Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Золушка из Мариинки

Анна Нетребко: «Мой голос бесценен, поэтому он не застрахован!»

6 ноября 2009 19:51
2435
0

В жилах оперной звезды, сопрано Анны Нетребко течет цыганская кровь. Ее ласково называют Золушкой — за то, что на заре своей карьеры она, работая уборщицей, намывала полы в любимой Мариинке, а чуть позже блистала там же в ведущих оперных партиях.

В жилах оперной звезды, сопрано Анны Нетребко течет цыганская кровь. В ее открытом миру сердце всегда хорошее настроение: по крайней мере только такой ее знают поклонники. Ее ласково называют Золушкой — за то, что на заре своей карьеры она, работая уборщицей, намывала полы в любимой Мариинке, а чуть позже блистала там же в ведущих оперных партиях. Еще в юности она заслужила звание кандидата в мастера спорта по акробатике и носила корону «Мисс Кубани», но манящий блеск оперной сцены пересилил прочие соблазны. Теперь по одним только эпитетам — восхитительная, обворожительная, потрясающе красивая и талантливая — можно узнать жемчужину мировой оперы Анну НЕТРЕБКО.

НАШЕ ДОСЬЕ:Анна Нетребко родилась 18 сентября 1971 г. в г. Краснодаре в семье мамы-инженера (умерла в 2002-м) и папы-геолога. Народная артистка России. Карьера началась в 1993-м, когда студентка 4-го курса Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова победила на Всероссийском конкурсе вокалистов им. М. И. Глинки и была приглашена в Мариинский театр. Среди ее ролей — Марфа («Царская невеста»), Наташа Ростова («Война и мир»), Розина («Севильский цирюльник»), Виолетта («Травиата»)… В 1995-м — дебют в Сан-Франциско в роли Людмилы («Руслан и Людмила»), затем — триумф на Зальцбургском фестивале, сцены Метрополитен-оперы, миланской «Ла-Скала», лондонского Королевского оперного театра «Ковент-Гарден» и т. д., приглашения в ведущие театры мира. В 2007 г. журнал «Тайм» включил Нетребко в сотню самых влиятельных людей мира.
5 сентября 2008 г. в Вене Анна родила сына Тьяго Аура.


«Конса» против «Мухи»


— Анна, как же так получилось, что у родителей не самых театральных профессий (инженера и геолога) дочь стала оперной певицей?


— Так уж получилось! Мне с самого раннего детства хотелось петь и танцевать. Привлекало все очень красивое, блестящее! Один раз, совсем маленькой, даже за цыганами на улице чуть не ушла, заслушавшись их песен и засмотревшись на их красивые пестрые наряды и украшения.


А вообще — то, что я стала именно оперной певицей, — дело Его Величества Случая! Я ведь монетку бросала (орел или решка), когда приехала в Питер и решала, куда пойти учиться — в «Консу» или «Муху» (когда-то — Высшее художественно-промышленное училище им. В. И. Мухиной, сейчас — С.-Птб. гос. худ.-пром. академия им. А. Л. Штиглица. — «РД»). Выпала консерватория. Вот так я и стала оперной певицей.


— Дома часто звучала музыка?


— Музыка звучала постоянно, у родителей была прекрасная коллекция грампластинок и магнитофонных записей.


— Чьей идеей была ваша учеба в музыкальной школе?


— Учеба в музыкальной школе была решением обоюдным — родители знали, что надо дать этому бурному потоку по имени Аня правильное направление.


— То есть у вас было тяжелое музыкальное детство?


— Детство было скорее акробатическое — постоянно ободранные до ран коленки и исцарапанные руки. Я была, мягко говоря, очень подвижной девочкой!


— А кем вы представляли себя в детстве, о чем мечтали?


— О! В детстве — кем только я не представляла себя! И актрисой, и кинозвездой… И надо же — в реальной жизни было суждено сбыться всем моим детским мечтам и сердечным чаяниям — видно, и правда, мысль материальна!


Оперное сокровище


— В одном из интервью 3,5 года назад вы сказали, что не хотите связывать себя узами брака и произойдет это годам к 40, не раньше. Что же случилось?


— Так ничего в общем-то и не случилось!


— Ну, если ничего не случилось, тогда просто расскажите о знакомстве с уругвайским баритоном Эрвином Шроттом. Это была любовь с первого взгляда или вы присматривались?


— С Эрвином мы познакомились во время нашей совместной работы на постановке в Японии. Искра симпатии пробежала между нами в первую же встречу. А дальше — из искры возгорелось пламя.


— Эрвин дарил вам цветы? Кстати, у вас есть любимые?


— Ну скажите, пожалуйста, какие же романы и в какой стране обходятся без цветов? Конечно, были цветы — самые разные! Я люблю все цветы мира — не могу сказать, что какие-то мне нравятся больше, а другие меньше, ведь можно и букетик из полевых васильков и лютиков сделать шедевром икебаны!


— А рождение ребенка было включено в ваш плотный рабочий график или стало импровизацией?


— Вы задаете сложный вопрос. Ведь рождение детей — это не покупка в гипермаркете. Это всегда приятная неожиданность, даже если ты к этому готовишься и ждешь!


— С кем остается сын, пока мама работает?


— Пока мама работает, за малышом ухаживают няни — их у меня две, чтобы не переутомлялись, да еще и сестра Наташа и подруга Катя иногда приезжают помочь и дать отдых няням.


— Какую роль в воспитании играет папа?


— Несмотря на свою занятость на сцене (мы часто бываем в разных местах планеты из-за наших плотных рабочих графиков), он каждый свободный денек старается провести с нами, и сын его по-особому любит — это видно даже невооруженным глазом.


— На каком языке вы разговариваете с малышом и Эрвином?


— С Тьяго Аруа (Тьяго — имя национального героя, а Аруа в переводе означает «сокровище») я разговариваю, конечно же, на родном русском языке, но в доме постоянно звучит и английская речь, и испанская. А сколько прекрасных мультфильмов на японском или французском! Так что думаю, что он вырастет полиглотом — будет говорить на многих языках сразу.


С Эрвином я говорю, конечно же, на английском, но он учит русский, а я испанский, так что мы тоже понемногу становимся полиглотами.


— А у Тьяго есть «домашнее» имя?


— Дома мы его нежно и ласково зовем Тиша.


— Когда Тиша подрастет, будете учить его музыке?


— Думаю, что, несомненно, начальное образование дать необходимо, а там посмотрим — какие наклонности и способности он проявит.


— Разве у сына двух артистов оперы путь не предопределен на сцену?


— Вовсе нет! Никаких предопределений! К чему будут проявлены наклонности, то и станем развивать. Пока же мы просто внимательно за ним наблюдаем.


— Но вы были бы рады, если бы он продолжил династию?


— Насчет его будущего я пока не задумывалась так далеко. Если продолжит династию — будем рады, если изберет другие пути в этой жизни, то и тут препятствовать не станем, а поможем всем, чем сможем!


В какой стране бросить кости…


— Где живут бабушки-дедушки сына? Как часто видитесь с ними?


— Мой папа живет на юге России — в Краснодаре. Он не раз уже приезжал к нам в гости, да и я несколько раз прилетала его навестить. Последний раз — совсем недавно — 19-го октября — на его 75-летний юбилей. А до уругвайских родственников мы пока не доехали.


— Собираетесь ли свозить сына на свою родину и когда?


— Конечно, собираюсь. Но из-за моей работы сделать это не так просто, как казалось бы! Думаю, что на следующий год прилетим в Россию всей семьей обязательно.


— Анна, а можно спросить: почему вы все-таки уехали из России в Австрию?


— Не совсем правильно сформулирован вопрос. Я никуда из России не уезжала, если речь идет о ПМЖ! Здесь моя Родина, и я всегда и везде чувствую себя гражданином своей великой страны, где бы ни была, о чем часто говорю в различных интервью. А постоянное перемещение по миру связано с тем, что я востребована и выступаю везде, где меня ждут!


Мне часто задают вопрос о том, где я живу, а я, смеясь, отвечаю, что треть этой жизни мы проводим во сне, и все равно, где костям валяться. Вторую треть своей жизни я провожу на сцене — в репетициях и выступлениях, а третью треть я перелетаю из пункта «А» в пункт «Б», вот и выходит, что живу я в самолетах! Кстати — спасибо всем экипажам, которые меня так быстро и комфортно перемещают, и, надеюсь, еще долго будут перемещать по лику планеты, пока не изобретут какой-нибудь телепортатор (Смеется.)


— Почему на вашем официальном сайте нет русской версии? Дело принципа или просто способ заставить русских поклонников учить английский?


— Технические проблемы с компьютерами и сайтами — не моего ума дело. Думаю, что вопрос скорее к моему менеджменту — это их идея, и они, как могут, воплощают ее в жизнь.


— Зато на сайте в вашем блоге есть смешные житейские вопросы: про любимое мороженое, косметику и т. д. А разве мороженое не запрещено вашему горлу?


— Мороженое и вообще все вкусное я очень люблю с детства. И мне можно все — просто потом надо дольше работать в спортзале! Никаких специальных диет и ограничений в еде я не придерживаюсь, ем все и со вкусом. Можно сказать, что я гурман.


— А у вас есть фирменный рецепт любимого блюда?


— Есть: я умею быстро и вкусно готовить итальянские макароны и пасту — вот, правда, времени на готовку часто не хватает! А рецептов фирменных не выдаю, потому что они фирменные!


Сцена Мариинки — самая сложная!


— Насколько вы принадлежите себе в творчестве? Давление продюсеров случается?


— Конечно, у меня есть агент и агентство, которые выполняют всю техническую работу, в которую я совершенно не желаю вникать! А творчество — это моя ипостась, и здесь они уже не мешают мне, не говоря уже о каком-либо давлении.


— Приходится делать что-то против своих желаний? Через «не могу»?


 — Против своих желаний я ничего не делаю, а вот через «не могу» часто приходится переступать — у меня с этим самым «не могу» война не на жизнь, а на смерть.


— Чему вы научились у Запада?


— У Запада я научилась очень многому, но самое главное — это, наверное, не расслабляться и держать всегда ногу в стремени.


— Чего не любите в музыке?


— В музыке я не люблю диссонансов, которыми часто грешат многие современные композиторы.


— На какой сцене петь тяжелее?


— На открытой сцене петь несравненно тяжелее, чем на закрытой, камерной! Но должна вам сказать, что и закрытые сцены имеют массу градаций и отличий. К слову, сцена родной Мариинки — одна из самых сложных в оперном мире! Кто прозвучал на ней, тот смело может выходить на мировую арену.


— Непредвиденные ситуации случаются? Профессионал может ошибиться?


— Непредвиденные ситуации, конечно же, могут случаться и с самыми высокими профессионалами — это не ошибки как таковые. Ошибиться профессионал не может, а вот здоровье подвести может даже самого великого артиста.


— Главные опасности вашей профессии?


— Никогда не задумывалась над опасностью профессии оперной певицы…


— Но ваш голос застрахован? Сколько он стоит?


— Думаю, что мой голос бесценен, как и все в каждом без исключения человеке, поэтому я его не страхую! (Смеется.)


— Вы посещаете концерты коллег? Часто?


— Всегда, когда есть время, я бываю на концертах коллег, так как не перестаю учиться, внимательно наблюдая за их работой из зрительного зала.


— У вас никогда не бывает проблем с востребованностью?


— Чего-чего, а проблем с востребованностью у меня никогда не было — это факт!


— Валерий Гергиев — главный учитель в вашей музыкальной жизни?


— Да. Валерий Абисалович — тот человек, который дал мне путевку в большую жизнь, и я всегда и всем говорю о том, как я благодарна ему за то, что он сумел увидеть во мне, тогда еще очень юной девочке, будущую звезду, и помог раскрыть мой талант и природные дарования. Конечно же, не могу не сказать о Пласидо Доминго — он мой второй «крестный отец» на оперной сцене.


— Вы так и не закончили консерваторию? Диплом вам выдали?


— Да, консерваторию родную в Питере я так и не закончила, так как началась моя теперешняя артистическая жизнь — без минуты свободного времени! Но в мой недавний приезд в Питер, на открытие театрального сезона в Мариинском театре «Иолантой», мои педагоги сказали мне, что дирекция консерватории выписала мне почетный диплом об окончании — по совокупности трудов, так сказать, и желает вручить его на встрече и мастер-классе с молодыми студентами. В тот раз у меня совсем не было времени — я улетала в Париж на следующее утро после премьеры, но в следующий приезд, надеюсь, все это состоится.


— Анна, как вы считаете: где в вашей жизни была просто удача, а чего пришлось добиваться собственным трудом?


— Считаю, что удача в моей жизни, несомненно, была, но если перефразировать известную цитату о гениальности, то 10% — это удача и везение, а остальные 90% — это ежедневный труд.


— Самый запомнившийся концерт — может быть, самый сложный, необычный, волнительный?


 — Все они сложны и необычайны по-своему, поэтому даже и не знаю, какой из великого множества можно здесь упомянуть. Так и скажу — ВСЕ!!!


Жизнь в ритме суперблиц


— На что у вас не хватает времени?


— Времени у меня хватает на все, что я себе наметила и «напланировала"!


— Вообще свободное время у вас бывает?


— А вот свободного времени у меня из-за этого совсем не бывает!


— Как часто бываете в России?


— В России бываю регулярно — три-четыре раза в год на различных постановках и с концертными программами. Планирую бывать чаще.


— Что впереди? На сколько лет вперед расписан ваш график? Насколько он жесток: вы можете от чего-то отказаться, изменить планы?


— Впереди, надеюсь, еще долгая творческая жизнь, до того момента, когда я стану исполнять партию Графини в «Пиковой даме» Чайковского. (Смеется.) График моей работы весьма плотно расписан на несколько лет вперед. Более плотно на ближайшие три года — до 2012-го, но есть контракты и на большую длительность. Конечно, бывают моменты, когда приходится менять планы, но, как правило, это делается не путем отказа от чего-то запланированного, а путем уплотнения графика.


— С чего начинается ваш день?


— Мой день начинается с чашки крепкого кофе с молоком и круассаном.


— Как выдерживаете такое плотное расписание?


— Я его не выдерживаю, я им живу. (Смеется.)