Секс — это близость или дистанция
Футбол как повод для флирта
Пять вопросов перед свадьбой
Идеальный мужчина: какой он
Фото: личный архив Лены Катиной.

Лена Катина: «После венчания у меня появилось чувство защищенности»

Экс-«татушка» недавно вышла замуж за рок-музыканта из Словении Сашо Кузмановича и поделилась с WomanHit подробностями этого события.

Инна Локтева
4 октября 2013 20:53
13300
0

Экс-«татушка» недавно вышла замуж за рок-музыканта из Словении Сашо Кузмановича и поделилась с WomanHit подробностями этого события.

Избранником рыженькой «татушки», как иногда по привычке называют Лену (хотя она давно начала сольную карьеру), стал рок-музыкант из Словении Сашо Кузманович. Для тех, кто не знает: Сашо — бывший солист американской группы A New Vise, работал с Offspring, а также помогал рэперу Puff Daddy. Сейчас он более известен как композитор. Познакомилась пара в Лос-Анджелесе. Причем произошло это еще десять лет назад, во время выступления группы «Тату» в Америке. Тогда молодые люди не обратили друг на друга особого внимания. Второй шанс судьба дала им три года назад — Лена и Сашо снова встретились на одном мероприятии. И вот тогда девушка поняла: между ними явно что-то происходит. Завязался роман. Яркая, обаятельная Лена никогда не была обделена мужским вниманием. Но, как она сама признавалась, ей никак не удавалось преодолеть двухлетний барьер в отношениях. Наверное, поэтому Сашо и сделал предложение любимой как раз на вторую годовщину их союза. Еще год понадобился певице, чтобы понять: этот мужчина — именно тот, кого она искала. В августе Лена и Сашо сыграли свадьбу. Брак зарегистрировали в Словении, на родине жениха, а обвенчались в Москве.
Лена, вы теперь замужняя дама. Что-то изменилось в мироощущении?
Лена Катина:
«Поскольку мы с Сашо уже три года живем вместе, в отношениях не изменилось ничего. Но сама церемония венчания для меня имела огромное значение — я росла в достаточно религиозной семье. И когда это произошло, появилось просто волшебное ощущение — будто теперь я под защитой… А еще я перестала грызть ногти, это моя беда с детства. Все началось, когда я пошла в школу. Психолог сказала, что невроз должен пройти на каком-то этапе внутреннего взросления. И вот смотрю я сейчас на свои пальцы и вижу, что они не обглоданные, как обычно, а абсолютно нормальные, зажившие. Значит, я внутренне успокоилась. Все-таки когда люди живут в так называемом гражданском браке, все равно где-то в подсознании существует мысль, что в любой момент можно уйти. А теперь я знаю — мы с Сашо семья. И за нее я буду бороться в любом случае. Умиротворение, радость, женское счастье — вот что я сейчас чувствую. Я так долго этого ждала!»
Вы действительно долго шли к этому решению, ведь вы с Сашо знакомы десять лет…
Лена:
«Наша первая встреча произошла в 2003 году на церемонии American Music Awards. Я выступала в составе группы „Тату“, Сашо тоже там тусовался — у него много друзей-музыкантов. Но тогда даже искры, притяжения между нами не возникло. А вот три года назад, когда я решила заняться сольной карьерой и переехала в Лос-Анджелес, мы снова пересеклись на какой-то вечеринке. Потом еще раз встретились… И закрутилось. Причем на этот раз все развивалось стремительно. Буквально через месяц мы уже съехались. А предложение Сашо мне сделал на нашу двухлетнюю годовщину. Причем произошло этого первого апреля. (Смеется.) И вот еще через год все свершилось. Могу сказать, что организация свадьбы — дело хлопотное. Мы никаких торжеств не хотели, но на этом настояли друзья. Сказали: „Вы что, с ума сошли?! Давайте свадьбу!“ Не обошлось без проблем. Для нас заказали лимузин, а часть гостей должна была ехать на автобусе. Он сломался и застрял где-то по дороге. Представьте: мы ждем у церкви, гостей нет. Потом всех кое-как перевезли на машинах, церемония состоялась, но это стоило нервов. Мама рыдала… Говорят, чем больше слез прольет мама на свадьбе дочери, тем удачнее сложится семейная жизнь. Так что, по всем статьям, жить нам с Сашо долго и счастливо!» (Смеется.)
Зато все остальное было отлично: красивое платье, сумасшедшей высоты торт…
Лена: «Да! Торт был просто великолепный. Называется „Три шоколада“. Гости говорили, что вкуснее ничего в жизни не ели. Мы сами придумали такой дизайн — верхушку украшали наши с Сашо фигурки с микрофонами».

«На свадьбу мы пригласили только родных и самых лучших друзей». Фото: Instagram.com.
«На свадьбу мы пригласили только родных и самых лучших друзей». Фото: Instagram.com.

Сами-то попробовали кусочек?
Лена:
«Именно что попробовала. Я от волнения вообще ничего не могла есть».
Многие удивились, что вы Юлю Волкову на свадьбу не пригласили.
Лена:
«Так получилось. Не захотела. Наши дороги давно разошлись. У нас с Юлей разные компании, мы давно не общались. А свадьбу я делала именно для близких. Мы позвали только родных и самых лучших друзей».
Но ведь и с Юлей в свое время вы были хорошими подругами…
Лена:
«Это было нечто совершенно иное. Мы действительно стали тогда очень близки. Прошли вместе долгий путь, все делили пополам. Эти десять лет нашей жизни — огромный, яркий и очень насыщенный период. Но, видимо, мы так друг от друга устали, что нужен был какой-то перерыв. Даже сейчас, когда нам иногда приходится выступать вместе, уже нет такой связи. У нас две разные жизни. Но я с теплотой вспоминаю то время. И свой первый сингл Never Forget посвятила Юле и группе «Тату».
Может, просто вы за это время сильно изменились? Вот и Сашо раньше не воспринимали…
Лена:
«Как и он меня. Он вообще после того первого знакомства сказал друзьям, что у него нет ничего общего с «этими сумасшедшими девочками» и видеть он нас больше не хочет. А когда мы встретились во второй раз, я его сразу не узнала. У него раньше были волосы до плеч, выкрашенные в черный цвет, а сейчас короткая стрижка. Он обиделся, что я его не запомнила, стал показывать видео с American Music Awards: «Да вот же я!» Я говорю: «Неудивительно, что я тебя не узнала. Ты выглядел отвратительно». (Смеется.) У меня тогда была насыщенная событиями жизнь, картинки менялись как в калейдоскопе. И некоторые моменты просто выпали из памяти. Иногда кто-то начинает что-то рассказывать, а я удивляюсь: «А что, я разве там была?» Но тем не менее со второго раза мы с Сашо друг друга разглядели. И вот теперь женаты. Кстати, никто из наших музыкантов не ожидал такого расклада. У Сашо была репутация ловеласа. Условно говоря, после каждого похода в клуб он возвращался оттуда с новой девушкой. Нагулялись, в общем, и он, и я. Поэтому уже были абсолютно готовы к созданию семьи. Мне часто приходилось слышать от подруг такую фразу: «Мне этот человек не подходит, у меня дрожи в коленках нет». Я говорю: «Дрожь в коленках — это страсть. Но совсем не факт, что спустя полгода, когда все это пройдет, вы сможете жить вместе». У нас с Сашо изначально было много именно человеческого общения. Я часто улетала в Москву, он к себе, в Словению. Я ждала его имейлов, мы долго разговаривали по телефону… У нас изначально отношения строились на другом уровне, нас связывала не только животная страсть».

«Торт был просто великолепный. Называется «Три шоколада». Гости говорили, что вкуснее ничего в жизни не ели». Фото: Instagram.com.
«Торт был просто великолепный. Называется «Три шоколада». Гости говорили, что вкуснее ничего в жизни не ели». Фото: Instagram.com.

С чем вы не можете мириться в отношениях?
Лена:
«Мне не нравится, когда люди играют. Пытаются изображать из себя то, чем не являются на самом деле. Не люблю снобизм, вранье, грубость. Мне нужны ласка, понимание, но при этом и сильный мужской кулак, который стукнет по столу: будет так, как я сказал! И эти качества каким-то удивительным образом в Сашо соединяются. При том что он трепетный, эмоциональный мужчина, выращивает цветы, я знаю, что у него есть жесткий внутренний стержень, который в нужный момент проявляется. Я очень рада, что в свое время он пошел в армию, это дисциплинирует».
Он служил в Словении?
Лена:
«Да, он снайпер. Стреляет лучше, чем я… И что касается бытовых вещей — вполне может обслужить себя сам. У нас нет разделения домашних обязанностей. Каждый делает то, что может. Если я пришла раньше Сашо и вижу, что в доме нет еды, начинаю готовить. Кстати, до знакомства с ним я ничего подобного не делала. Именно потому, что мне говорили: ты женщина, ты должна. Когда я призналась Сашо, что не умею готовить, он сказал: „Ничего страшного, я умею“. И теперь мне хочется заботиться о своем мужчине: кулинария стала моим хобби, я роюсь в Интернете, выискиваю какие-то рецепты. Мне это нравится. А для мужа нет ничего зазорного в том, чтобы помыть посуду, если я опаздываю на встречу. Или сделать уборку к моему приезду. Я возвращаюсь в абсолютно чистую квартиру. Он это делает без претензий, без какого-то самоуничижения, как это бывает у представителей сильного пола, когда они занимаются якобы не мужским делом. Мы с Сашо друг друга жалеем: не тянем каждый на себя одеяло, а, наоборот, стараемся облегчить друг другу жизнь. Это очень важно в отношениях, на мой взгляд».

Дизайн свадебного торта молодожены придумали сами. Фото: Instagram.com.
Дизайн свадебного торта молодожены придумали сами. Фото: Instagram.com.

Творческие споры случаются? Вы музыканты, но работаете в разных жанрах.
Лена:
«О да! По поводу музыки ругаемся чаще всего. Но тем не менее мы сотрудничаем, Сашо даже написал для меня песню. Раньше мне казалось, что два музыканта вообще не смогут ужиться вместе. Оказалось — смогут. Мужчины, с которыми я встречалась до Сашо, не понимали, как можно прийти со встречи с поклонниками, которая длилась всего час, выжатой как лимон. Я, мол, в офисе просидел целый день, а ты за час устала! Им казалось: ну что такого сложного — попрыгать с микрофоном на сцене? А ведь это огромные затраты энергии. Я иногда после концерта даже говорить не могу от усталости, мне надо лечь поспать. Это раньше мы с Волковой отработаем концерт — и идем в клуб тусоваться, три часа поспим — и утром в аэропорт, летим куда-нибудь на гастроли. И так неделями. А сейчас возраст все-таки дает о себе знать».
Слышал бы сейчас ваш муж! Вам двадцать восемь, а ему-то тридцать семь.
Лена:
«Мои музыканты называют нас с Сашо парочкой пенсионеров. У них еще ни у кого (за исключением гитариста) нет семьи. Музыканты — как дети: уже скоро сорок лет стукнет, а в голове ветер. А-а-а, тусовка, гуляем! Каждую пятницу они звонят и приглашают нас с Сашо куда-нибудь в клуб. Иногда мы идем, но чаще все-таки остаемся дома. Может, потому, что я этими клубами и барами в молодости наелась, предпочитаю в свободное время почитать книжку, посмотреть кино или выпить бокал вина с мужем, дома. Если это выходной, мы отправляемся к океану. Гуляем вдоль берега, разговариваем, делимся мечтами, планами. Потом посидим где-нибудь, пообедаем. Нам хорошо вдвоем».
Вот вы сказали: музыканты — как дети. Может, это вообще особенность западного менталитета — люди гораздо позже созревают для семьи?
Лена:
«Вполне возможно. Здесь до тридцати лет не рожают. Считают, что надо сначала пожить для себя, реализоваться в карьере. Но музыканты — особенный народ, творческие натуры, безалаберные в бытовом плане. Зато собранные в работе. Я очень люблю свой коллектив. Можно сказать, это моя вторая семья. Они поддержали меня в трудный период. Благодаря им я стала писать музыку».

«Если бы в моей жизни не появился Сашо, возможно, я бы уже на все плюнула и уехала из Лос-Анджелеса. Теперь я знаю: у нас семья, и я буду за нее бороться в любом случае». Фото: Instagram.com.
«Если бы в моей жизни не появился Сашо, возможно, я бы уже на все плюнула и уехала из Лос-Анджелеса. Теперь я знаю: у нас семья, и я буду за нее бороться в любом случае». Фото: Instagram.com.

Трудно было после грандиозного успеха «Тату» начинать сольную карьеру?
Лена:
«Даже не ожидала, что это окажется настолько трудно! В какой-то момент я впала в депрессию: просто не понимала, в какую сторону мне двигаться и что делать. Ведь „Тату“ — это был продюсерский проект. Мы с Юлей не принимали решений, не писали сами песен. И когда мои музыканты спрашивали: „Лена, ну скажи, о чем ты сама-то хочешь петь?“ — я боялась высказать свои мысли. А вдруг меня поднимут на смех? Сейчас я более уверенно себя чувствую в качестве композитора. Пишу не только для себя, но и для других исполнителей. Но это потребовало и времени, и внутренних усилий с моей стороны. Отдельное спасибо моим поклонникам, которые верили в меня, несмотря ни на что, ждали моих песен. Скоро выйдет мой новый сингл Lift Me Up. Я посвятила его своим поклонникам. Как еще я могу отблагодарить их?!»
Как вас воспринимают в Америке?
Лена:
«Периодически узнают на улице. У меня здесь есть фан-клуб. С удивлением наблюдаю, что все больше людей из Северной Америки заходят на мой персональный сайт. А в странах Латинской Америки меня очень ждут. Будет концерт в Бразилии, идут переговоры по поводу мексиканского тура. Я записала несколько песен на испанском языке — специально для латиноамериканской публики. Еще одна интересная тема: мы планируем провести фан-уик-энд в Германии, люди приедут со всей Европы на два дня. Так что работа кипит. Я рада, что после простоя наступили такие хорошие перемены в моей жизни. Мне нравится ездить, выступать. Я не стремлюсь заполучить такой же успех, какой был у группы „Тату“. Это было бы ошибкой — так можно и в депрессию впасть от чувства неудовлетворенности. Пусть даже мой успех составляет один процент от того, что имела группа „Тату“, но если я вижу, что людям нравятся мои песни, буду стараться, работать для них. Многие говорят: „Ну все, замуж вышла, теперь ребенка родит — не дождемся мы нового альбома“. Уверяю, они дождутся. Сначала сингла, а потом и альбома».

«Я не стремлюсь заполучить такой же успех, какой был у группы «Тату». Это было бы ошибкой – так можно и в депрессию впасть от чувства неудовлетворенности». Фото: личный архив Лены Катиной.
«Я не стремлюсь заполучить такой же успех, какой был у группы «Тату». Это было бы ошибкой – так можно и в депрессию впасть от чувства неудовлетворенности». Фото: личный архив Лены Катиной.

Лена, вам в Лос-Анджелесе комфортно? Сразу вписались в местную жизнь?
Лена:
«Мама называет меня человеком мира. Я действительно очень быстро адаптируюсь. И потом, мы с Юлей проводили много времени в Лос-Анджелесе, еще будучи в составе „Тату“. И я люблю этот город. Здесь гораздо приличнее ведут себя на дорогах. Я с радостью сама хожу по магазинам и покупаю продукты. Верю, что если на упаковке написано „органик“ — значит, так оно и есть. Мне нравится атмосфера, климат. Все время солнечно, и местные жители более дружелюбные. Здесь даже бомжи какие-то позитивные. В Москве большую часть времени серость, нет солнца — конечно, люди „замороженные“. Но я скучаю по родине и бываю в Москве довольно часто. У меня вся семья там, родные, бабушки-дедушки старенькие. Каждый раз уезжаю с тяжелым сердцем: а вдруг кого-то из них больше не увижу. Представляете, моей прабабушке уже стукнуло девяносто четыре года! Однако она еще бодра как огурец. И на нашей свадьбе веселилась не хуже молодых. Только говорит: „Под торт я что-то подустала“. Но все равно возраст почтенный… Так что если бы Сашо не появился в моей жизни, возможно, я бы уже на все плюнула и вернулась обратно. А теперь я знаю, что у меня здесь есть семья. Недавно прилетела в Лос-Анджелес на неделю раньше мужа, зашла в нашу квартиру и почувствовала, что я дома. Если мы в Словении, там больше дом Сашо, в Москве — мой. А здесь — наш. И так мне хорошо от этой мысли!»
Лена, я так понимаю, вы сейчас вся в проектах, в работе. А о детях пока не думаете?
Лена:
«Чуть попозже. Я очень люблю детей, и Сашо тоже. Но нужно выбрать правильное время. Только-только пошло развитие карьеры, и конечно, я бы не хотела, будучи беременной, мотаться по гастролям. Надо отработать альбом, он практически готов. А вот когда буду писать второй, можно подумать и о ребенке. Я в принципе с маленькими очень хорошо лажу — у троих моих подруг дети. Все знаю: как ухаживать, воспитывать, вожу детские вещи из Америки чемоданами. Чувствую себя челноком. Здесь действительно очень классные вещи, я обожаю ходить по магазинам, покупать подарки. Подруги говорят, что из меня хорошая мама получится. Ругаются, что я не рожаю. Все будет. Я хочу ребенка, и не одного. Когда на свадьбе мы били бокалы, ножки остались целыми. Тамада объяснила: значит, наш с Сашо первенец будет мальчик. А мне, наоборот, хотелось бы девочку. Хотя это не особо важно. Главное — свое, родное маленькое чудо растить от любимого мужчины».