Агния Кузнецова: «Раз уж женился, неси этот крест»
Иева Андреевайте: «Когда любовь заканчивается, всегда грустно»
Светлана Светличная: «Я позитивная, добрая, счастливая и отзывчивая»
Роман Будников.
материалы пресс-служб.

Роман Будников: «Сейчас я опять холостой»

Новый ведущий программы «Фазенда» рассказала в интервью WomanHit о любви, отношениях с женщинами, музыкальной карьере и мечте о собственном загородном доме.

Тамара АстапенковаИлья Легостаев
27 ноября 2013 22:23
27560
32

Новый ведущий программы «Фазенда» рассказала в интервью WomanHit о любви, отношениях с женщинами, музыкальной карьере и мечте о собственном загородном доме.

— Роман, вы стали ведущим «Фазенды» год назад, сменив на этом посту Сергея Колесникова. Трудно было ориентироваться в теме строительства и ремонта?
— Я переживал не за тему строительства. Всегда больше волнуешься на счет коллектива, в который попадешь. На телевидении это тема вообще достаточно серьезная. Впишешься — не впишешься, сойдешься — не сойдешься. А к теме строительства я относился всегда спокойно. Не могу сказать, что я — суперспециалист, но мой родной дед Иван Антонович Денигин с детства привил мне любовь к конструкторам: смастерить чего-нибудь, придумать, потому что сам был изобретателем, инженером. Поэтому я совершенно этого не боялся. А когда пришел пробоваться, то сразу же почувствовал, что еще и коллектив классный. И когда мы вместе начали работать, практически сразу все пошло. Будто позавчера начинали, а уже больше года прошло.
— Вас выбрали на место ведущего из 30 претендентов. Чем вы поразили продюсеров?
— Не думаю, что я их прямо так уж и поразил, потому что там задачи такой не стояло. Мне кажется, нужно было просто как-то органично и доверительно донести информацию до зрителя. Но с «Фазендой» у меня ведь вот еще какая интересная штука произошла. Я достаточно тщеславный человек, и всегда стремился к успеху. Конечно же, я мечтал о работе на Первом. И несколько лет назад, представляя, какую программу мог бы вести, случайно наткнулся на «Фазенду». В голове что-то щелкнуло: вот тут бы я смотрелся органично. А они взяли, и позвонили через год с небольшим. Материализация? Визуализация? Работает!
— Мастерству телеведущего вы никогда не учились. И «попасть на телевидение» вам когда-то помогло ваше обаяние.
— В моем конкретном случае «попасть» — помог случай. У меня товарищ работал ведущим на «Столице», и как-то позвал меня в гости к себе в программу. Я — человек веселый. Говорит: приходи, просто пошутим в кадре. А через некоторое время со «Столицы» позвонили: не хотели бы попробовать себя в качестве ведущего рубрики дневной программы? Ну я и попробовал. А потом все как-то само собой пошло — разные проекты, на разных каналах. То есть специально я ничего для этого не делаю. Может, так и правильно.

Роман Будников — профессиональный музыкант. Фото: материалы пресс-служб.
Роман Будников — профессиональный музыкант. Фото: материалы пресс-служб.

— Вы раньше профессионально занимались музыкой. Мне показалось, что когда ваша карьера пошла в другом направлении, вы как-то легко оставили музыку в качестве хобби, и переключились на ТВ.
— Ну не совсем так. От музыки я никогда не отходил, и в принципе она всегда была во главе угла. И сейчас это мое увлечение переживает новый виток. Телевизионную карьеру я ведь тоже рассматриваю, как творчество, поэтому одно другому не мешает. Вчера, например, с утра я был на съемках «Фазенды», потом приехал домой, перекусил, и поехал на репетицию. И мы четыре часа играли на гитарах, контрабасах и аккордеонах. Сейчас со своей группой делаем новую программу — репетируем песни военных лет о Родине, хотим сделать подарок к весне ветеранам.
— В свое время вы закончили музыкальную школу экстерном за два года. Получается, вы — самородок, или у вас учителя были хорошие?
— Я просто половину предметов пропустил. (Смеется.) Я попал непосредственно на курс к директору нашей музыкальной школы в Энгельсе, Юрию Трофимову. А он — профессиональный джазмен. И очень много сил положил на то, чтобы джаз жил в Саратове, и в Саратовской области. Тогда в Саратовской области проходила целая серия джазовых фестивалей. Но я же пришел к нему в музыкальную школу уже музыкантом, у нас же рок-группа была. Правда, я знал всего три аккорда и с удовольствием их «пилил». Поэтому я занимался по сокращенной программе, ускоренной. Но получил то, что мне нужно.
— А изначально ваше увлечение музыкой на чем основывалось? Кто вас к этому подтолкнул?
— Мальчишки, которые пели песни под гитару во дворе. Лет в 15−16 начинаешь влюбляться, весна-лето, идешь из школы, пацаны сидят, девчонкам на гитарах песни играют. Хочется также. Я нашел за шкафом дома гитару, начал подбирать аккорды, завел песенник, стал туда песни писать. И так вот потихонечку, потихонечку и пошло. Появился знакомый во дворе, он серьезно увлекался музыкой, роком, блюзом. И мы как-то устроили посиделки у его подъезда, он мне показывал основы. Грубо говоря, я серьезно увлекся роком и блюзом с его подачи.
— Кто были ваши музыкальные кумиры?
— Были, да и есть. В основном, это — гитаристы. Мне очень нравятся Гари Мур, Джо Сатриани, Стиви Рэй Вон, нравится Стив Вай, который приезжал в Россию недавно. Это — такая узкоспециализированная музыка, именно гитарная. Культовые музыканты, которые сделали переворот в музыке на мой взгляд.

Роман Будников мечтает когда-нибудь построить загородный дом. Фото: материалы пресс-служб.
Роман Будников мечтает когда-нибудь построить загородный дом. Фото: материалы пресс-служб.

— А кто вы по диплому саратовского училища культуры?
— Руководитель эстрадного ансамбля. (Улыбается.) Вообще с образованием у меня, конечно, вышла дико смешная история. Моя мама в свое время закончила географический факультет саратовского университета. Она очень любила географию, историю, и после школы, естественно, направляла меня в саратовский универ. Я, в общем-то, был не против, но не добрал одного балла, сдав экзамены по географии на трояк. Вернулся домой, мама спрашивает: «Ну что?» Я говорю: «Три». Она: «А кому сдавал?» Я говорю: «Такой-то и такой-то». Она говорит: «Да ты что, она еще работает?» А это преподаватель, которая срезала учеников, еще когда моя мама училась в универе. Она тогда мою маму терпеть не могла, хотя та была отличницей. И, видимо, чисто интуитивно, срезала и меня, ни за что. Но, может, это и к лучшему? Я подозреваю, что если бы я попал в саратовский универ в те годы, то у меня жизнь совершенно бы по-другому сложилась. Я уверен на сто процентов, что ушел бы в КВН, потому что все предпосылки к этому были. В итоге я пошел и подал документы в саратовское музыкальное училище, по классу гитары. Занимался с репетитором, который уже там преподавал. А дальше собирался в консерваторию. Но летом перед экзаменом мой друг-музыкант позвал меня на выпускной на кораблике, по Волге-матушке. Вино рекой, все такое. И вот там я познакомился с девчонкой. Она тоже училась в «кульке», на театральном. Увлекся я очень сильно. Непонятно каким образом в моем юношеском мозгу связались место учебы и любовь, потому что — ну учись ты, где хочешь, кто мешает встречаться-то? Но я забрал документы из музучилища и пошел в «кулек», туда, где училась любимая. Меня взяли без всяких экзаменов: спел песню под гитару — заходи. А потом уже началась работа, и мне было не до чего.
— В Москву вы уехали с прицелом делать музыкальную карьеру?

— В Москву мы ехали просто потому, что в Саратове было уже невозможно находиться, хотелось куда-то расти дальше. Да, ехали в первую очередь для того, чтобы заниматься музыкой. Мы и в ресторанах работали музыкантами, это совершенно нормально. Потом все как-то вырулилось в одном направлении.
— Мы ведь могли вас и «потерять» в свое время. Вы же хотели перед Москвой эмигрировать в Израиль?
— Да, мы хотели с женою Галей уехать и, наверное, Москва нам как раз в этом и помогла. Потому что когда мы приехали, то начали к этому целенаправленно готовиться, нашли курсы языка. Но потом и здесь все неплохо пошло. Появились интересные проекты, работа, родилась дочка Сашка. Да и в Израиле все было как-то неспокойно. Постепенно эта тема сошла на нет. Сейчас я вообще не думаю никуда уезжать. Все идет так, как должно идти. Хорошо там, где мы есть.

Роман Будников с дочерью Александрой. Фото: материалы пресс-служб.
Роман Будников с дочерью Александрой. Фото: материалы пресс-служб.

— Квартира у вас по-прежнему в Мытищах?
— В квартире в Мытищах живет бывшая супруга с дочкой, а сам я здесь, на Алексеевской, недалеко. У меня с севером Москвы почему-то связана вся история. Ботанический сад, ВДНХ. Всегда здесь. Последние уже почти 15 лет.
— Но есть же еще дача в Саратовской области?
— Дача не столько моя, сколько мамы. Когда начиналось ее строительство, я тоже приложил к этому руку. Сейчас я редко бываю там. В прошлом году мама ушла, и дача теперь пустует. Ею занимается моя младшая сестренка, но у нее двое сыновей, поэтому не так много времени. Но мы не собираемся продавать дом. Если раз в году я могу туда вырваться, и то хорошо.
— Теперь вы наверное мечтаете еще и о доме в Подмосковье?
— Я мечтал о загородном доме. Но сейчас немножко успокоился. Может, это связано с тем, что работая в «Фазенде» мне приходится совершать большое количество поездок в область. И когда вижу эти бесконечные пробки, то понимаю, что жить за МКАДом, чтобы каждый день добираться оттуда в Москву, тратя час-полтора на дорогу, я пока не готов. В любом случае, когда-нибудь построю дом, чтобы встретить там старость. Когда у меня уже будет спокойный, философский настрой, годам к 60, и мне захочется умиротворения: дом, бассейн и теннисный стол.
— У вас ведь супруга по образованию — строитель.
— Да, но сейчас Катя ушла немножко в другую плоскость, она занимается веб-дизайном. А потом, так сложилось, что сейчас я опять… холостой. Отношения с Катей у нас длились достаточно долго, года четыре, наверное. Из них последние полтора года мы были женаты. Но теперь, без истерик и скандалов, мы оба одновременно поняли, что дальше наши пути расходятся. Мы дружим, общаемся, я ее поддерживаю, где-то направляю, что-то подсказываю. Но каждый из нас уже строит дальше свою жизнь самостоятельно. У меня так получается всегда: периоды тесных и романтических семейных отношений сменяются периодами одиночества. И иногда периоды одиночества длятся больше, чем семейные. Для меня в этом нет никакого дискомфорта. Значит, так нужно. Ни разу в своей жизни не уходил от одной к другой. То есть если мы расстаемся, я остаюсь в одиночестве. Через какое-то время все укладывается, и начинаются новые отношения.
— А дочь от первого брака живет с мамой?
— Да, но мама вышла замуж. И недавно у нее появилась еще одна дочка. Так что у моей Сашки есть младшая сестренка Соня. У нас прекрасные отношения. Вообще, честно говоря, я заметил, у меня со всеми женщинами, которые были в моей жизни, сохранились дружеские, теплые отношения. Это здорово.
— Флейтой Саша занимается благодаря вам? Вы ее подтолкнули?
— Отчасти я, отчасти Галя. Потому что моя бывшая жена в детстве училась играть на скрипке. Сейчас она не музыкант, но ей очень пригодилось музыкальное образование. И Сашка пошла учиться на флейту, ей очень нравится. Она по жизни отличница, так что ей очень легко все дается.

Сейчас Роман Будников живет на севере Москвы. Фото: материалы пресс-служб.
Сейчас Роман Будников живет на севере Москвы. Фото: материалы пресс-служб.

— Вы сам ведь собираетесь в скором времени выпускать альбом, значит, на вдохновение у вас время остается, на написание песен?
— Да. Но я критично отношусь к собственному творчеству. Мне кажется, у каждого композитора есть своя колея, и у каждого она — разной ширины. Конечно, если заниматься саморазвитием, эту колею можно расширить. Но в большинстве случаев композитора всегда слышно: а, это — тот самый. Я пока работаю над собой, над своим творчеством, и у меня еще есть поле для экспериментов. Первую песню я вообще написал в 17 лет, это был классический рок-н-ролл. А сейчас я готовлю альбом вообще не из своих песен. Хотим сделать подборку из классических композиций русской эстрады. Думаю, весною сделаем презентацию программы.
— Зрители «Фазенды» когда-нибудь услышат в программе ваши музыкальные умения?
— Конечно. В общем-то, прошлой зимой у нас уже был интересный проект, который назывался «Барабан». Там была семья с музыкальной дочкой, которая училась играть на барабанах. И мы им оформили в стиле «барабан» всю кухню: светильники, полки. А в финале она притащила на эту маленькую кухню барабанную установку, я включил комбик, подключил к нему электрогитару, и мы вместе «жарили» рок-н-ролл. Потом еще летом в одном выпуске появилась гитара в передаче. Еще однажды я спел пару строчек из какого-то романса под свою маленькую гавайскую гитару укулеле. Когда уместно, мы это используем.
— Кстати, в своей программе вы дарите героям символ дома — расписную уточку. А у вас самого в квартире есть какой-то символ домашнего уюта?
— Банально сказать, но, думаю, это моя гитара. В последние годы жизни со мною всегда мой любимый инструмент — «Гибсон». Это — легендарная гитара, которой очень много лет. Долгое время она была в руках у Саши Ягья из «Белого орла». Потом перешла ко мне. Так вот этот любимый черный «Гибсон» и есть мой талисман.