Фашиониста — чокнутые бездельники?
Мифы и фишки сезона весна-лето-2018
Почему люди лицемерят
Плохое настроение — это нормально!
Сон в руку. Фото автора.

Сон в руку

WomanHit продолжает публиковать книгу «В самое сердце, или История одного дома» Наталья Черных, поэта и прозаика, которая много лет работает журналистом в Петербурге.

Наталья Черных
27 февраля 2015 21:26
8212
1

WomanHit продолжает публиковать книгу «В самое сердце, или История одного дома» Наталья Черных, поэта и прозаика, которая много лет работает журналистом в Петербурге.

Сон в руку


Продолжение книги Натальи Черных «В самое сердце, или История одного дома».

На работе все шло как нельзя лучше, а вот семья почему-то все больше не радовала. Как только трудности, с которыми они боролись вместе, отступили, дети подросли, и появились деньги даже на отпуск в Турции, пыл когда-то влюбленного Шарифа угас. Жена из рядового воспитателя выросла в директора коммерческого детского сада, она все чаще пропадала на работе. Ездила на какие-то психологические тренинги, слеты педагогов, а теперь вот и вовсе увлеклась чепухой.

Шариф боялся признаться себе, что эту новую, независимую и яркую женщину он не хотел принимать. Тихая Рая, когда-то смотревшая на мужа как на божество и боявшаяся сделать шаг без его совета, вдруг зажила другой, параллельной жизнью. У нее появились «свои» секреты и увлечения. И они выходили далеко за рамки того, как порадовать мужа новым кулинарным шедевром и вывести детей на прогулку или в магазин. Однажды он даже было собрался к психологу за советом: разводиться или нет. Но не дошел — стало стыдно перед самим собой. «Мужик я или тряпка, если не могу решить такой простой вопрос», — думал Сыпытаев. И все чаще, взвешивая «за» и «против», склонялся к раздельному проживанию с Раей.

…Незаметно, за раздумьями, Шариф подъехал к Пушкину. Показались фундамент «его» дома и толпа ребят в спецовках. Только выглядели они странно: рабочие замерли напротив экскаватора и практически не шевелились. Вокруг вырытой ямы рысью носилась кошка и выла, переходя на хрип. От этой картины у Шарифа засосало под ложечкой, он бросил машину и большими скачками понесся вперед, к объекту.

В кабине экскаватора сидел Венька Петров и мелко крестился. Лицо его было бледно-оливкового цвета. Он не отпускал рычаги управления, будто руки парня заклинило. Опустив глаза вниз, на фундамент, Шариф мгновенно понял ужас всей ситуации. Ковш машины уперся в ржавую минометную мину. Он даже знал, что это «дочка» немецкого 81-мм миномёта образца 1932 года.

«Миномёт был создан в 1932 году фирмой „Рейнметалл“.
Большая мощность боеприпаса (мины), высокая скорострельность, сравнительно малая масса, простота устройства и боевого применения, постоянная готовность к открытию огня без особой подготовки. Большая крутизна траектории полёта мин (углы возвышения ствола от 45 до 85 градусов) позволяет уничтожать закрытые цели, не поражаемые ружейно-пулемётным и артиллерийским настильным огнем», — всплывали в голове Шарифа строчки из старого армейского учебника, картинки которого он когда-то рассматривал вместе с дедом. Сыпытаев даже не мог подумать, что снаряд не один. Но тихо подкравшийся заместитель Василич шепотом доложил, что мин внутри фундамента — 12 ящиков, и если все это добро рванет до того, как приедет вызванный отряд МЧС, не будет не только стройки, но и детского сада напротив.

Под ложечкой заныло еще больше. Шариф покосился на ребятишек, высыпавших на прогулку во двор. Пестрая стайка бегала среди качелей и песочниц и гомонила, как весенние птицы. «Эвакуировать их в считаные минуты вряд ли удастся. А мина, задетая ковшом, может взорваться в любой момент, и тогда полыхнут все ящики». Как только он подумал об этом, ноги сами понесли прораба к экскаватору. «Да ты в своем уме?!» — зашипел Василич и попытался схватить Сыпытаева за куртку. Но того было уже не удержать.

Он почти не помнил, как извлек мину из-под ковша, и как аккуратно, на руках, будто своего первенца из роддома, вынес ее на пустырь, и как потом быстрым шагом удалялся все дальше и дальше от дома, садика и железнодорожной станции в лесополосу. Очнулся он через сорок минут уже у знакомого фундамента своего дома. Эмчеэсовцы слаженно вытаскивали ящики с минами и грузили их в специальные железные контейнеры. Шариф подошел к командиру отряда, махнул рукой в сторону лесополосы и смог только тихо сказать: «Там…» О том, что он унес подальше от людей и домов растревоженную мину, спасателям рассказали уже рабочие.

Еще через полчаса где-то за деревьями хлопнул взрыв. Омарович, не куривший 10 лет, попросил у товарищей сигарету. Потом волнение ушло. Он сел за стол во времянке, налил себе чаю, придвинул поближе толстый журнал с рабочими записями. И в этот самый момент отчетливо понял, что никогда не разведется с Раей. Ведь дороже сыновей и жены, пусть изменившейся, но по-прежнему нужной как воздух, в жизни ничего не было. И нет. Да и не будет, факт! Прав был дед — сапер ошибается лишь один раз, и такую фатальную ошибку Шариф чуть не совершил. И права была Рая. Что-то не поддающееся человеческому разуму подало ему сегодня знак, что он хочет свернуть не туда, а потом ничего уже не изменишь.

Он вытащил из кармана мобильный телефон и увидел 15 пропущенных звонков от жены. Сыпытаев набрал ее номер и, уловив в трубке знакомый голос, весело сообщил: «А сон-то в руку…» — «То есть как это в руку? Да что с тобой? Ты ранен?! Я только что в новостях услышала, что в Пушкине мину нашли…» — без остановки кричала Рая. Но Шариф не слушал, он тихо улыбался и думал, что скупит всю серию с гороскопами в книжном магазине на Невском проспекте и подарит ее супруге сегодня вечером.

Предыдущую главу книги читайте здесь, а следующую — здесь.