Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Устами младенца

Как Леонид Ярмальник показал детям бицепсы и «мусорное ведро»

Валентина Пескова
21 мая 2008 19:18
873
0

Они, конечно, еще не акулы пера, но зубки уже показывают. Перед входом в студию режиссер программы «Сто вопросов к Взрослому» Михаил Кондалов предупреждает героев: прямо сейчас вы можете отказаться от участия в ток-шоу и покинуть площадку. За всю историю программы таких пока не нашлось. Наверное, в том и секрет: дети не боятся взрослых, взрослые не играют перед детьми, а программа «Сто вопросов к Взрослому» становится лауреатом премии «ТЭФИ-2007» в номинации «Программа для детей». И уже два года решает совсем не детские вопросы.

Они, конечно, еще не акулы пера, но зубки уже показывают. Перед входом в студию режиссер программы «Сто вопросов к Взрослому» Михаил Кондалов предупреждает героев: прямо сейчас вы можете отказаться от участия в ток-шоу и покинуть площадку. За всю историю программы таких пока не нашлось. Наверное, в том и секрет: дети не боятся взрослых, взрослые не играют перед детьми, а программа «Сто вопросов к Взрослому» становится лауреатом премии «ТЭФИ-2007» в номинации «Программа для детей». И уже два года решает совсем не детские вопросы.

В формулировках вопросов могут принимать участие взрослые — однако эти взрослые совсем не из числа создателей передачи. Помочь могут еще на этапе подготовки учителя или родители. А вот такого, что «ты сейчас спросишь об этом, а потом вот ты задашь следующий вопрос», на программе нет — иначе исчезнет вся ее естественная драматургия. Ведь и сценария никакого в ток-шоу нет, и ни режиссер, ни шеф-редакторы программы не знают, о чем будет сегодняшняя беседа в студии. «Единственное, мы просим ребят перефразировать некоторые вопросы, — объясняет шеф-редактор программы Александра Белявская. — Допустим, у нас очень популярен вопрос „Когда вы в последний раз плакали?“. Поэтому мы просим: если у вас есть вопрос про слезы, задайте его в другой формулировке».

Идея программы позаимствована в Шотландии, а в Россию ее привез Владимир Познер, который там принимал участие в пресс-конференции с шотландскими детьми. Вернувшись в Россию, он и предложил снять телепрограмму с участием уже российских детей. Если шотландские дети могут беседовать наравне со взрослыми, почему не могут того же наши — решили авторы и создали программу «Сто вопросов к Взрослому». Утопическая идея — задать за час именно сто вопросов — так и осталась утопией: ну не помещается столько в формат программы, которая идет в эфире всего 39 минут. А вот задумка со студией воплотилась в жизнь: художник Игорь Макаревич создал некий вариант «городского Колизея», где гость в студии — словно гладиатор, отражающий нападки на него с разных сторон. Вертящееся кресло, на котором сидит герой, как выяснилось, тоже имеет свою историю. «Когда к нам приходил глава Центральной избирательной комиссии Владимир Чуров, — рассказывает Александра Белявская, — он нам сказал, что точно такие же кресла стоят у него в кабинете, и более того, даже в Администрации Президента».

Для того чтобы поучаствовать в программе, дети съезжаются со всей России. В день, когда на площадке присутствовал «МК-Бульвар», приехали дети из Ногинска, Черноголовки и Воронежа. Приезжают дети на автобусах за счет телекомпании или школьных администраций, за что создатели программы безумно благодарны. Идея создать постоянный детский коллектив акул пера провалилась сразу же: уже через несколько программ «малыши» стали чувствовать себя звездами, и главным для них становилось показаться на экране самим, а вовсе не задать вопрос герою программы. Теперь аудитория постоянно меняется: каждому герою — свои дети.

Приехав на съемочную площадку к середине дня, мы застали на «ристалище» актера и шоумена Николая Фоменко.

Съемка длилась уже больше часа, и Фоменко отвечал на финальные вопросы детей. «Был ли задан вам вопрос, который является традиционным? Если да, то какой?» — спросил режиссер. «90% заданных вопросов были традиционными, — ответил Фоменко. — И это плохо. Это значит, что между нами не возникло контакта и беседы, которая могла бы быть свободной и независимой. Дети по-прежнему продемонстрировали зажим, стеснение и, как следствие этого, — равнодушие». Возникает небольшое напряжение. Через полчаса в курилке к нам подойдет шеф-редактор программы Татьяна Максимова и скажет: «Коля только что перезвонил. Сказал, что ему все очень понравилось». Вздох облегчения.

Следующим героем, который отправился в «клетку к тиграм», был актер Леонид Ярмольник. «Волнуетесь перед эфиром?» — поинтересовался «МК-Бульвар». «Нет, — отвечал Леонид Исаакович. — Я волнуюсь только перед тем, как вхожу в кабинет врача. И то, если это стоматолог или проктолог».

В конце каждой программы герою задается вопрос: согласился бы он еще раз прийти и ответить на вопросы подобной аудитории. Пока все герои, кроме одного, ответили утвердительно. «Режиссер Кама Гинкас сказал, что он больше сюда не придет, — рассказывает шеф-редактор Александра Белявская. — Он так и сказал: «Лучше в театре». Он — режиссер, любит работать глаза в глаза, и тут ему было некомфортно, потому что он не знал, что происходит у него за спиной.

Хотя передача получилась потрясающая. Дети не смотрели и половины из того, что поставил Гинкас, но диалог у них вышел интересный". Героев программы выбирают сами дети, и собрать потом несколько известных человек в одном месте бывает непросто. «С Фоменко мы договаривались год, с Алиной Кабаевой — полтора, с Сергеем Безруковым — год, — делится Татьяна Максимова. — Нужно было ухитриться, чтобы Сергей был именно в этот момент в Москве и чтобы у него не было съемок. Но не было ни одного героя, про которого можно было бы сказать — этот лучше, а этот хуже. Все наши герои — люди очень харизматичные». Для того чтобы собрать детскую аудиторию, работает редактор Тамара Борбот. Идеальная аудитория — 200 человек. Хотя на Иосифе Кобзоне или Анастасии Волочковой доходило до 500 детей: большинство пришли просто посмотреть на своих кумиров или взять автограф. «А вот Людмила Марковна Гурченко, когда ей предложили поучаствовать в программе, отказалась сразу, — говорит шеф-редактор Александра Белявская. — И я считаю, что так честнее. Она сказала: „Это не для меня“. Если человек не готов к исповеди, мы сразу говорим ему большое спасибо и больше не звоним».