Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Собачья жизнь по-московски

Казнить нельзя помиловать бродячих шариков и жучек — где мы поставим запятую?

29 мая 2009 20:34
2995
0

Всего в Москве обитает 25—30 тысяч бездомных собак. Именно такое количество способен прокормить мегаполис. Если псов станет больше, в стаях включится механизм естественного отбора, когда выживают сильнейшие.

Детскую площадку рядом с моим подъездом облюбовала компания бездомных собак. Они спят под горкой, используют не по назначению песочницу и изредка гавкают на прохожих. Ближе к вечеру к ним присоединяются другие маргинальные элементы — алкоголики и подростки, распираемые избытком тестостерона. И те, и другие — головная боль жильцов дома и ответственных городских структур. Но если непутевых граждан общество вынуждено терпеть, то с собаками вроде как можно и не церемониться. Правда, ответить на вопрос «что же с ними делать?» — толком никто не может. Ясно только, что, выбрав главным орудием борьбы живодерню, нам придется отказаться от идеи цивилизованного и гуманного государства. А ведь, как известно, «бывает собака кусачей только от жизни собачьей»…


Проблема


Всего в Москве обитает 25—30 тысяч бездомных собак. Именно такое количество способен прокормить мегаполис. Если псов станет больше, в стаях включится механизм естественного отбора, когда выживают сильнейшие. Истребление дворняжек в массовом порядке — тоже не выход: освободившееся место тут же займет другая свора.


В 2001 году в столице была запущена программа стерилизации бродячих собак, признанная наиболее гуманной и разумной из всех предложенных. Согласно ей, каждая шавка, независимо от пола и возраста, должна быть подвергнута стерилизации (кастрации), привита от бешенства и выпущена в привычную ей среду обитания.


— Ежегодно на программу тратилось 32 миллиона рублей, говорит зоозащитница Ольга Корзинина. К 2006 году уже было простерилизовано порядка 10 тысяч особей. По прогнозам отдела городской фауны, в 2008—2009 гг. бюджетные затраты на отлов и «обработку» дворняг должны были постепенно сокращаться, а их численность — уменьшаться естественным образом.


— Однако в 2008 году отдел городской фауны был расформирован, — рассказывает Ольга Корзинина. — Функции заказчиков переданы префектурам, развитие правовой базы приостановлено, а бюджетные затраты выросли почти в 100(!) раз, составив в 2009 году 299 3361,9 тысячи рублей. При этом в Москве так и не была создана единая база данных по стерилизованным и чипированным животным, а это значит, что каждая собака могла быть по нескольку раз отловлена, прооперирована и передержана в стационаре и приюте. А кто-то несколько раз получил деньги за одну и ту же медвежью «услугу».


Приюты


По новому Регламенту по отлову, транспортировке, стерилизации, содержанию, учету и регистрации безнадзорных и бесхозных кошек и собак в г. Москве, подписанному 7 мая прошлого года, бродячих собак отлавливают «без возврата» на прежнее место обитания. Взамен обжитой территории люди должны предоставить им еду и кров в приюте. Здесь надо обратить внимание на то, что денег на содержание приютов в 2008 году выделено не было, и некоторые собачьи гостиницы превратились в реальные концлагеря — для тех, кого приручили, а потом выбросили за ненадобностью.


Из регламента:


2.22. Ловцы обязаны соблюдать нормы гуманности при отлове и транспортировке животных и доставлять их в стационар для стерилизации (кастрации) или в приют в обязательном порядке в день отлова.


Из заявлений свидетелей: «В собак стреляли каким-то препаратом, после чего у одной собаки были судороги и шла пена изо рта. Одну из собак тащили на удавке. Она сопротивлялась. Чтобы ее успокоить, ловцы начали пинать ее ногами и бить руками. У собаки изо рта пошла кровь. Собаки сильно хрипели, скулили и выли. На наши попытки остановить отлов нас нецензурно обругали. Все происходило средь бела дня, в людном месте, на глазах детей и взрослых… Ловцы говорили, что им 600 рублей платят за голову. Собаки в этом месте опекунские, стерилизованные, имеют прививки и ветпаспорта». («Измайлово», у входа в парк недалеко от метро, январь 2009 г.)


Из регламента:


5.1. Содержание безнадзорных и бесхозяйных животных в приюте должно осуществляться с целью поиска возможных владельцев животных, как бывших, так и новых.


5.21. Отсутствие отопления в кабине в холодное время года допустимо только для здоровых собак с хорошей шерстью, приспособленных к проживанию и сну при низких температурах.


5.46. Вода в поилке должна находиться постоянно.


5. Ветеринарный врач может назначать диетическое или дополнительное питание больным и ослабленным животным.


Из заявлений свидетелей. «Я долго ходила по приюту, животных там много. Обратила внимание, что в вольерах не было ни подстилок, ни соломы — только голые доски, на которых живут, вернее, выживают, собаки. Ни еды, ни воды у них не было!.. Большинство собак с болячками на суставах — это явно потертости от доски из-за отсутствия подстилок. Очень много собак худых, истощенных, ребра выпирают. Ветеринарного врача не было. Я заходила в его кабинет — какие-либо лекарства отсутствовали. Персонала в приюте явно недостаточно, с собаками они не гуляют. Приют на стадии строительства, перебои с электричеством. Когда я ходила по 1-му сектору, обнаружила в одном из вольеров мертвую собаку…». (Приют «Кожухово», декабрь 2008 г.)


«Большая часть собак, содержащихся на тот момент в приюте, имела истощенный вид… Все они жутко хотели есть и накидывались на привезенную еду с остервенением. При этом некоторые собаки лежали, не вставая, дрожали и игнорировали еду, находясь в подавленном и полуобморочном состоянии… Многие собаки в этом приюте имеют неадекватное поведение: они запуганы, дрожат, отказываются от еды, поставленной под нос, не выходят из будок…». (Приют «Кожухово», 2009 г.)


Западный опыт


Самый простой и дешевый путь, за который ратует большинство противников собак в городе, — массовая эвтаназия. В пример они приводят западный опыт, где эта процедура якобы разрешена и активно используется. Однако есть одна загвоздка: в цивилизованном мире эвтаназией считается гуманное безболезненное усыпление животного с применением наркосодержащих препаратов, отключающих сознание. Такие средства в России подлежат жесточайшему учету и контролю.


— Именно поэтому они недоступны ветеринарам. Министерство сельского хозяйства разрешило для умерщвления животных применять препарат киллин (от слова to kill — убивать), — говорит Ольга Корзинина. — Киллин обрекает животное на страшную смерть от удушья. После инъекции киллина агония длится от трех до десяти минут.


Следовательно, сегодня массовая эвтаназия животных в России может быть только их массовой мучительной казнью. Кроме того, в приютах развитых зарубежных стран — в Германии, Бельгии, Франции, Англии, и даже на Украине — эвтаназия является не правилом, а исключением.


Г-н Хейкен, директор крупнейшего немецкого приюта, рассчитанного на 1 300 голов и расположенного в Бейерсдорфе (Берлин): «Мы усыпляем животных лишь в исключительных случаях, когда травмы животного несовместимы с жизнью. При осмотре несколькими ветеринарами принимается коллегиальное решение о безболезненной эвтаназии. Каждое животное имеет право на поиск новых хозяев, даже если этот процесс растягивается на годы».


Директор «Дома для животных «Мэйхью» в Лондоне Каролина Уэйтс: «Время пребывания животных в приюте должно быть краткосрочным, за которое животных стерилизуют, вакцинируют, приобщают к человеческому общению (социализируют) и находят новый дом либо выпускают на прежнее место обитания. Приюты должны быть открыты для посещения и должны активно способствовать устройству животных в семьи, иначе приюты станут тюрьмами, где животные обречены на жалкое пожизненное существование или смерть».


Программа стерилизации


За последний год количество бесхозных собак в Москве уменьшилось вдвое. Зоозащитники говорят, что это достижение программы стерилизации и приютов. Ее результаты будут видны не сразу, и самое главное — не стушеваться, не бросить это нелегкое дело на середине пути. Координационно-экспертный совет зоозащитного общественного движения во главе с Ольгой Милюгиной обрисовал несколько наиболее актуальных проблем московской программы.


Финансирование программы должно быть полным и непрерывным. Пока оно приостанавливается в конце каждого года, когда деньги уже закончились, и в начале года, когда они еще не появились. За этот период — в среднем с октября до февраля — поголовье безнадзорных псов успевает критически пополниться.


Пункты стерилизации и приюты. Их количества явно недостаточно. Поэтому, например, подряды на работу с животными получают некоторые живодерские организации.


Программа поиска возможных хозяев для приютских животных. Подобные программы существуют в развитых зарубежных странах. Вот пример: в Хьюстоне (США) из приюта забрали старую, глухую и слепую кошку. Попытки зоозащитников запустить социальную рекламу об устройстве дворняжек в «добрые руки» так и не нашли поддержки у тех людей, от которых это зависит.


Единая система учета и мечения безнадзорных животных — ее попросту нет, и это создает неразбериху во всей сфере контроля.


Несогласованность в действиях властей Москвы и Московской области. В Московской области продолжает работать муниципальная система уничтожения собак на улицах населенных пунктов. Защитники животных вывозят в столицу уличных собак десятками и сотнями, спасая их от отстрелов, а бюджет столицы оплачивает операции подмосковных собак-самок.


Не отменено постановление правительства Москвы, которое разрешает умерщвление приютских животных по истечении полугодового срока содержания их там. Это заставляет опекунов уличных собак саботировать программу стерилизации, пряча и перебрасывая собак с места на место. Цель таких действий — не допустить попадания собак на пункт стерилизации, откуда они должны быть в обязательном порядке отправлены в приюты, где могут быть уничтожены.


По отношению государства к детям, немощным старикам и животным можно судить о здоровье всего общества — том здоровье, где в норме понятия морали, нравственности и сострадания. Гуманное решение проблемы с бездомными собаками — тест всем нам на человечность, практический ЕГЭ по биологии. Главное — правильно ответить на первый вопрос: ведь мы все еще в ответе за тех, кого когда-то приручили?