Виктория Исакова: само совершенство
Как снимался сериал «Золотая орда»
Илья Легостаев: И слезы, и любовь
Чего ждать от продолжения «Спящих»
Александра Никифорова
Фото: материалы пресс-служб

Александра Никифорова: «Когда женщина надевает платье в пол, с ней случается какое-то волшебство»

Юлия Малинина
2 ноября 2016 14:24
8308
0

Звезда нового сериала призналась, что еще в школе ее звали «девятнадцатым веком»

Создатели нового сериала «Анна-Детективъ» приглашают зрителей вернуться в конец XIX века. Эпоху, когда преступников ловили без помощи камер видеонаблюдения и других современных технологий. Накануне премьеры, которая состоится седьмого ноября на телеканале ТВ-3, WomanHit.ru расспросил исполнительницу главной роли Александру Никифорову о работе над сериалом.

— Александра, ваша героиня живет в конце XIX века. Как вы думаете, что у вас с Анной может быть общего?

— Анна — девушка, опережающая свое время, она как бы идет в авангарде своих современников… Шокирующие способности, да и взгляды на жизнь для того времени у нее очень смелые. Да она практически суфражистка! Если бы в нашем фильме был другой период, лет на десять позже, Анна, пожалуй, была бы еще и революционеркой. (Смеется.) Я же совсем другая, совершенно не склонна к бунту. Правда, упряма и вряд ли переменюсь, если уж что-то решила. Хотя меня всегда, еще со школы, звали «девятнадцатым веком». Допускаю, что чисто внешне, возможно, что-то есть во мне из того времени. И, если честно, мне бывает сложно на бытовом уровне в нашу эпоху планшетов, айфонов и селфи. Мне требуется усилие даже для того, чтобы скачать что-то из Интернета. Обычно прошу друзей о помощи в этих вопросах. Так что в этом смысле я скорее из века девятнадцатого.

— То есть войти в образ Анны вам было не очень сложно? Но приходилось же менять жесты, манеру речи?

— Я, конечно, заглянула в энциклопедию «Русские традиции». Вычитала, что просто снимать и теребить в руках перчатки было верхом неприличия, не говоря уже об отсутствии шляпки. Но больше я все же опиралась на нашу художественную литературу. Например, вычитала у Толстого, что героиня сидела нога на ногу, обхватив руками колено, и стала смело это использовать. Хотя для нашего современного восприятия эта поза в XIX веке может казаться чересчур фривольной. Кстати, в этом смысле у меня вообще очень благодатный персонаж. Анна отвергает многие условности и обычаи и может позволить себе то, что не позволила бы любая другая девушка. И, конечно, велосипед и шаровары! Первые несколько серий я появляюсь практически только в велосипедных брюках! Как вам для XIX века?! (Смеется.)

— Удобно было в старинных костюмах?

— Сначала долго привыкала к турнюрному силуэту… Это такой «утиный» силуэт, когда пристегивали подушечку-турнюр или же он являлся продолжением корсета. Сначала было забавно, потом показалось очень женственным. А зимой на съемках выяснилось, что эта самая подушечка еще и замечательно греет! (Смеется.)

— А какой наряд понравился больше всего?

— Обожаю все свои костюмы! Мне кажется, когда женщина надевает платье в пол, с ней случается какое-то волшебство… И плечи сами расправляются, и голова выше, и взгляд другой. Очень жаль, что сейчас у нас так редки поводы для платьев. Да, с ними теряешь темп, но какой приобретаешь шарм от своей неторопливости!

Александра Никифорова и Дмитрий Фрид превратились на съемочной площадке в харизматичных сыщиков конца XIX века
Александра Никифорова и Дмитрий Фрид превратились на съемочной площадке в харизматичных сыщиков конца XIX века
Фото: материалы пресс-служб

— Готовясь к роли, изучали какие-то дополнительные материалы? Может, читали книги для лучшего погружения в эпоху? Или что-то о спиритизме?

— Моя героиня читает «Книгу духов» Аллана Кардека. Это настоящий писатель, француз. Я тоже ознакомилась с его книгой. Но больше я читала Блаватскую, в том числе и какие-то материалы о ней. Ведь изначально она была прообразом моей Анны. И даже, если честно, посмотрела несколько выпусков «Битвы экстрасенсов». (Смеется.) Подумала: а вдруг и это пригодится?

— Ваша героиня также увлекается химией. Какие науки близки вам?

— Химия, к сожалению, для меня дело темное. Все, что помню со школы: ангидрид плюс вода — вот и будет кислота. У меня был замечательный одноклассник Никита, который всегда давал списывать контрольные по химии и алгебре. Потом мы оба окончили школу с золотыми медалями: он по-настоящему, а я — за красивые глаза. (Смеется.) Просто на мне всегда были все школьные праздники, линейки, конкурсы чтения стихов и прочее. Но вот историю я очень любила. И языки. Кроме английского немного говорю на французском и итальянском. А в старших классах я стала сбегать с уроков с книгами. Брала то Достоевского, то Толстого и бежала читать у моря. Сейчас понимаю: правильно делала! Нет лучшей школы, чем наша великая русская литература.

— А детективы вы любите?

— Детектив не был раньше моим любимым жанром, но теперь, кажется, жить без него не смогу. (Смеется.) Вообще очень люблю читать, хоть и не всегда успеваю. Сейчас у меня на очереди «Острова в океане» Хемингуэя. Кстати, посоветовал мне это Дмитрий Фрид, исполнитель роли Якова Штольмана. Он вообще, как старший товарищ, часто помогает на съемках, что-то советует, что-то мы вместе придумываем прямо на площадке, а я потом бегу к сценаристу и уговариваю изменить какое-то слово или реплику.

— Что оказалось самым сложным на съемках?

— Сцены с духами, когда их приходилось вызывать. Я, конечно, в жизни не медиум… Но всякое соприкосновение с этой темой, миром мертвых — это душевно тяжело и забирает много энергии. Я не сразу научилась снимать с себя эти ощущения после команды «Стоп! Снято». Зато стала наблюдательнее. Уверена, что в жизни каждого человека много знаков судьбы, и хорошо бы уметь их читать. Это не спиритизм. Только интуиция и та самая неторопливость, которая помогает жить. В суете и спешке, мне кажется, мы пропускаем столько вещей. Даже собственных впечатлений. Хорошо в выходной прогуляться в лесу или в баню сходить. Я так и поступала после спиритических сцен.