. Поэтому «шаровые» полеты происходят чаще всего на рассвете или вечером, когда потоки ветра не так сильны. Шар летит плавно и размеренно, в его корзине помещается до пяти человек, поэтому многие компании любят устраивать на шарах вечеринки. При мне одна парочка отмечала там бракосочетание, что неудивительно, когда жених — сам пилот и фанат неба. Было все — фата, шампанское, музыка, только вместо гостей — специальный воздушный оператор с видео. Отсняв торжественную часть, оператор деликатно оставил молодых наедине — при помощи парашюта. Чем там без него занялись новобрачные, мы можем только догадываться… Во всяком случае, коллеги жениха поглядывали вверх со значительными ухмылками. Приземлились молодожены очень довольные. И сказали, что любой кайф на лету — это кайф вдвойне. Так что — летите, граждане, летите!