Чистое небо
5 лайфхаков, облегчающих уборку
Рынок кроватей: под любые задачи
5 вредных бытовых привычек
Максим Никулин.
Сергей Козловский

Максим Никулин: «Коллекционеры — это одержимые люди»

В квартире генерального директора цирка фигурки такс везде: в прихожей, в гостиной, на кухне. Но сам себя к коллекционерам он не причисляет.

Инна Локтева
21 ноября 2013 21:17
3652
0

В квартире генерального директора цирка фигурки такс везде: на полочке в прихожей, в серванте в гостиной, на кухонном столе, на мягкой мебели. Однако сам он себя к коллекционерам не причисляет.

Максим Юрьевич проводит экскурсию по дому и демонстрирует свои приобретения. Таксы везде: на полочке в прихожей, в серванте в гостиной, на кухонном столе, на мягкой мебели — в виде диванных подушечек. Есть чайники, визитницы, пепельницы, расчески. Есть кофейный сервиз с таксами, коробочки со специями, часы, ключница, шкатулка, подставки для колец, ножей и вилок. И это еще не все! Часть экспонатов находится в других домах Никулина — в Париже и Монте-Карло. Однако сам хозяин упорно не желает называться коллекционером.


В интервью вы рассказывали, что это хобби возникло случайно. Кто-то пустил слух, что у вас коллекция такс, после чего вам стали их дарить…
Максим Никулин:
«Это не совсем так. Я не имею хобби или увлечения — из-за опаски, что в какой-то момент оно может заменить все. Иногда человек „сворачивается“ на чем-то таком незначительном, вроде коллекции бабочек, и это начинает доминировать над его жизнью. Я плохо знаю мир коллекционеров. Но то, что я о них смотрел или читал, позволяет сделать вывод: это одержимые люди. Я не такой. Просто когда у нас завелась живая такса, я купил еще и фигурку, потом еще одну. А потом народ это заметил и страшно обрадовался, ведь отпала необходимость как-то заморачиваться с подарками. Таксы стали собираться и множиться. Но коллекция все же предполагает какую-то систему, каталог, описание, историю. У меня этого нет».

Собачка в крапинку – один из первых «питомцев», появившихся в доме. Фото: Сергей Козловский.
Собачка в крапинку – один из первых «питомцев», появившихся в доме. Фото: Сергей Козловский.

И все-таки в чем-то эти существа вам близки?
Максим:
«Конечно, они приятны: и сами животные, и фигурки симпатичные. Первая такса появилась у нас шестнадцать лет назад. Друзья искали „добрые руки“, в которые можно было бы отдать щенка. К сожалению, он недолго у нас прожил — попал под автомобиль. Переживания были страшные — и у меня, и у детей. Не поверите: за месяц до этого я похоронил отца и не проронил ни слезинки, а тут, что называется, просто прорвало. Видимо, сказался пережитый стресс. А потом, через несколько месяцев, родственник жены зашел к нам в гости с таксой. Я спрашиваю: „Ты что, собаку купил?“ Он говорит: „Нет, это я вам!“ А у меня тогда еще настолько были свежи воспоминания о потере, что я хотел его прямо с порога с этой таксой выгнать. Но тут увидел лица детей… Так у нас и поселился Тэкс. Сейчас ему уже шестнадцать лет. По собачьим меркам дедушка».

Тэкс живет у Никулиных уже шестнадцать лет и стал настоящим членом семьи. Фото: Сергей Козловский.
Тэкс живет у Никулиных уже шестнадцать лет и стал настоящим членом семьи. Фото: Сергей Козловский.

Говорят, очень часто характеры хозяев и их домашних любимцев чем-то схожи.
Максим:
«Если задаться такой целью, можно за уши все что угодно притянуть: и черты характера, и отношение к жизни. Но в принципе люди, которые хорошо разбираются в породах, выделяют такс среди всех остальных. Мой немецкий компаньон — заядлый охотник, у него огромный загородный дом. Он выражается так: „У меня живут четыре собаки и две таксы“. Эта собачка маленькая, но она обладает чувством собственного достоинства. Ни в коем случае нельзя через нее перешагивать — она может обидеться и перестанет с вами общаться. Таксы любят залезть на возвышение, чтобы оказаться в центре внимания. И что интересно, они относятся к категории гончих собак. Могу сказать, что, несмотря на крошечные лапки, бегают они очень быстро. Сам был свидетелем».
Фигурки неживые, но тем не менее вызывают у вас какие-то эмоции?
Максим:
«Конечно. Не могу сказать, что я их одушевляю, но они мне приятны с эстетической точки зрения».

Всего в коллекции около трехсот экспонатов. Фото: Сергей Козловский.
Всего в коллекции около трехсот экспонатов. Фото: Сергей Козловский.

Есть у вас любимцы?
Максим:
«Таких нет. Мы стараемся покупать то, что нравится. Бывают неинтересные фигурки — необаятельные, некрасивые, зачем они в доме? Последнюю приобрели в Японии. Называется „такса — сделай сам“, типа конструктора. Полтора часа вместе с женой возились, голову ломали. Наконец собрали. Довольно страшненькая она получилась, но не выбрасывать же теперь! Когда мы едем в какую-то страну, то, как правило, привозим оттуда сувенир на память. Есть таксы из Японии, Китая, Европы, Прибалтики. Вот эти блестящие, зеленоватые — из Венгрии. Там какой-то местный национальный промысел».
Чем они отличаются?
Максим:
«Да ничем. Думаете, у китайских глаза узкие? А в Японии просто отношение к животным другое. Поскольку территория страны маленькая, большинство людей живут в стесненных условиях. Содержать четвероногого друга — удовольствие не из дешевых. Если вы видите, что по улице идет человек с собакой, значит, он состоятельный господин. Все остальные довольствуются игрушечными питомцами. Из этого делают целую историю. Покупают одного песика, потом — по-
другу для него. Затем у них появляются щенки. Им устраивают комнату. Это своего рода игра».

«По слухам, подобная коллекция есть у вице-президента компании «Майкрософт». Фото: Сергей Козловский.
«По слухам, подобная коллекция есть у вице-президента компании «Майкрософт». Фото: Сергей Козловский.

Сколько их всего у вас?
Максим:
«Не считал, но думаю, что около трехсот. Помимо московской квартиры они есть еще в домах в Париже, в Монте-Карло, в кабинете в Цирке на Цветном».
Как вы определяете, кто где будет жить?
Максим:
«Само собой получается. Один знакомый привез мне деревянную таксу из Америки. Надо сказать, довольно своеобразно американцы представляют себе такс. Отнести такое существо в дом я не решился. Но чтобы не обидеть приятеля, решил оставить ее на работе. Вот эти деревянные таксы-скамеечки, что стоят в прихожей, появились в день рождения моей жены Маши. Пришли друзья, подарили одну из них. Потом подоспели другие гости со второй. Причем страшно возмущались: «Еще утром видели двух таких такс в магазине, и уже одну из них кто-то успел купить!» Я им говорю: «А я даже знаю, кто это сделал!»

Коллеги и друзья подарили директору цирка немало сувениров. При взгляде на эти симпатичные мордашки улучшается настроение. Фото: Сергей Козловский.
Коллеги и друзья подарили директору цирка немало сувениров. При взгляде на эти симпатичные мордашки улучшается настроение. Фото: Сергей Козловский.

Зрители вам что-то дарят?
Максим:
«Однажды после выступления в Архангельске пришел за кулисы мужчина и предложил купить у него деревянную таксу за пятьсот евро. Я сказал: «Понимаю, что жизнь тяжелая. Но нет, спасибо!»
А вот фигурка с гжельской росписью как у вас оказалась?
Максим:
«Ее подарил мне приятель-художник — человек талантливый, но сильно пьющий. Это авторская работа, причем одна из последних (гжельский промысел уже разваливался). Так что собачка — своего рода эксклюзив. А вот эту таксу прямо на наших глазах выдул мастер-стеклодув на итальянском заводе в Мурано. В Австрии мы нашли оркестр такс — это венская бронза позапрошлого века».

Собачка с гжельской росписью – своего рода эксклюзив. Фото: Сергей Козловский.
Собачка с гжельской росписью – своего рода эксклюзив. Фото: Сергей Козловский.

Наверное, достаточно дорогая вещь?
Максим:
«Не скажу, что она стоила три копейки, но цена показалась мне приемлемой. Рядом с нашим домом в Монако есть небольшой сувенирный магазинчик. И как-то раз я увидел там несколько фигурок такс в образах: аквалангист, серфингист, теннисист, гламурная дамочка. Очень прикольные. Оказалось, их делает местный мастер. Я не успокоился, пока не выкупил всю серию. Последнюю фигурку пришлось ждать около года. Я просто закошмарил хозяйку магазинчика. Едва увидев меня на пороге, она начинала причитать: «Да я уже написала художнику, вот-вот привезут, не волнуйтесь».
А говорите — не азартный человек!
Максим: «
Ну, это не тот азарт, который испытывает настоящий коллекционер. Жизнь я на такс не положу. Я видел антикварные фигурки, которые мне очень понравились, но они стоили просто немыслимых денег. Честно говоря, стало жалко — здравый смысл возобладал».

Ради этих симпатяг Максим Юрьевич год «кошмарил» хозяйку магазинчика в Монако. Фото: Сергей Козловский.
Ради этих симпатяг Максим Юрьевич год «кошмарил» хозяйку магазинчика в Монако. Фото: Сергей Козловский.

Вижу, у вас на стене висят еще и картины с изображением этих милых животных.
Максим:
«Две я приобрел в Париже. Шел, случайно увидел. А нижнюю нарисовала наша цирковая художница. Это портрет Тэкса. Кстати, у этой художницы тоже была собачка — Зайка, подруга нашего такса. К сожалению, она умерла год назад».
Кто-то еще в мире собирает подобную коллекцию?
Максим:
«По слухам, этим грешит вице-президент компании „Майкрософт“. Я все думаю: может, мне с ним списаться? Начать обмениваться экспонатами, дружить домами. (Смеется.) На самом деле до того, как я начал собирать такс, даже не предполагал, что они настолько популярны и столько разных вариантов их изображений существует. Видимо, чем-то они импонируют людям».