Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Славянка с персидскими глазами

Алла Баянова: «Вертинский научил меня дистанцироваться от бескультурья»

13 ноября 2009 19:53
2078
0

Лет пятнадцать назад я попал под обаяние этой удивительной певицы. В тот вечер звучали цыганские таборные песни, старинные романсы, танго. Пела Алла БАЯНОВА и «Чубчик», и «Стаканчики», и «Шелковый шнурок», и «Синеглазый король».

Лет пятнадцать назад я попал под обаяние этой удивительной певицы. В тот вечер звучали цыганские таборные песни, старинные романсы, танго. Пела Алла БАЯНОВА и «Чубчик», и «Стаканчики», и «Шелковый шнурок», и «Синеглазый король». Почти три часа продолжался концерт, и еще около часа благодарным слушателям раздавала она автографы.


Вспомнил я тот концерт, когда шел в Московский театр оперетты на праздничный вечер по случаю 95-летия народной артистки РФ (в мае 2009 г.). А недавно мне удалось побеседовать с Аллой Николаевной в ее уютной квартире в одном из переулков Старого Арбата.


— Алла Николаевна, расскажите, как начинался ваш путь на сцену?


 — Начался он в 9-летнем возрасте, когда я пела вместе с отцом. Его я считаю моим первым учителем.
Родилась я в сотнях километров от Кишинева. Когда произошло воссоединение Бессарабии с Молдавской ССР, с семьей мы переехали в Бухарест. Поначалу нас встретили неплохо. Предоставили работу. Но вскоре случилось непредвиденное. Я оказалась в Румынском концентрационном лагере. Когда удалось выйти из лагеря, папа, которому «румышки» были не по душе, предложил уехать во Францию.


Во Франции я вместе с отцом выступала в парижском ресторане «Казбек». Это было не просто исполнение песни — мы разыгрывали спектакль. В оркестре звучали колокола, а я тоненьким голосом пела «Вечерний звон»… Кстати, псевдоним Баянова перешел мне по наследству. У моего папы — Николая Левицкого — любимым инструментом был баян. И вот мама предложила такой псевдоним — Баянов.


— Судьба подарила вам знакомство с Александром Николаевичем Вертинским. Какой была первая встреча?


 — С великим Маэстро я познакомилась в лучшем парижском кабаре «Большой Московский Эрмитаж». Я пела прекрасный цыганский романс «Буран», когда в зал вошел высокий господин в темно-синем фраке с папиросой в руке. Как только я его увидела, дыхание остановилось. Кое-как допела романс, а сама все смотрела на посетителя. Потом он подошел ко мне и спросил, как меня зовут. Я ответила: «Алла». — «Вертинский». Он очень удивился моему имени, так как оно было тогда редким.
А потом сказал: «Ты славянка, но у тебя удивительные персидские глаза». Эти слова для меня были замечательным комплиментом, да еще и от самого Александра Николаевича. Потом он пригласил меня на танец.


— А вы любите танцевать?


 — Боже мой! Танцевать я всегда любила. Могла танцевать с утра до вечера. Бывало, ходила с опухшими ногами, потому что покупала атласные туфельки на полразмера меньше, чтобы при танце они не растягивались. А если в роли кавалера выступает не кто-нибудь, а маэстро Вертинский!.


С Александром Николаевичем нас связывала многолетняя дружба. Вертинский дал мне звучное сценическое имя Аделаида. Вместе мы исполняли известную песню «Молись, кунак».


Я не просто сохраняю память об этом человеке в моей душе. Я следую его урокам в исполнительской деятельности. Я говорила, что первым моим учителем был отец. Вслед за ним — Маэстро. Мне и до сего дня помогает усвоенный феномен Александра Николаевича: важны даже не тексты (Вертинский их чаще всего писал сам, и я тоже), а понимание атмосферы, в которой живут твои зрители, слушатели. И еще я усвоила от Александра Николаевича, как важен внешний вид исполнителя, его речь, его дистанцирование от воинствующего бескультурья, которым, к сожалению, страдают сегодня многие.


…К своему 95-летию я записала новый диск, где исполняю известные песни Александра Николаевича «Сероглазый король», «Дни бегут» и другие. Диск назвала словами Вертинского «Среди миров». В этом году Александру Николаевичу 25 марта исполнилось бы 120 лет… Знаете, неопровержимым фактом подлинности искусства Вертинского служит то, что его — только ему свойственная — творческая манера оказалась востребованной тремя различными мирами. В дореволюционной России, за рубежом и в Советском Союзе. Иными словами, русскими людьми ХIХ—ХХ веков, а теперь уже ХХI века, в какие бы социально-политические обстоятельства их ни ставила судьба.


— Вам тоже пришлось выступать перед самыми разными аудиториями…


 — Это правда. И я горжусь тем, что в Париже, Каире, Бухаресте, в других городах и странах, где я пела, подчеркиваю, на русском языке, (хотя знаю и французский, и английский) люди всегда принимали и понимали исполняемые мною песни и романсы.


— Вот уже 21 год вы в России…


 — На протяжении многих десятилетий эмиграции во мне жила любовь к Родине, к родительскому русскому дому… Перед возвращением в Россию я долгое время жила и работала в Бухаресте. Мне был не по духу тамошний режим. Я добивалась возвращения на родину. Это случилось в 1988 году. До сих пор помню теплую встречу в Москве, мой первый импровизированный концерт, который состоялся на квартире Роберта Ивановича Рождественского.


— Сколько за годы после возвращения вы дали концертов?


 — Они проходили примерно в ста городах самых разных республик Советского Союза и за рубежом. Я не подсчитывала число концертов, но оно наверняка перевалило за пять тысяч. И я никогда не пела под фонограмму, только вживую.


— Вы верите в судьбу?


 — Открою небольшую тайну. У меня есть звезда, которой я доверяю больше всего на свете. Она ведет меня по жизни, и я ощущаю с ней физическую связь. Поэтому в моем репертуаре всегда есть романс «Гори, гори, моя звезда»…


НАШЕ ДОСЬЕ. Алла Баянова (Левицкая) родилась 18 мая 1914 г. в Кишиневе (Бессарабская губерния Российской империи). Отец — Николай Левицкий, оперный певец (сценический псевдоним — Николай Баянов), мать — Евгения Скородинская, артистка кордебалета. В 1921 году семья оказалась в Париже, где Аллу отдали учиться в частную школу при католическом монастыре. В 9 лет она дебютировала на сцене в качестве ассистентки своего отца в ресторане «Казбек», а с 13 стала выступать самостоятельно. В 1934 году семья переехала в Бухарест. Баянова выступала в ресторанах, исполняла русские и цыганские романсы, пела совместно с Петром Лещенко, Константином Сокольским и Александром Вертинским. Советский Союз впервые посетила в 1976 году, в конце 80-х гг., получив советское гражданство, поселилась в Москве на Старом Арбате. Несмотря на почтенный возраст, иногда по-прежнему дает концерты. Заслуженная артистка России (1993), народная артистка России (1999).