Сплетни — это не для мужчин?
7—13 мая: не надо хвастаться
Восемь шагов к прощению
Лето близко: гороскоп на май

«Мой умерший папа снялся в кино»

Читательница WomanHit просит подсказать, что значит ее сон, в котором она видит своего отца, который умер полгода назад.

Мария Дьячкова
2 декабря 2013 15:04
3996
0

Читательница WomanHit просит подсказать, что значит ее сон, в котором она видит своего отца, который умер полгода назад.

Доброго дня, читательницы!

Считается, что ушедшие близкие нам люди снятся, чтобы передать какую-то информацию. Увиденный во сне человек, которого уже нет, воспринимается, как живой, существующий где-то. В недосягаемом нам мире он или она все еще думает о нас, вспоминает, старается восполнить то, что не было сделано в реальном контакте. Многие боятся, что если этот образ нас позовет, то это к собственной гибели.

Трактовку таких сновидений можно почерпнуть в сонниках, религиозных подходах, психологических теориях. Безусловно, каждая из них имеет право на существование.

Несмотря ни на что, увиденный нами во сне ушедший человек — это нечто мистическое, загадочное.

Свидетельством тому может быть следующий пример:

«На днях исполнилось полгода, как не стало моего папы. И я впервые после смерти увидела его во сне. Мне приснилось, будто я с подругами на премьере фильма в кинотеатре. Фильм с налетом мистики. И главная героиня (по сюжету) почти никому не видна — то ли она фея, то ли дух, то ли сущность. Так вот: четко помню финальные кадры. Аллея в парке. По краям аллеи — скамейки. На одной из них сидит главный герой. А в центре аллеи, буквально в полуметре от него сидит героиня — на большом чемодане. Она сидит, но люди ходят мимо по этой аллее и ее не видят (мистика такая). Не понятно по кадру — видит ли ее сам герой. Это молодой мужчина лет тридцати. А героине лет 25, у нее длинные волосы. На дворе осень, все в пальто и куртках.

Камера немного отъезжает, захватывая больше пространства. И вдруг я вижу, что на лавочке в качестве «массовки» сидит мой папа. Прямо на той же, что и герой, но с другого края. Одет он в свою обычную куртку, джинсы, вязаную шапочку, хорошо выглядит. Просто сидит, как статист, таких статистов в кадре несколько — они создают видимость обычных горожан в парке.

Я толкаю соседок — смотрите — на экране мой отец. Они удивляются — и правда. Камера отъезжает еще дальше, общий план. И видно, что за аллеей и оградой парка — мой родной город (где папа и скончался, я живу в другом городе). Меня озаряет мысль — значит, часть картины снималась там.

Может, папа что-то хотел мне подсказать? Или это сон о моей жизненной ситуации?"

Поскольку наша колонка имеет тенденцию разбирать сны с точки зрения психологических теорий, то это и сделаем.

Мы не можем знать наверняка, передает ли нам чья-то душа послание. Проверить это невозможно. Вместе с тем, гештальт-теория утверждает, что всё увиденное нами во сне — это часть нас самих. Образы во сне — это разобщенные стороны нашей психики, которые переплетены общей историей, задачей, проблемой. Наша задача — понять их подсказку.

Весь сон — это картинка в картинке. Сновидица смотрит на экран, в самой картинке есть главная героиня, которая сидит на чемодане, и статисты, которые за ней наблюдают.

А люди на аллее могут не видеть героиню, как и герой. Сюжет сна передает, что в жизни нет поступков. Есть только наблюдение. А также множество образов, которые «героиню» сна, может быть, прообраз нашей сновидицы не замечают. Как и главный герой сна.

Возможно, что фигура отца, который тоже статист, символизирует, что пока в ее жизни не было действительно рискованных поступков. Пока только наблюдения, статисты, экран, на котором разворачиваются события.

Возможно, наша сновидица — не из самых активных людей, чаще склонна наблюдать, быть в стороне, уступать другим место и сцену.

А также, отец, который за этим наблюдает в парке ее родного города, подсказывает, что история эта началась еще давно, («часть картины снималась там»). Возможно, что наша сновидца давно уже смотрит за тем, как проходит жизнь, вместо собственных поступков.

И что, как не уход родного человека, заставляет нас рассмотреть под увеличительным стеклом собственную жизнь?

В чем мы рискнули до сих пор? Какие планы, мечты осуществили?

Какие отношения создали? Какой след оставили после себя?

Ирвин Ялом, экзистенциальный психотерапевт, утверждает, что смерть другого человека заставляет нас задуматься о том, что и собственная жизнь конечна. А осознание конечности жизни — это вызов, сигнал тому, чтобы отведенное нам время жить полноценно, каждый день реализовывать себя. (Экзистенциальная терапия — это обретение смысла, личных ценностей, которыми мы наполняем нашу жизнь).

Может, сон нашей сновидицы — это такой сигнал к тому, что жизнь, как фильм на экране, пройдет быстро. И единственное время для того, чтобы действовать — это пока жизнь идет.

А что же снится вам? Присылайте свои вопросы на почту: info@womanhit.ru.


Мария Земскова, психолог, семейный терапевт и ведущая тренингов личностного роста Тренинг-центра Марика Хазина