5 причин начать писать ручкой
Германика попала в Зазеркалье
Чем увлекаются звездные дети
Мама, проверяй, но доверяй
Хэйден Панеттьери с дочкой. Фото: Instagram.com.

Мама, не горюй: звезды, пережившие послеродовую депрессию

Как Гвинет Пэлтроу, Дженнифер Лопес, Анджелина Джоли, Кортни Кокс и другие знаменитости справились с недугом.

Юлия Малинина
2 октября 2015 20:51
14409
1

Как Гвинет Пэлтроу, Дженнифер Лопес, Анджелина Джоли, Кортни Кокс и другие знаменитости справились с недугом.

Хайден Панеттьери
Мама 9-месячной дочки Кайи

«Когда говорят о послеродовой депрессии, многие думают, что это значит „я негативно отношусь к своему ребенку, я хочу ему навредить или сделать больно“. У меня лично никогда не было подобных мыслей, но я знаю, что некоторые женщины сталкиваются с такими чувствами, — откровенно говорит Хайден Панеттьери. — Но это лишь одна из сторон постнатальной депрессии. Спектр испытываемых дискомфортных чувств намного шире: потеря аппетита, расстройство сна, беспокойство, равнодушие к ребенку. Об этом не принято говорить, потому что считается, что после рождения малыша мать должна испытывать лишь радость и счастье. Но далеко не всегда это так, и женщинам стыдно за свое состояния. И поэтому надо говорить о своей депрессии, молодые мамы должны знать, что они не одни».

«Мне повезло: мне было с кем обсудить свое состояние. Проговорив свои проблемы, почувствовав, что я не одинока, мне стало намного легче. Я постепенно привыкаю к материнству и уже чувствую себя хорошо», — признается актриса.

Селин Дион
Мама 14-летнего сына Рене-Чарльза и двойняшек Эдди и Нельсона, которым 23 октября исполнится по пять лет

«Сначала я почувствовала невероятное счастье, а потом внезапно меня накрыли страшная апатия и усталость, — вспоминает певица свое состояние после рождения двойняшек. — В первые дни, когда я вернулась домой из роддома, я была не в себе. Много плакала без причины. Совсем потеряла аппетит. Занималась только собой или вообще ничего не делала, просто сидела и смотрела в одну точку. Моя мама обратила внимание, что порой я вообще казалась безжизненной. Она объяснила мне, что происходит, и заверила, что это нормально, что многие сталкиваются с послеродовой депрессией. Мама мне очень помогла в то время, я быстро пришла в себя. В такие моменты женщинам очень нужна моральная поддержка».

Гвинет Пэлтроу
Мама 11-летней дочки Эппл и 9-летнего сына Мозес

Гвинет Пэлтроу с дочерью. Фото: Instagram.com/gwynethpaltrow.
Гвинет Пэлтроу с дочерью. Фото: Instagram.com/gwynethpaltrow.

«Когда в 2006 году на свет появился мой сын Мозес, я ожидала снова пережить приступ эйфории, как это было после рождения старшей дочки Эппл. Но вместо этого наступил один из самых тяжелых, мрачных и мучительных периодов в моей жизни, — вспоминает Гвинет Пэлтроу. — Я чувствовала себя ка зомби. Не могла достучаться до своего сердца, разбудить свои чувства, найти связь с сыном. Это было ужасно. И совсем не похоже на то, что я испытывала после появления Эппл. Я была уверена, что я плохая мать и плохой человек».

«Месяца через четыре после родов ко мне подошел Крис (Мартин — бывший муж Пэлтроу и отец двоих их детей, — прим. WomanHit.ru) и сказал: „Что-то не так, происходит что-то не то“. Я пыталась уверить его, что все в порядке. Но он сказал мне, что у меня послеродовая депрессия, и это было похоже на то, что лопнул давно болевший гнойный нарыв. Я стала узнавать, что это такое и как с этим справиться. И благодаря помощи близких и специалистов, я смогла побороть это состояние».

Брук Шилдс
Мама 11-летней дочки Роуэн и 8-летней дочки Гриер

Актриса Брук Шилдс даже посвятила своей послеродовой депрессии книгу «И пошел дождь». «Роуэн постоянно плакала, и я начала бояться тех моментов, когда Крис (Хенчи — муж актрисы, — прим. WomanHit.ru) приносил ее мне. Не то, чтобы она мне не нравилась, но я не была уверена в том, что хочу жить с ней вместе. До этого всегда, когда я находилась рядом с ребенком, любым ребенком, мне хотелось взять его на руки. Но я не чувствовала то же самое по отношению к своей дочери, — признавалась Брук в книге. — Я боялась, что мне захочется куда-то убежать, скрыться. Или я не смогу остановить себя и наглотаюсь таблеток. Нас учат, что становиться матерью — это так естественно, так прекрасно. И если ты не испытываешь таких чувств, то ты неправильный человек, плохая мать. Но дело вовсе не в этом, дело в депрессии, и с ней надо бороться».

Аланис Мориссетт
Мама 4-летнего сына Эвера Имре

Аланис Мориссетт с сыном. Фото: Instagram.com/alanis.
Аланис Мориссетт с сыном. Фото: Instagram.com/alanis.

«Это были очень сложные времена. Я чувствовала опустошение, безразличие. У меня ни на что не было сил, — говорит певица о своей послеродовой депрессии. — И всем, кто сейчас находится в таком состоянии, мне хочется сказать: просите о помощи и как можно раньше. К сожалению, я поняла это довольно поздно. Феминистское движение сделало женщин очень независимыми, самостоятельными, уверенными, что они могут справиться со всем сами. Но далеко не всегда это так. Нужно сказать себе: да, я сильная, и потому нахожу в себе силы попросить о помощи и поддержке. Хорошо, что я все-таки так сделала в свое время».

Сэди Фрост
Мама 18-летнего сына Рафферти, 13-летней дочери Айрис и 12-летнего сына Руди

Бывшая жена Джуда Лоу и мать троих его детей признается, что испытывала постнатальную депрессию после всех родов. «Я помню, как взяла ножницы. У меня было ощущение, что я привязана к креслу, а ножницы сами вонзаются мне в руку. Я видела, как режу себя, как кровь стекает по моей руке. Я не паниковала, не боялась, не чувствовала боли. Была лишь пустота, огромная, страшная пустота», — рассказывала о своем состоянии Сэди после появления на свет старшего сына. Чтобы справиться с послеродовой депрессией, Фрост пришлось лечь в больницу. Однако болезнь вернулась к ней и после следующих родов, и каждый раз Сэди не могла справиться с проблемой сама или при помощи близких и вынуждена была обращаться к врачам за квалифицированной помощью.

Кортни Кокс
Мама 11-летней дочки Коко

Кортни Кокс. Фото: Twitter.com/@CourteneyCox.
Кортни Кокс. Фото: Twitter.com/@CourteneyCox.

«Тяжелые времена в моей жизни наступили не сразу после рождения дочки, а когда ей исполнилось шесть месяцев, — вспоминает Кортни Кокс. — Я перестала спать. Мое сердце колотилось как сумасшедшее. Меня стали посещать мысли о самоубийстве. У меня началась настоящая депрессия. Я пошла к врачу, и выяснилось, что у меня гормональный сбой и мне требуется квалифицированная помощь. К счастью, я довольно быстро поправилась, и все наладилось».

Анджелина Джоли
Мама шестерых детей: трех приемных — 13-летнего Мэддокса, 11-летнего Пакса и 10-летней Захары — и трех биологических — 8-летней Шайло и 6-летних двойняшек Нокса и Вивьен

Анджелина Джоли никогда сама лично не говорила о своей послеродовой депрессии. Но приближенные к звезде источники рассказывали, что после появления на свет двойняшек у актрисы начались проблемы. «У Анджелины были частые перепады настроения. Она пыталась совладать с эмоциями, общаясь со старшими детьми, но это ей удавалось с трудом. Энджи то рыдала навзрыд, то смеялась без причины, — делились близкие актрисы. — И еще она очень много времени проводила в постели и спала, спала… У нее почти не было сил, но при этом не было и аппетита: ей приходилось напоминать, чтобы она поела, ведь она продолжала кормить грудью».

Дженнифер Лопес
Мама 7-летних двойняшек сына Макса и дочки Эммы

Дженнифер Лопес с двойняшками. Фото: Instagram.com/jlo.
Дженнифер Лопес с двойняшками. Фото: Instagram.com/jlo.

«Через неделю после рождения детей у меня появились первые симптомы послеродовой депрессии. Мне был грустно, я много плакала без причины, мне казалось, что Макс и Эмма меня не любят и никогда не полюбят. У меня была настоящая паранойя, — признается певица. — Родные и близкие очень помогли мне не довести себя до критического состояния, они поддерживали меня и убеждали, что все хорошо».

Аманда Пит
Мама 8-летней дочки Фрэнки, 5-летней дочки Молли и 9-месячного сына Генри

«Во время моей первой беременности меня не покидало чувство эйфории. И я ожидала, что после появления дочки на свет, оно еще больше усилится. Но получилось ровно наоборот: после родов наступило опустошение. Мне казалось, что мой долг выполнен, и я больше не нужна, — говорит Аманда Пит. — У меня было очень двойственное отношение к материнству. И я хочу в это откровенно признаться, потому что до сих пор считается стыдным испытывать не безумную радость после появления малыша на свет, а страх, неуверенность, равнодушие и другие чувства, которые бывают во время постнатальной депрессии. С этим сталкиваются очень многие женщины, но говорят об этом единицы».