Артем Быстров: «У меня лицо от сохи, зато фактурное»
Наталья Земцова: «Инга из „Восьмидесятых“ меня преследует»
Андрей Гайдулян: «Я вплотную занялся своим внешним видом»
Екатерина Варнава. Фото: материалы пресс-служб.

Екатерина Варнава: «Нас с Хрусталевым стали воспринимать как пару, когда мы разошлись»

Звезда Comedy Woman рассказывает об отношениях с коллегой по шоу, новом романе и первой главной роли в кино.

18 мая 2015 16:41
20348
2

Звезда Comedy Woman откровенно рассказывает об отношениях со своим коллегой по шоу, новом романе и первой главной роли в кино.

Катя, вы, наверное, и в детстве были заводилой?
Екатерина Варнава:
«Ну то, что я была ребенком очень активным, — это несомненно. Мама меня называла „в каждой бочке затычка“. Родители отправили меня во все кружки, какие только можно. Я занималась танцами, музыкой, играла в школьном театре, рисовала, участвовала в каких-то конкурсах. И все было мало! Я постоянно куда-то неслась. Почти не гуляла на улице, все время чем-то занималась».

Ваш папа был военным, и вы до семи лет жили в Германии. Что-то помните из тех лет?
Екатерина:
«Да сейчас уже мало что. Потому что по возвращении пришлось очень быстро перестраиваться: другая страна, школа, другие друзья. Это было непросто. С тех времен во мне осталась одна неистребимая черта — я очень тяжело вхожу в новый коллектив. Это касалось и школы, и института, и команды КВН. Мне нужно время, чтобы адаптироваться. Не могу сказать, что прямо страшно замкнута, но я сначала присматриваюсь, прислушиваюсь… И в Сomedy Woman было то же самое. Не сразу со всеми нашла общий язык. С кем-то общалась чуть больше, с кем-то — чуть меньше. Со временем, конечно, все поменялось».

У вас есть два старших брата. Они вас защищали перед обидчиками?
Екатерина:
«Братья всегда были рядом и, если бы что-то случилось, конечно, разорвали бы задиру в клочья. Но знаете, я как-то не привыкла жаловаться. Я раньше так думала и сейчас тем более: причины проблем надо искать в себе. Что я делаю неправильно? Почему не могу найти общий язык с одноклассниками? Старалась все исправить сама. Но братья помогали просто фактом своего существования. Когда знакомые узнавали, кто они — очень резко меняли ко мне отношение. Потому что мой средний брат был очень авторитетным человеком на районе! (Смеется.) Он вообще мне всегда помогал. Когда я занималась бальными танцами, давал деньги на пошив дорогущих платьев, на индивидуальные занятия».

Маленькая Катя была активным ребенком. Фото: личный архив Екатерины Варнавы.
Маленькая Катя была активным ребенком. Фото: личный архив Екатерины Варнавы.

Кем вас мечтали видеть родители?
Екатерина:
«Кем угодно, только не тем, кем я сейчас являюсь. Да даже я толком не могу сказать, какая у меня профессия! Я человек, которого время от времени показывают по телевизору».

И что, родители до сих пор говорят: «Катя, надо иметь стабильную серьезную работу!»?
Екатерина:
«Ну о том, что у меня должны быть пенсионные накопления, папа напоминает мне при каждой нашей встрече. (Смеется.) У меня очень консервативная семья. Папа военный, мама медик. И, конечно, они видели немного другое будущее для своего ребенка. Именно поэтому я пошла не в Университет культуры, учиться на хореографа, а в Институт стали и сплавов — изучать юриспруденцию. Но мама с папой знают меня даже лучше, чем я сама себя. Поэтому, думаю, им было изначально понятно, что юриста из меня не получится. Уже на третьем курсе я благополучно забила на учебу. Маме пришла из института повестка с предупреждением, что ее дочка будет отчислена из-за огромных хвостов. Я тогда начала активно играть в КВН, ездить на фестивали в Сочи. Параллельно создала в институте танцевальный коллектив. У меня на все хватало времени, кроме, разумеется, учебы. Единственное, что тогда сказала мама: „Доучись, потом делай что хочешь“. Я взяла себя в руки и сделала все возможное и невозможное, чтобы окончить институт хорошо. В итоге диплом по теме „Ювенальная юстиция“ я защитила на „пять“. Писала его в абсолютном аврале, ночи не спала».

У вас был большой и веселый кавээновский период. Ностальгия по тем беззаботным временам есть?
Екатерина:
«Это сейчас я понимаю, что время тогда было действительно беззаботное, несмотря на все трудности. Настоящее студенчество! Я бесконечно благодарна КВН. Очень большой процент того, что у меня есть сейчас, — его заслуга. Недавно мы с другом разговаривали о том, что у каждого человека есть свой ключевой момент. И ты должен воспользоваться им, не растрачивать направо-налево. Вот КВН — это мой момент. Команда девочек, с которой мы столько выигрывали, столько проигрывали, — это мой момент. Я вспоминаю, в каких условиях мы жили. Спали на полу на куртках по соседству с тараканами. В то время ни у кого из нас не было столько денег, чтобы поселиться в нормальной гостинице. А нам надо было держаться вместе, чтобы готовиться к играм. Так что даже в Москве, перед выступлением, мы недели две старались не расставаться, чтобы писать, что-то придумывать, репетировать. В условиях иногда жили ну просто чудовищных!»

Но сейчас, наверное, собираетесь и с удовольствием обо всем вспоминаете.
Екатерина:
«Конечно! Мне безумно нравилось то время, и я с таким кайфом о нем вспоминаю… Эти дошираки и ролтоны, которые для нас были как манна небесная. КВН — это же была моя блажь, поэтому денег у родителей я не просила. Это была такая крутая школа! Но я ни разу ни о чем не пожалела. Не важно, как ты живешь, где живешь. Главное — с кем. Моя команда „Свои секреты“ — это просто нереальные девочки! Удивительно, как мы все вместе собрались! Все личности, все очень уверенные в себе, твердые. Мы такие „бабы-мужики“ были. Нам часто говорили: „Вы же девочки! Почему вы так себя ведете?!“ А мы действительно любому могли дать отпор».

В детстве будущая артистка занималась танцами, музыкой, рисованием и постоянно участвовала в каких-то соревнованиях. Фото: личный архив Екатерины Варнавы.
В детстве будущая артистка занималась танцами, музыкой, рисованием и постоянно участвовала в каких-то соревнованиях. Фото: личный архив Екатерины Варнавы.

А как сложилась жизнь у девочек из команды?
Екатерина:
«Прекрасно! У всех уже семьи, одна недавно второго ребенка родила. Аня Орлова со мной сейчас в Comedy Woman работает, занимается административной работой и пишет тексты. Машка Кравченко тоже со мной. Другие девочки — кто-то детей воспитывает, кто-то карьеру делает. Одна даже в прокуратуре сидит!»

А как КВН потом плавно перетек в Comedy Woman?
Екатерина:
«В принципе, это произошло достаточно плавно. Я еще играла в КВН, но уже оглядывалась вокруг в поисках работы. И однажды ко мне подошли Наталья Андреевна с Денисом Приваловым из команды „Мегаполис“ и рассказали, что задумали делать клубные посиделки в разных интересных местах, пригласили поучаствовать. Я говорю: „Конечно, я с вами. Что от меня нужно?“ — „Да ничего особенного. Для начала мы все вместе соберемся, поговорим, придумаем концепцию“. Мы несколько раз встречались, обсуждали, но потом как-то все затормозилось. КВН меж тем продолжался, а я продолжала искать работу. Чем я только не занималась! У меня даже были места, на которых я работала один день. Один день трудилась официанткой, один день продавала в электричке средства от тараканов, моли и грызунов, один день по этим же электричкам разносила книжки, один день мыла подъезд и целых три дня доставляла людям мобильные телефоны! Еще я работала учеником делопроизводителя, в отделе кадров на заводе стали и сплавов, и была девушкой go-go! Я бесконечно бегала по собеседованиям, которые мне тяжело давались. На тот момент мое лицо уже мелькало в телевизоре, и когда меня узнавали, то были, мягко говоря, удивлены. В итоге я успешно прошла собеседование в фирму по организации праздников. Мало того, это было единственное собеседование, которое я вообще прошла! (Cмеется.) Мне сказали, что на работу надо выходить на следующий день. И вот на следующее утро я уже стою на пороге квартиры, и тут мне звонит Наташа, Наталья Андреевна: „Катя, мы наконец-то созрели и готовы сделать первую вечеринку. Сможешь прямо сейчас приехать, чтобы начать готовиться?“ Ну, в общем, вы догадались, куда я в итоге поехала».

А ваш сценический образ гиперсексуальной девушки — он сразу придумался?
Екатерина:
«Я в этом образе выступала и в КВН, а дальше, собственно, чего изобретать велосипед. Наталья Андреевна предложила только чуть-чуть его утрировать. Моя героиня со временем стала эволюционировать, меняться и продолжала делать это даже тогда, когда мы попали в телевизор. Эти перемены, может, мало заметны телезрителям, но для меня они были существенны. В итоге она превратилась во фрикоподобную барышню, абсолютно неадекватную. С гипертрофированной сексуальностью, надутыми губами, утянутую корсетом».

В настоящей Екатерине Варнаве есть что-то от этого образа?
Екатерина:
«Странно будет, если я смою сценический make-up и вдруг стану совершенно другим человеком. Нет, конечно. Причем я могу „войти в режим“ Екатерины Варнавы из Сomedy Woman на ТНТ даже в жизни. В работе я совершенный деспот. Очень жесткий, твердый и упертый человек. Могу бесконечно трудиться, несмотря на то, что по жизни, в общем-то, ленива. Если у меня есть возможность отдохнуть, поверьте, я буду просто лежать амебой — и никакая сила не сможет поднять меня с кровати. Но если дело касается работы, то я становлюсь зверем. Вот эти гипертрофированная упертость и максимализм тоже в какой-то мере роднят меня с моим персонажем».

Родители Варнавы еще порой сетуют, что она выбрала такую «несерьезную профессию». Екатерина Варнава. Фото: материалы пресс-служб.
Родители Варнавы еще порой сетуют, что она выбрала такую «несерьезную профессию». Екатерина Варнава. Фото: материалы пресс-служб.

А какой черты характера сценической Кати Варнавы в вас точно нет?
Екатерина:
«Та женщина очень падка на мужчин. Она не совсем самодостаточна, зависима от своих кавалеров материально. В моей жизни все несколько иначе. Я завишу только сама от себя».

Мужчины не путают два этих образа?
Екатерина:
«Если и путают, то меня это совершенно устраивает. Глупо оскорбляться, заламывать руки и кричать: „Да как вы смеете?! Я совершенно другой человек!“ Каждый воспринимает мир в меру своей испорченности. Я часто слышу от людей, которые хорошо меня знают: „Да ты в жизни совершенно другая!“ А случайным знакомым я могу подыграть, прикинуться этой моей идиоткой. Я так развлекаюсь иногда».

Много писали о вашем романе и расставании с Дмитрием Хрусталевым. У редких пар получается сохранить дружеские отношения после разрыва…
Екатерина:
«Ну начнем с того, что до того, как мы с Димой стали парой, мы много лет дружили и вместе работали. Самое смешное: нас стали воспринимать как пару только тогда, когда мы разошлись! Вот в чем парадокс. (Смеется.) Когда мы были вместе, люди думали, что это какой-то прикол. Мы с Димой очень давно друг друга знаем и много чего вместе пережили. В первую очередь мы друзья — хорошие, близкие. Мы и раньше ходили в кино, поесть в ресторан, просто гуляли. Постепенно и очень гармонично это все перетекло в более личные отношения. А потом эти личные отношения так же плавно перетекли обратно в дружеские».

Но обратное возвращение, как правило, и невозможно.
Екатерина:
«Конечно, это случилось не сразу… Но мы настолько привыкли быть рядом — и как друзья, и как пара, — что после расставания нам стало страшно не хватать друг друга. Дима — очень творческий человек. Он настоящий артист, и у него есть эмоции, с которыми он периодически совладать не может. Я в этом отношении более спокойна и могу его как-то „погасить“, успокоить. Эта разница темпераментов тоже притянула нас друг к другу. В паре кто-то должен быть взрывной, а кто-то спокойный. В нашем случае более эмоциональным был Дима».

Честно говоря, это удивительно…
Екатерина:
«Да! Это первый мужчина в моей жизни, с которым роли распределились таким образом. Обычно все наоборот. После расставания сначала действительно было очень сложно. Но мы с Димой люди взрослые, сознательные, думающие, умеем ставить себя на место другого человека. Так что смогли заново найти какие-то точки соприкосновения».

Имя мужчины, который в данный момент с вами, вы не раскрываете. Боитесь сглазить?
Екатерина:
«Пока у меня есть возможность отношения в тени — я буду ею пользоваться. Хочу хоть немного своего, личного. Побыть в моей квартире, в моем уголочке, с моим человеком. Если дело дойдет до каких-то важных решений, я, конечно, ничего не буду скрывать».

У вас получается извлекать уроки из прежних отношений?
Екатерина:
«Я несколько раз наступала на одни и те же грабли. Я же говорю, что настырно-упертая. (Смеется.) Внушила себе, что должно быть так, — и точка! Но со временем я стала гибче и могу подстроиться под человека. Но! С условием, что и он будет поступать так же. Нельзя играть в одни ворота. Если я вижу, что это так, — расстаюсь. Даже если мужчина мне очень нравится».

Ваши родители всю жизнь прожили вместе. Вы мечтаете создать такую же крепкую семью?
Екатерина:
«Я часто в шутку говорю папе с мамой: „Да вы мне всю личную жизнь испортили!“ (Смеется.) Потому что они подняли планку отношений так высоко, что трудно создать похожие. Конечно, я хочу семью. Мне несколько раз делали предложение, и каждый раз я ловила себя на мысли, что это не совсем тот человек, о котором я мечтаю. Хотя предложение Димы Хрусталева я приняла. Потому что на тот момент была уверена, что с ним мне будет так же комфортно через десять, двадцать, тридцать лет. Но жизнь есть жизнь. Не срослось».

Вам в прошлом году исполнилось тридцать лет. Как вы пережили этот рубеж?
Екатерина:
«Если у меня и поменялось что-то внутри, то в лучшую сторону. Я стала иначе смотреть на себя как на женщину, бережней к себе относиться. Раньше я была той самой бабой-мужиком — пахала, пахала, пахала. А теперь рядом есть человек, который много в меня вкладывает именно как в любимую женщину. Мне кажется, это произошло потому, что я стала жить в мире с собой. И всем советую: „Полюбите себя! Бесполезно ждать взаимности от кого-то, если вы к себе плохо относитесь“. Нужно себя баловать, за собой ухаживать и создавать домашний уют. Я только сейчас к этому пришла».

Читала, что вы фанат красивых вещей и украшений. Кризис как-то повлиял на ваше увлечение?
Екатерина:
«Трудности должны закалять человека. Кризис — это хороший повод задуматься: настолько ли мне нужны все эти дорогие вещи? Не лучше ли побольше откладывать и отдавать родителям? Хотя моя любовь к шмоткам никуда не делась, но теперь я могу сказать: „Это очень красиво, но это мне не нужно“. И опять же даже в самый серьезный кризис людям нужны хлеб и зрелища. Так что нам, клоунам, всегда работа найдется».

В комедии «Дабл трабл» Катя Варнава играет хозяйку радиостанции – светскую львицу, которая любит оригинальный досуг. Фото: материалы пресс-служб.
В комедии «Дабл трабл» Катя Варнава играет хозяйку радиостанции – светскую львицу, которая любит оригинальный досуг. Фото: материалы пресс-служб.

Скоро на экраны выйдет комедия «Дабл Трабл». Это ваша первая большая кинороль. Как ощущения?
Екатерина:
«Я потихоньку набираюсь кинематографического опыта. Я же привыкла работать немного в другом режиме. Если говорить о Сomedy Woman, то там все очень быстро. А в кино сцена, которая в кадре длится минуту, может сниматься двенадцать часов. И если дубль утвержден, тебе надо восемь или десять раз все повторить, потому что тебя снимают с разных ракурсов».

А что у вас за героиня?
Екатерина:
«Она увлекается японским боевым искусством — битвой на палках. Меня учил обращаться с ними настоящий боец, инструктор. Даже процесс облачения в форму был долгим и серьезным: специальный фартук, платье, штаны… Мне пришлось в авральном режиме изучать основные приемы. Потому что режиссер Эдуард Оганесян буквально в последний момент решил, что моя героиня занимается таким неожиданным видом спорта. Еще она прыгает с парашютом. В общем, девушка такая, немного сумасшедшая».

Ваш экранный жених работает на радио и запросто раздает в прямом эфире психологические советы. А в жизни вы хоть раз обращались к психологу?
Екатерина:
«Я изучала психологию как науку, но неоднозначно к ней отношусь. Я и подругам-то стараюсь давать как можно меньше советов. И я никогда не хожу по передачам, где нужно разбирать чужую жизнь, высказывать на всю страну свое мнение. Язык мой — враг мой. Я лучше тихонько дома посижу и пообщаюсь с телевизором».


Юлия Решетова