Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

А может быть, Григорий…

Во время кризиса нужны песни

22 июня 2009 20:29
3257
0

В зале Дворца детского творчества на Воробьевых горах собрались любители бардовской песни — послушать живую гитарную музыку, попеть чистые, красивые песни, среди них — много ребят школьного и студенческого возраста.

Я шел на звук гитары. В длинном пустом коридоре Дворца детского творчества на Воробьевых горах раздавались не слишком умелые, но энергичные аккорды. В зале на втором этаже собрались любители бардовской песни — послушать живую гитарную музыку, попеть чистые, красивые песни, среди них — много ребят школьного и студенческого возраста. Непременным участником этих субботних встреч вот уже шесть лет является известный композитор Григорий ГЛАДКОВ. О творчестве, жизни и авторской песне мы и поговорили…


— В стране кризис, а вы все поете! Как тут не вспомнить басню дедушки Крылова про Стрекозу и Муравья…


— Именно сейчас и нужно петь — про любовь, про лето, про радугу… Хорошая песня — лучшее антикризисное средство, в ней есть все, что нужно, — романтика дальних странствий, ветер перемен. Это отвлекает от серых будней, дарит надежду. Нельзя замыкаться на своих проблемах, иначе никогда не преодолеешь их!


— Сейчас не так часто встретишь молодого человека с акустической гитарой в руках, все больше с электро. Разве поп и рок не вытеснили окончательно бардовскую песню?


— …И не вытеснят никогда, потому что это совершенно разные вещи. Попробуйте попеть под электрогитару в небольшой компании или просто для друзей — ничего не получится, настрой не тот. В бардовской песне — проникновенность, лиричность, душевность, это отличает ее от попсы, в то же время она очень камерная, интимная, ее нельзя исполнять на стадионах, как рок. А то, что сегодня звучит с экранов или по радио, — безликая штамповка, имитация чувств. Слушаешь очередную певичку и повторяешь, как Станиславский: «Не верю!». Авторскую песню не исполнишь под фонограмму, поэтому ни один бард не взаимозаменяем, как в мальчуковых или девчачьих группах. Высоцкий, Окуджава, Ким — личности, а не продюсерские «проекты».


— Что для вас значит авторская песня — хобби или профессия?


— Скорее состояние души. Визбор однажды очень точно написал: «Наполним музыкой сердца!», в этом сущность песни — в искренности. На тебя ложится большая ответственность при выборе текста, ведь нельзя петь «я люблю тебя, ты любишь меня, ла-ла-ла-ла»…


— У вас помимо музыкального еще два высших образования — техническое и гуманитарное, что они дали вам?


— По первой профессии я инженер-конструктор, закончил Институт транспортного машиностроения, специалист по трамваям, троллейбусам, метро и пр. Очень актуально в наше время! Если будет совсем плохо, пойду в Московский метрополитен. Шутка, конечно, но на самом деле техническая специальность дала мне умение выбирать из моря информации самое важное, а также общаться с различной техникой — с тем же компьютером, например. Но первая специальность не стала для меня главной — я всегда хотел петь (сочинять начал еще в восьмом классе), поэтому после института поступил в Ленинградское музыкальное училище, на класс гитары и теории музыки. Ну, и чтобы завершить образование, закончил еще и институт культуры по специальности музыкальная режиссура.


— Ваши песни звучат более чем в 70 спектаклях, вас, наверное, можно назвать театральным композитором?


— Для театра я писал еще в Ленинграде. Это были первые в нашей стране интерактивные спектакли, когда зритель участвовал в действии. Сегодня я стараюсь использовать этот опыт в своих концертах, особенно когда пою для детей. Позднее стал работать для кино и мультипликации. «Пластилиновая ворона», «Падал прошлогодний снег», «По щучьему велению», «Вера и Анфиса», «Следствие ведут Колобки», «Приключения Незнайки и его друзей», «Винни-Пух», «Приключения Буратино», «Красная шапочка», «Про Федота-Стрельца» — это и мои работы.


— Не обидно, что вас иногда называют «мистер «Пластилиновая ворона»?


— Что вы, я Ворону очень люблю, ведь она, по сути, изменила всю мою жизнь. Однажды я отдыхал с друзьями в Крыму и, как водится, пел под гитару на пляже. Мои вирши услышал режиссер Александр Татарский и предложил сделать совместный мультфильм в новой тогда «пластилиновой» технике. Сюжет сочинил Эдуард Успенский, таким образом и родились «Пластилиновая ворона» и «Падал прошлогодний снег». Ну, а потом пошло-поехало! Так что я благодарен Вороне — с ее помощью нашел свое призвание и оказался в Москве.


— По количеству кассет, дисков и пластинок, выпущенных для детей, вы попали в Российскую книгу рекордов Гиннесса…


— У меня их более 40, это только по названиям. Тираж боюсь называть, потому что меня постоянно «пиратят». Будь я немцем или японцем, написал бы, наверное, еще больше, но я русский человек, поэтому часто ленюсь…


— Из вашего творчества несколько выбивается увлечение кантри-музыкой и, в частности, создание ансамбля «Кукуруза»…


— Это мой личный ответ американцам. Они при Хрущеве привили нам любовь к кукурузе, а мы вернули им долг в виде интеллектуального продукта — нашей кантри-музыки. Пусть наслаждаются!


— Герои ваших песен — в основном птицы, звери, даже насекомые. Откуда у вас, сугубо городского человека, такая страсть к природе?


— Наверное, потому, что я именно городской житель. Кстати, недавно вместе с Николаем Дроздовым готовили экологический фестиваль «День открытых зверей». Интересно…


— Помимо членства в Союзе композиторов и Союзе кинематографистов России вы еще почетный член Российской академии образования. За что такая награда?


— За то, что «перепел» всю таблицу умножения. Малышам трудно запоминать цифры, вот я и переложил их на музыку.


— Ваше самое заветное желание?


— Выйти с гитарой на сцену и спеть так, чтобы весь зал разорвало от хохота.