Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Не думай о погоде свысока

Главный научный сотрудник Гидрометцентра РФ Александр Васильев: «Ни один метеочувствительный человек не переживал за погоду, как я»

29 мая 2009 20:54
1992
0

Знаете, чья работа самая непредсказуемая, кто живет как на вулкане и все время ждет у моря погоды? Конечно, это синоптики — служащие небесной канцелярии, как величают их в народе. В этом году Гидрометеослужба России отмечает свой 175-летний юбилей.

Знаете, чья работа самая непредсказуемая, кто живет как на вулкане и все время ждет у моря погоды? Конечно, это синоптики — служащие небесной канцелярии, как величают их в народе. В этом году Гидрометеослужба России отмечает свой 175-летний юбилей. Как зарождалась она и чем живет сейчас, «РД» поведал прежний директор Гидрометцентра РФ, руководивший им в советские годы, а ныне главный его научный сотрудник Александр ВАСИЛЬЕВ.




Как погода сыграла на стороне русских


— Указ о создании сети метеорологических и магнитных станций в Москве, на Урале, Дальнем Востоке и в Казани был подписан 13 апреля 1834 года Николаем I, — рассказывает Александр Александрович. — Оттуда сводки погоды стекались в Санкт-Петербургскую магнитную обсерваторию. Главными инструментами синоптиков были барометр и термометр (именно их изобретение послужило развитию метеослужб у нас и на Западе). Но ни о каких прогнозах на ближайшие дни тогда и речи не велось. Специалисты станций просто измеряли суточные изменения температуры и записывали данные в журналы.


Толчком к прогнозированию погоды послужила, как ни странно, Крымская война. Адмирал Нахимов с трудом сдерживал наступление на Севастополь объединенного флота Англии, Турции и Франции. Но неожиданно налетел страшный циклон и потопил большую часть вражеского флота. Получилось, что нам помогла выиграть бой непогода. После этого случая военные задумались о необходимости прогнозировать метеообстановку.


— Таким образом, именно моряки стали первыми заказчиками наших прогнозов, — говорит синоптик. — Даже если не было военных действий, информация о приближающемся циклоне с сильным ветром была важна для парусных торговых судов. Первая Международная метеорологическая организация возникла только к 1873 году. Правда, в начале погоду предсказывали лишь по методу экстраполяции. То есть, переноса вчерашней обстановки на сегодняшний и последующие дни: если вчера был дождь, значит, и завтра, и послезавтра скорее всего будет влажно. С развитием науки, где-то в 30-х годах ХХ века, в руках у метеорологов появились математические уравнения расчета циркуляции атмосферы. Поначалу они были практически бесполезными, так как работа по этим моделям была слишком трудоемкой. Британский математик Ричардсон прикинул тогда, что для ручного расчета прогноза погоды на 1 сутки для отдельной страны понадобилось бы 60 тысяч человек (!).


— Это потом, — говорит Васильев, — с появлением ЭВМ дело пошло быстрее. На сегодняшний день именно метеорологи являются потребителями самых мощных вычислительных машин в мире. Все расчеты строятся на данных наблюдения за атмосферой. И чем дольше они проводятся при помощи обсерваторий, спутников, тем точнее математики, применив уравнения движения атмосферы и гидротермодинамики, смогут дать метеосводку на 5—7 дней вперед.


Черненко не любил влажность


Александр Александрович в Гидрометцентре РФ с 1962-го. В 1980 году, когда его назначили директором, самый точный прогноз могли делать только на сутки вперед. На трое суток — приблизительный.


— Раньше проще было, — вспоминает 71-летний синоптик. — Народ просто хотел знать, буря будет или штиль. Теперь этого недостаточно. Если непогода, то будьте добры — определите количество осадков, если ветра — вредные примеси в воздухе, ну и так далее — будет ли туман, сильный ветер, температурные рекорды… Все это сегодня прогнозируется. Хоть и ругают нас все кому не лень за неточности, так это только тогда, когда речь идет о длительных прогнозах. За пять суток вперед мы отвечаем. Заметьте, отвечаем за изменения в природе! А вот финансисты, к примеру, не могут порой предсказать, что будет с рублем через день. И их за это почему-то никто не корит, а ведь, по идее, они тоже должны просчитывать ситуацию, как и мы, на несколько дней вперед.


Кстати, про ответственность за погоду. Александр Александрович особо вспоминает лето 1980 года, когда в Москве проходила Олимпиада:


— За три дня высчитывали, прикидывали. Я до последнего сидел на работе, чтобы передать наверх, организаторам Олимпиады окончательный прогноз. По всем расчетам выходило, что осадков не будет. Ну я так и сообщил. В день открытия Игр сел в машину и отправился на дачу. И только доезжаю до Кольца, как вижу: на Москву идет огромная грозовая туча. Вот когда я ощутил полное бессилие перед природой. Ни один метеочувствительный человек, наверное, в тот момент не переживал за погоду, как я. Но, к счастью, туча прошла стороной, лишь немного покапав над Лужниками.


А сколько пришлось в свое время вытерпеть упреков председателю Комитета по гидрометеорологии и контролю природной среды, ныне академику Юрию Антониевичу Израэлю! В ожидании первомайской демонстрации все члены Политбюро, конечно же, говорили о погоде, вспоминали, что мы спрогнозировали на этот день. И если выходила осечка с нашей стороны, Израэль получал в свой адрес усмешки, мол, что же это ты, братец, обещал, что дождя не будет… Председатель комитета в таких случаях, отвечал: «Это дождь несущественный и скоро пройдет». И тот, действительно, немного покапав, прекращался.


Но, конечно, больше всего членов правительства интересовали долгосрочные прогнозы. Удачно ли перезимуют озимые, сильный будет паводок? И только для одного Черненко мне приходилось делать персональную справку об атмосферной влажности перед предстоящим парадом или демонстрацией трудящихся. Ведь он страдал астмой, и длительное пребывание при повышенной влажности на улице ему было противопоказано.


Устоят ли два слона на весах?


Сейчас о глобальном потеплении не рассуждает только ленивый. Не удержалась и я — ну как не спросить у опытного синоптика, что он думает по этому поводу.


— Нам известно, что климат на Земле менялся не раз, по собственной, что называется, инициативе, — отвечает Васильев. — Далеко ходить не надо. Свидетельством тому может служить наша с вами любимая столица, на месте которой в древние времена было море. Откуда название — Белокаменная? Да от тех самых морских отложений белого камня, которого на бывшем морском дне было в избытке. Мы не можем предсказать, какой сюрприз природа преподнесет нам завтра, 175 лет наблюдений для Земли — это капля в море. Но не исключаю, что мы, люди, можем сыграть роль спускового крючка для изменения климата. В качестве примера приведу придуманную мною притчу. Стоят на весах два слона — равновесие с трудом, но удерживается. Но вдруг прилетела маленькая птичка и села на одного из гигантов. Этого хватило для того, чтобы его чаша перевесила. Точно так же наше потребительское отношение к природе можно сравнить с той птичкой. Подтолкнем немного процесс неконтролируемыми выбросами в атмосферу вредных газов, и встречай — то ли всемирный потоп, а то ли и вовсе перемену полюсов планеты…