Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Два отца, два кольца

Разговор многодетного художника с многодетным поэтом

4 сентября 2009 19:18
1083
0

По идее, на каждую многодетную мать должен приходиться один многодетный отец. Но про них почему-то почти ничего неизвестно. А ведь интересно — помогают ли они женам, умеют ли варить кашу, знают ли, сколько в доме колготок…

По идее, на каждую многодетную мать должен приходиться один многодетный отец. Но про них почему-то почти ничего неизвестно. А ведь интересно — помогают ли они женам, умеют ли варить кашу, знают ли, сколько в доме колготок…


И вот однажды Алексей РАФИЕВ (поэт, 37 лет, трое детей) встретил на улице Георгия ПЕТРОВА (художник, 33 года, трое детей). То есть — встретились не только многодетные отцы, но еще и творческие личности. Оба не ходят каждый день на работу. Оба погружены во внутренние миры. И решили они поговорить…


Понятие «помогать жене» мне видится нелепым…


Поэт Алексей РАФИЕВ: (жена Калерия, дети Настя, Миша и Ева):


— Гош, ты на себя в доме какую работу взял? Для меня самое неприятное — это хождения на молочную кухню. Поскольку дети постоянно днем верещат, работаю я в основном по ночам. И выходит иногда — только лег, а надо подрываться и топать на детскую кухню. Хорошо еще, теща частенько спасает.


Пока не было посудомоечной машины, мытье столовой утвари тоже было на мне по большей части. От магазинов, само собой, тоже стараюсь не отлынивать. Гулять хожу с детьми, Мишу вожу на кружки два раза в неделю. Плюс выводим сына на концерты, в театры, на выставки (Еве пока только полтора). Танцевать с младшими люблю. Ева очень смешно танцует, а Миша расходится так, что по часу и дольше со мной отплясывает.


Жена иногда уезжает по работе на несколько дней. Тогда на помощь моя мама приходит, и мы на двоих, что называется, впрягаемся.


Художник Георгий ПЕТРОВ: (жена Ксения, дети Анна, Иван и Даниил):


— Мой день раньше начинался с литра пива в районе обеда. Теперь я привык вставать рано. Через день хожу на молочную кухню, мне это даже в радость — свежим воздухом с утра подышать. Мой день вообще сильно поменялся — и не только благодаря детям. Я раньше тоже только по ночам работал. Теперь мне солнце необходимо, иначе не различить оттенков.


Я готовить люблю. Ксения в основном супами заведует и Данькиной кухней, а на мне все остальное: плов, мясо, кухни народов мира… Много времени с Иваном провожу. У него хор, бассейн, школа — подготовительный класс. Всюду я его вожу. Стараюсь с собой на концерты брать: рок, джаз, этно. У нас все воспитание вокруг музыки вертится. По квартире кругом музыкальные инструменты разбросаны. Даня, когда капризничает, кушать не хочет, я для него играю на звенелках всяких. Старшей в этом году во ВГИК поступать, помогаю чем могу — в основном снабжаю фильмами и музыкой, опять же.


Гардеробом супруга занимается, мы почти ничего не покупаем. Много вокруг детей друзей. У нас своеобразный круговорот детских вещей в природе. Колготки Ваня носит бордовые, того же цвета, что мои любимые трусы — любит быть похожим на папу.


Алексей:


— Честно говоря, для меня само понятие «помогать жене» как-то нелепым видится. Какая вообще тут помощь может быть? Просто каждый старается делать то, что он может и чувствует необходимым на момент времени. Это не обязанности, а простая жизнь, стремящаяся к равновесию.


Если я днем сплю, то супруга ограждает меня от шумных детских вторжений в спальню. Если она занята за компьютером — автоматически на передний план выступаю я. Готовит, в основном, она, но на мне почти всегда блины, которые дети любят невероятно. Жена детям книжки читает, а я истории разные рассказываю и песни исполняю время от времени.


Как-то мы начали ссориться с Калей и запустили ситуацию до того, что я на три месяца ушел из дома и появлялся лишь на несколько дней. Вот тогда мы все, включая малышей, отчетливо поняли, что такое полноценная или хотя бы хотящая быть полноценной семья. Моя тоска умножалась на тоску детей, а жена реально выбивалась из сил. Надеюсь, полученный опыт застрахует нас от повторения страшной ошибки на всю жизнь.


Георгий:


— Я с тобой согласен. Я не рассматриваю это, как помощь. Все это в теле семьи естественным образом происходит. Когда надо, я сантехник, уборщик, реже посудомойка. Иногда приходится разборки домашние устраивать, когда старшая накуролесит.


Летом мы выбираемся на Волгу. На берегу живем. Иван мне там очень по хозяйству помогает. Дрова собираем вместе, огонь поддерживаем, на песке рисуем, музыкальные инструменты сами придумываем и песни поем.


Чем больше детей, тем с ними легче


Алексей:


 — Гош, ты часто один с детьми остаешься? Чем их тогда занимаешь? Как с телевизором дела обстоят? Мы свой вынесли, чтоб дети вообще в него не заглядывали. Когда сыну моему года два исполнилось, он вполне осмысленно начал отслеживать рекламные ролики. Сам по себе телик его мало занимал, но стоило лишь завертеться рекламе, как он бросал все свои важные дела и прилипал к экрану. Поняв это, мы быстренько отделались от «телевируса». Не жалеем ни секундочки. Жизнь стала только чище, и время, убиваемое прежде на, как мы теперь понимаем, бессмыслицу, тратится с тех пор на детей, на чтение, на общение друг с другом.


Георгий:


— Мы стараемся общими делами заниматься. Ивану, которому сейчас шесть, я по вечерам «Трех мушкетеров» читаю с радостью. Когда работаю, он берет мою пастель, даю ему бумагу хорошую. Шедевры рисует. Оба сына с малолетства на бубне играют. Ну, а старшей дочке стараюсь с программами компьютерными помогать, насколько сам понимаю. Вообще, очень радостно — основные ценители моего творчества Анькины друзья, молодежь. А про мультики… я ж не злодей запрещать детям мультики смотреть, раз телевизор есть. Но сейчас борюсь с Иваном за уменьшение времени, проведенного перед экраном.


Как ни странно, чем детей больше, тем легче. По моему опыту, по крайней мере. Они массу энергии дарят. Это почти невозможно объяснить, надо прочувствовать. Времени свободного, конечно, меньше стало с появлением Даниила (самого маленького), но с самим временем та же штука происходит — оно будто само структурируется. Чем его меньше, тем больше его хватает, а лишнего на ерунду всякую не остается.


Это не подразумевает, что нельзя остановиться и задуматься. Наоборот, я ж художник, мне необходимо немного подвисать. Само время просто меняет свои привычные очертания.


Алексей:


— Счастливый ты! А у меня до сих пор иногда бывают «замоты». Думаю, я никак не могу смириться с тем, что надо что-то важное для себя отложить в сторону, потому что дети важнее всего. Но согласен с тобой насчет того, что, чем больше детей — тем с ними легче.


Мы дома оба — я и супруга. Жена — психолог по профессии и менеджер по должности. У нее порой времени на дом немного, несмотря на то, что находится рядом всегда. У меня, в свою очередь, периодически бывают свои истории. Помню, с год назад писал книгу толстую, и пару месяцев, если не больше, сидел за компьютером ночами, а днями до заката спал. Но мы тем не менее справляемся — как-то умудряемся подменять друг друга. Хотя и ссорились тоже. Не сказать, что десятилетие семейной жизни было совершенно безоблачным. Как-то недавно мою жену разобрало на тему того, что я зарабатываю несоразмерно меньше, чем работаю. Это послужило поводом для приличной ссоры.


Мы с ней разными вещами занимаемся и не всегда понимаем друг друга до конца. Пока помним, что должны служить друг другу — все в порядке. Но если забываем — может и кошка пробежать. Все же эгоизм есть эгоизм. До убеленной сединами мудрости мы пока не дожили.


Георгий:


— Конечно, не все так просто, иногда назревает нечто угрожающее. И денег, конечно, всегда мало. Но мы со временем подуспокоились. Раньше, если ссорились — это опасно для жизни было. Сейчас во многом и благодаря детям на какие-то мелочи, из-за которых прежде съели бы друг друга, перестали вообще внимание обращать. Научились ценить друг друга.


Все, что я делаю, в основном денег не приносит. Какое-то время я пытался совмещать зарабатывание с творчеством, но долго не выдержал. Двум богам служить нельзя. Моя жена это прекрасно понимает, хотя, бывает, она сильно от всего устает и заводится от этого. Но вообще у нас мир и любовь. Ксю — единственный взрослый человек, в присутствии которого я могу работать.


А дети творчеству никак не мешают. Это я твердо знаю. Многие люди, мне кажется, лишают себя огромного счастья, полагая, что дети могут помешать им заработать миллион или песню гениальную написать. Бред это. Да и потом, зачем он нужен, этот миллион, если его оставить некому? На том свете он не пригодится. Копить надо любовь в сердце.


Посмотри, как живут люди!


Алексей:


— Вот ты сказал прямо афоризм — копить надо любовь в сердце! А как? Глянь вокруг… Нас окружает сплошная ярмарка тщеславия. Нам с пеленок навязываются модели «успешной жизни». При этом под успехом подразумевается что угодно, кроме счастья настоящего, человеческого. Карьера, машина, евроремонт, коттедж, счета все те же накопительные, тусовки в клубах… А счастье-то где?


Мы с тобой, Георгий, еще баловни судьбы. Сидим дома, занимаемся любимым делом, радуемся детям и женам, которые рады нам. А посмотри, как живут люди! Иногда возникает ощущение, что в аду побывал, когда возвращаюсь с какого-нибудь публичного мероприятия. Но не ходить на эти карусели нельзя, чтоб полностью не выпасть из социальной сферы. Сам встает вопрос — как обрести баланс? Как научить детей копить ту самую бесценную любовь, если сам только учишься любить? Те самые семейные ценности из ниоткуда не возникнут… Я просто пытаюсь быть мягким и все прощать — не только детям своим, но и вообще всем людям. Но, одновременно, надо быть твердым в своих намерениях, чтобы мягкость и доброта не стали восприниматься за бесхребетность, бесхарактерность.


Георгий:


— Да, раньше проще было, жили себе по Писанию. А теперь, ты прав, ориентиры сбиты. Но, несмотря на все давление и пропаганду, тебя ж никто не заставит жить и детей своих воспитывать по законам этой самой «ярмарки тщеславия». Мне раньше тоже порой аж не по себе бывало на некоторых мероприятиях. Сейчас я не суюсь туда, где мне точно тошно будет. Зачем это надо?