Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Албена Денкова: «Мы с Максимом десять лет вместе, но на свадьбу пока нет времени»

Когда болгарская фигуристка Албена Денкова поняла, что ее жизнь будет неразрывно связана с фигурным катанием, она еще не знала, что одновременно ее жизнь будет связана и с Россией

Валентина Пескова
17 декабря 2008 17:55
3054
0

Двенадцать лет назад Албена приехала в Москву, чтобы познакомиться со своим новым партнером Максимом Стависким. Российский же фигурист, в свою очередь, и не подозревал, что через какое-то время примет болгарское гражданство и будет выступать за Болгарию. «МК-Бульвар» встретился с двукратными чемпионами мира и звездами популярного ледового шоу.

Двенадцать лет назад Албена приехала в Москву, чтобы познакомиться со своим новым партнером Максимом Стависким. Российский же фигурист, в свою очередь, и не подозревал, что через какое-то время примет болгарское гражданство и будет выступать за Болгарию. «МК-Бульвар» встретился с двукратными чемпионами мира и звездами популярного ледового шоу.

— Албена, сегодня вы прославленная фигуристка с мировым именем, а можете вспомнить, с чего начиналась ваша карьера в спорте?

— Я начинала с художественной гимнастики — в то время этот вид спорта пользовался огромной популярностью в Болгарии. Я была очень гибкая, и родители отдали меня в спортивную секцию. Но однажды к нам пришел тренер по фигурному катанию и объявил о наборе в группу. Этот вид спорта мне и родителям тоже очень нравился, и меня перевели туда. Сначала я выступала и в одиночном катании, и в танцах на льду, но через несколько лет поняла, что прыжки и вращения — это не мое. И стала заниматься только танцами. Долгое время я танцевала со своим болгарским партнером, мы не добивались очень высоких результатов, и через некоторое время он решил уйти из спорта. Тогда передо мною встал выбор: либо бросить все, либо найти нового партнера. Я искала около года и была уже готова прекратить поиски, когда неожиданно мне из России позвонила мама Максима и рассказала, что в Москве есть такой перспективный спортсмен. Партнерша Максима по возрасту еще входила в состав юниоров, а ему уже нужно было переходить во взрослую категорию, и он тоже искал себе пару. В 1996 году я приехала в Москву. Около месяца мы катались у Олега Эпштейна в «Олимпийском». Я была поражена уровнем катания Максима: у нас все пошло почти с первого дня. Постепенно, жертвуя собой и свободным временем, мы дошли до титулов чемпионов мира, который завоевывали два раза. Это далось нелегко, но ни я, ни Максим об этом не жалеем.

— В спорт вас привели родители. Они имеют к нему какое-то отношение?

— Нет. Моя мама занимается модой и дизайном, папа ей помогает. У них общий бизнес. А в спорт раньше отдавали всех детей.

— Большую часть времени спортсмены проводят на тренировках. Как вам удавалось совмещать спорт с учебой в школе?

— Очень хорошо. Я училась в спортивной школе, и у нас был особенный режим. Мы учились несколько часов с утра и несколько часов после обеда. А все остальное время тренировались. То есть день был разделен фактически на два полудня. Мне удавались почти все предметы, а больше всего я любила математику, биологию и историю. И после окончания школы поступила в университет на экономический факультет.

— То есть приобрели еще и специальность.

— Да, менеджмент и маркетинг. Мы с родителями решили, что помимо фигурного катания я должна уметь еще и как-то зарабатывать на жизнь. Одновременно мы стали тренироваться с Максимом. Постепенно поднимались по ступенькам выше и выше и достигли успеха. Так что теперь у меня две профессии. (Смеется.)

— Пять лет вы прожили с Максимом в России, тренируясь в Одинцове у Алексея Горшкова. Да и сейчас большую часть времени проводите в Москве. Считаете себя уже немножко россиянкой?

— Даже не знаю. (Смеется.) Конечно, я скучаю по дому, потому что там мои друзья, моя семья. Но и здесь все ко мне очень хорошо относятся, и я чувствую себя комфортно. На данный момент мой дом, конечно, Москва.

— Вы замечательно говорите по-русски. С языком никогда не было проблем?

— Я начала изучать русский язык еще в третьем классе. Говорят, что раньше у меня был даже менее заметен болгарский акцент. Единственное, когда я начинаю волноваться, я путаю падежи. А что касается слов, думаю, меня сложно чем-то удивить. Я знаю очень многое, даже русский сленг, хотя не употребляю его в речи — не нравится. Могу сказать, что русский язык — действительно один из самых сложных и богатых в мире. Иногда я даже в болгарском языке не могу подобрать для чего-то нужное слово, и мы с Максимом ищем нужное понятие в русском.

— Когда Максим переехал в Болгарию, вы знакомили его с болгарской культурой, традициями?

— Нет, он сам с ними познакомился. (Смеется.) А общаясь с болгарами, легко выучил болгарский язык. В Болгарии живет очень много русских, и у них отчетливо ощущается мягкость в нашем языке, а Максим говорит на болгарском практически без акцента.

— Албена, а когда вы поняли, что Максим для вас значит больше, чем партнер?

— Через несколько лет после того, как мы встали в пару. Максим произвел на меня впечатление прежде всего тем, что он замечательный кавалер. Он очень обо мне заботился, очень бережно ко мне относился как к партнерше. И постепенно стал оказывать мне знаки внимания. Меня все это очень тронуло, и постепенно наши отношения переросли в only love. («только любовь» — англ.) В личные отношения.

— В совместных интервью вы с Максимом признаетесь, что поначалу, увидевшись в аэропорту в Москве, не произвели друг на друга впечатления. Вам даже захотелось развернуться и уехать, потому что, глядя на выступления Максима на кассетах, вы представляли его иначе. Да и он отшутился, сказав, что не сразу был вами сражен.

— Да, было такое ощущение у обоих. (Смеется.) Мне казалось, что на кассетах он такой высокий, стройный, а приезжаю — передо мною стоит мальчик. Ему тогда было всего 18 или 19 лет. Но ведь так часто бывает — с первого взгляда люди друг другу не нравятся, а потом становятся лучшими друзьями.

— Вы немного старше Максима. Учите его уму-разуму?

— Я столько учу его, что ему, наверное, уже надоело. (Смеется.) Но меня он тоже многому научил. У него совсем другая философия жизни. Максим воспринимает окружающий мир позитивно, добронамеренно. Умеет определить, что важно, а что нет. Я же придаю огромное значение мелочам и часто трачу нервы впустую. Максим учит меня расставлять приоритеты. Мне кажется, уже с первого дня, когда мы встретились, мы стали уравновешивать друг друга.

— Болгарская пресса вас давно поженила, даже написали, что вы провели свадебную церемонию в Испании…

— Мы вместе уже почти десять лет. Вместе живем, вместе делим быт, и Максим уже не раз делал мне предложение. Но потом всегда останавливались — зачем жениться между делом, между соревнованиями? Нужно сделать это событием, которое действительно запомнится. О детях тоже пока не было времени подумать — еще год назад мы выступали. А потом нас сразу пригласили работать в Москву. Кроме того, у нас сейчас есть определенные проблемы в Болгарии. Так что с росписью пока придется подождать.

— Максим говорил, что по окончании спортивной карьеры его отдых уже расписан на полгода вперед: сноуборд, охота, горные лыжи…

— Ничего этого, конечно, нет. Мы закончили карьеру и сразу же поехали в один тур, потом в другой, в третий. Мы считаем, что нужно использовать эту возможность, пока у нас есть приглашения, пока есть возможность выступать и зарабатывать какие-то деньги. А кроме того, нам это очень интересно.

— Чем занимаетесь в Москве в свободное время?

— Какое свободное время? Нет у меня свободного времени! Тимур Родригез, мой партнер по ледовому шоу, — абсолютно сумасшедший! Он так старается не разочаровать меня и не подвести тренеров, что мы проводим на катке по шесть часов в день! (Смеется.)

— Даже не удается сходить куда-то с Максимом в кино или кафе?

— В кино я вообще не была давно. Иногда мы можем сходить в ресторан, поесть суши. Мне даже некогда сходить в магазин, чтобы приобрести себе новую одежду. Мне кажется, для женщины это ужасно. (Смеется.)

— Где вы планируете жить с Максимом — в России или Болгарии?

— Будем жить там, где будет работа, где будем востребованы. К сожалению, в Болгарии пока мало что происходит в фигурном катании.

— Как вам удается совмещать ледовое шоу в России с работой на посту президента Федерации фигурного катания Болгарии?

— Должность президента Федерации фигурного катания — это общественная работа. Мне не платят зарплату и я не обязана присутствовать каждый день. Моя задача состоит в том, чтобы лоббировать какие-то интересы федерации, договариваться о проведении крупных чемпионатов. В прошлом году был чемпионат мира по фигурному катанию среди юниоров, и Болгария была принимающей стороной. Мне нужно было популяризировать это все в прессе, решать вопросы с финансированием. Я разговаривала с министерством спорта, с мэрией, даже с президентом Болгарии. В феврале мы будем проводить в Софии еще один чемпионат мира. Для меня это большая ответственность.

— Все-таки то, что вам поступило предложение занять такую должность, — очень почетно. Мне кажется, даже закончив спортивную карьеру, вы с Максимом останетесь в Болгарии любимцами публики, потому что ни одному представителю вашей страны не удавалось добиться таких высоких результатов в фигурном катании.

— Конечно, наш успех был первым, и мы этому очень рады. Мы рады, что выдержали этот огромный труд, когда приходилось вставать в 4 часа утра, чтобы в 5.30 уже быть на льду. Последние два года мы тренировались именно в таком режиме в Америке у Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова, они для нас очень многое сделали и помогли добиться успеха, за что мы им очень благодарны. Не знаю, останемся ли мы любимцами публики, но я знаю, что многие люди были за нас горды, когда мы поднимались на самую высокую ступеньку пьедестала.