Как провести ноябрьские праздники
Как провести осенние выходные
Все хиты юмора
Как провести выходные по-грузински
Фото: материалы пресс-служб

Быстрый, но тернистый способ заработать миллион долларов

Анна Писчева
23 октября 2017 10:38
1375
0

Третья книга американки Одри Карлан популярной во всем мире серии Calendar girl «Лучше быть, чем казаться» (вышла в издательстве АСТ) уже стала бестеллером во всем мире. WomanHit.ru публикует отрывок из новинки

«Я вышла со съемочной площадки и направилась к костюмерше. Та держала в руках мой последний костюм. Мне предстояло самое суровое испытание. Знакомый Антону дизайнер создал этот наряд — если это вообще можно было назвать нарядом. Несколько кусков полупрозрачной ткани были сшиты так, что их можно было разорвать без малейших усилий. Гримерша и костюмер хлопотали надо мной, пока Уэс стоял в сторонке и помалкивал. Поскольку он сам снимал фильмы и ежедневно имел дело с актерами, можно было подумать, что он отнесется к моей роли куда спокойней и не будет особенно на этом зацикливаться. Однако нет. Внешне Уэс выглядел спокойно — опытный, уважаемый профессионал в области киноиндустрии — но я-то знала, чего ему это стоило. Он стоял в напряженной позе, поджав губы, и сверлил взглядом обнаженные участки моего тела и прикасающегося к ним Антона. Все эти признаки выдавали то, что Уэс едва сдерживался. Я попыталась снова спровадить его, хотя на самом деле не желала, чтобы он уходил.

— Ты же знаешь, что можешь вернуться в гостиницу. Мы снимем последнюю сцену, а потом поужинаем со всей съемочной группой.

Уэс покачал головой.

— Милая, я побуду здесь. Просто доделай свою работу, а потом разберемся.

Его тон был ровным, без признака эмоций. Я попыталась прибегнуть к другой тактике.

— Я очень рада, что ты остался со мной. Так мне намного легче.

Я моргнула, чувствуя, что к глазам подступают слезы. Он подошел ко мне, приподнял мой подбородок, наклонился и легонько меня поцеловал. Гримерша у меня за спи- ной застонала и выругалась. Я улыбнулась прямо в губы Уэса.

— Ты впутаешь меня в неприятности.

Тут он наконец-то улыбнулся и поиграл бровями.

— Мне нравится впутывать тебя в неприятности. И я уверен, что мы можем проделать это еще множеством разных способов.

Захихикав, я оттолкнула его, бросила на гримершу ви- новатый взгляд и послала Уэсу воздушный поцелуй. Уэс облизнул губы и постучал большим пальцем по пухлой, нижней. Я это обожала. Чертовски сексуально.

— Сосредоточься, hermana. Последняя сцена должна быть просто потрясающей. Ты к ней готова? Уэс с катушек слетит, когда увидит, что мы запланировали для финала.

— Готова как никогда, — подтвердила я, хотя у меня на языке так и вертелось: „Если, конечно, речь идет о женщине, которая вскоре окажется голой посреди комнаты, где торчат танцоры, съемочная группа, Антон и ее любовник“. Пару секунд я раздумывала о том, а не стоит ли преду- предить Уэса о содержании сцены, но потом решила, что не стоит. Если мы сможем ограничиться одним дублем, то все будет развиваться органически, и ему не останется иного выбора, кроме как смириться с увиденным.

Всякий знает, что легче просить прощения, чем спрашивать разрешения. И это был в точности один из таких моментов.

Костюмерша проводила меня на площадку, где уже сменили декорации. По пути она подшивала подол и хлопотала над обрезками ткани, блестками и драгоценностями. Под драгоценностями я имею в виду эти яркие многоцветные стразы с плоским основанием. Мою грудь обклеили кристаллами так, что сосок и его ареол были прикрыты, но пышные полушария грудей выставлены напоказ. Мою начисто выбритую киску прикрывали крошечные стрин- ги, опять же расшитые стразами, и полосы блестяшек вокруг каждого бедра. О последнем Уэс тоже не догадывался, поскольку эту жуткую процедуру мы проделали в ванной, пока он отлучался на обед. Все это пряталось под куском воздушной ткани, который язык не поворачивался назвать платьем. Особенно учитывая тот факт, что ему предстояло быть разодранным в клочки примерно через секунду после включения камер.

Я осторожно взобралась на свой пьедестал. Ритмичный, низкий пульс песни Антона окружил нас. Прожекторы вспыхивали и перемигивались, создавая стробоскопи- ческий эффект, и сложно было разглядеть хоть что-нибудь, не щурясь. Вентилятор обдал меня мягким, чувственным потоком теплого воздуха, мои волосы взметнулись вверх».