Кирилл Кяро: «Я ввязывался в любые авантюры»
Игорь Жижикин: «Уже пятнадцать лет мечтаю отрастить волосы!»
Светлана Антонова: «К браку с Сашей я пришла уже осознанно»
Геннадий Авраменко

Джеймс Кэмерон: «Я много лет пью за команду и пассажиров 'Титаника»

На экраны выходит 3D-версия фильма-легенды. Цена вопроса — 18 миллионов долларов и 60 недель упорной работы. Режиссер уверен, что игра стоила свеч.

Юлия Малинина
6 апреля 2012 16:03
3822
0

На экраны выходит 3D-версия легендарного фильма. Цена вопроса — 18 миллионов долларов и 60 недель упорной работы. Однако режиссер уверен, что игра стоила свеч.

— Сейчас очень многие старые фильмы переделывают в 3D. В этом отчасти ваша «вина»: после выхода «Аватара» пошла мода на этот формат. Но по какой причине вы решили сделать «Титаник» объемным?
— Многие ищут в конвертации «Титаника» в 3D какой-то подвох и мой финансовый интерес. Однако на самом деле все довольно просто. Мне как художнику хотелось дать людям возможность посмотреть на старую историю новыми глазами. Уже в 2005 году я был уверен, что 3D вскоре полностью изменит кинематограф. Я тогда как раз работал над «Аватаром», но думал, что было бы здорово дать второе рождение любимым фильмам: «Титанику», «Челюстям», «Звездным войнам»… И мы попробовали сделать одну маленькую сцену из «Титаника» в 3D. Всего полторы минуты. И она выглядела так круто, что мне захотелось посмотреть весь фильм в этом формате. Но понадобились годы, чтобы воплотить это в жизнь. Нужно было дождаться, чтобы кинотеатры во всем мире переделались под этот формат, чтобы вышли другие фильмы, чтобы зрители привыкли к 3D, и только после этого мы вернулись к этому вопросу. И это была очень кропотливая работа. В итоге нам понадобилось 18 миллионов долларов и 60 недель, в течение которых ежедневно работали 300 человек, чтобы конвертировать «Титаник» в 3D.


— «Титаник» — картина, которую девушки могут пересматривать по многу раз. А у вас есть такой фильм?
— Когда мне было 14 лет, моим «Титаником» был фильм «2001: Космическая одиссея». У нас, как вы понимаете, тогда не было DVD, видеомагнитофонов, так что пересматривать кино по многу раз было непросто. Ведь надо было каждый раз идти в кинотеатр. Но я умудрился посмотреть эту картину 18 раз! Этот фильм завораживал меня, будоражил мое воображение. И во многом повлиял на то, что я занялся кинематографом.


— Благодаря «Титанику» было пролито море женских слез. И, уверена, некоторых мужчин он тоже растрогал. У вас есть фильм, который может заставить вас плакать?
— Нужно подумать… Пожалуй, есть. Но я никогда не буду пересматривать его специально, потому что для меня это действительно тяжелый фильм. Однако, когда его показывают по телевизору и я на него попадаю, и особенно, если это происходит часа в два ночи и я ничем не занят, то обязательно смотрю его — это «Тонкая красная линия» Терренса Малика. Эта лента всегда меня трогает до слез.

Кейт Уинслет отказалась надевать гидрокостюм во время съемок сцен в воде и заработала себе пневмонию. После этого актриса захотела покинуть проект, но Джеймс Кэмерон убедил ее остаться. Фото: www.kinopoisk.ru/
Кейт Уинслет отказалась надевать гидрокостюм во время съемок сцен в воде и заработала себе пневмонию. После этого актриса захотела покинуть проект, но Джеймс Кэмерон убедил ее остаться. Фото: www.kinopoisk.ru/


— А вы вообще смотрите фильмы дома? Не те, на которые случайно попали по телевизору, а что-то конкретное, что захотелось посмотреть?

— Да, и у нас в семье это каждый раз большое событие. Мы всегда готовим попкорн, усаживаемся поудобнее, потом долго обсуждаем увиденное. А вначале мы можем часами решать, какой фильм нам посмотреть. Все дети вовлечены в процесс выбора, ведь каждый должен быть согласен с тем, что мы собираемся смотреть. У них большой разброс по возрасту: дочке Элизабет — пять, близнецам Клэр и Куинну — по десять, иногда к нам присоединяются и старшие дети, которым 19 и 21. Так что выбранный фильм должен угодить всем.


— Вы сделали звездами Леонардо Ди Каприо и Кейт Уинслет. Их кинодуэт считается одним из самых известных в мире. Вы не планируете поработать с ними еще раз?
— Не думаю, что когда-нибудь еще сделаю фильм с ними обоими, потому что это будет уже повторение. Но, конечно, мне бы хотелось поработать с каждым из них по отдельности, причем в совершенно разных фильмах. С Лео мы очень хорошо общаемся, но не стали очень близкими друзьями после съемок «Титаника». Я думаю, потому что он сам всегда старался держаться в стороне от этого фильма. В отличие от Кейт, с которой мы ближе и которая сама более трепетно относится к «Титанику». Но с Лео мы недавно виделись в Сиднее, где я показал ему отрывок из конвертированного фильма. У него была забавная реакция, он сказал: «Боже мой, каким же смешным чуваком я был!». Мы весело провели время. Так что не думаю, что нам может что-то помешать вместе сделать еще один фильм. Особенно если я предложу ему роль, которая его заинтересует. Но, конечно, не стоит забывать, что и он, и Кейт — большие звезды и должны тщательно подходить к выбору режиссера. (Смеется.)


— В этом году исполняется 100 лет со дня гибели «Титаника». В разных странах пройдут различные памятные мероприятия. Вы будете принимать в них участие?

— Я близко общаюсь с разными сообществами, которые занимаются историей «Титаника». И если меня пригласят, то, по возможности, конечно, посещу какие-то мероприятия. Но боюсь, что мое участие в этих мемориалах будет восприниматься как реклама фильма. А я не хочу, чтобы меня так воспринимали. Потому что за все эти годы, что я занимаюсь исследованием истории «Титаника», этот лайнер и эти люди стали мне родными, их трагедия — и моя трагедия тоже. Так что единственное, что могу сказать наверняка, что в день гибели «Титаника», 14 апреля в 23.40 по корабельному времени, я подниму бокал за команду и пассажиров лайнера, за всех, кто погиб и кто выжил. Я поступаю так уже много лет, каждый год в одно и то же время.