Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Ксения Cтриж: «Cейчас я подошла к возрасту, когда могу спокойно дружить с женщиной»

Елена Грибкова
20 августа 2008 17:33
1348
0

На фотосессию Ксения прибыла не по-звездному вовремя, заметив, что она очень пунктуальна и ждет других не более десяти минут — потом уезжает. Несмотря на отпуск, Ксении действительно было чем заняться. За несколько часов до встречи с нами она решала хозяйственные проблемы — покупала кровать в свою новую квартиру. Наверное, поэтому разговор сам собой начался прозаически.

На фотосессию Ксения прибыла не по-звездному вовремя, заметив, что она очень пунктуальна и ждет других не более десяти минут — потом уезжает. Несмотря на отпуск, Ксении действительно было чем заняться. За несколько часов до встречи с нами она решала хозяйственные проблемы — покупала кровать в свою новую квартиру. Наверное, поэтому разговор сам собой начался прозаически.

НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Волынцева Ксения Юрьевна, актриса, радио- и телеведущая. Родилась 4 января 1967 г. в Москве. Закончила Щукинское училище, МГУ, факультет радио- и тележурналистики. Была диджеем на радиостанциях «Европа плюс», «Классика», «Радио Шансон», «Авторадио» и др. Вела телепередачи «У Ксюши», «Стриж и другие», «Ночное рандеву» и др.

— Ксения, когда-то вы говорили, что нет в Москве района, где бы вы не кидали свой чемодан, снимая жилплощадь. А теперь вас можно уже поздравлять с новосельем во второй собственной квартире?

— Да, причем, продав свою первую, эту квартиру — побольше и в доме поновее — я купила уже полностью готовую к проживанию, чтобы не делать ремонт. Планировка меня вполне устроила: просторная гостиная, совмещенная с кухней, и спальня. Не знаю, в какой все это выполнено стилистике, но мне там уютно.

— А какие вещи вам создают ощущение дома?

— Свечи, книги… И еще какое-то определенное любимое место. В каждом моем доме оно было разным: то диван, то кресло, то стул на кухне. И что интересно: когда приходят гости, они всегда сразу занимают это мое место. Причем оно никак внешне никогда не было выделено — ни тебе утоптанного пледа, ни весомой промятины. (Улыбается.) Но, видимо, ориентируясь на какое-то шестое чувство, люди мгновенно — шнырь — и его занимали.

— У вас это ощущение дома появилось только с приобретением собственного или существовало всегда, даже в чужих стенах?

— Наверное, всегда. Когда я переезжала на какую-то очередную квартиру, друзья надо мной издевались, говоря друг другу: «Давайте часа через два к ней неожиданно нагрянем и раз — застанем в такой «трудной позе». Но им никогда этого не удавалось сделать: я их встречала уже сидя в креслице, с зажженным торшером, горячим чаем, раскладывая пасьянс. (Улыбается.) Так что «вить гнездо» мне удается довольно быстро.

— А какая вы хозяйка? Почему-то я вас с трудом представляю у плиты…

— Это редко бывает. Мне на это требуется вдохновение. Но хозяйка я неплохая, потому как дома у меня всегда чисто, не забиты антресоли, нет груды грязного белья, всегда есть туалетная бумага и стиральный порошок. И я специально обучилась науке по содержанию дома… Многие ведь не знают обычной логики уборки, начинают метаться, бегать как белка в колесе и в итоге убивают на этот процесс целый день: животное потеет, а толку никакого. А одна моя помощница по хозяйству научила меня, как быстро и какими средствами убрать дом: начать надо со смены постельного белья, потом протирать карнизы, затем все пылесосить, позже вытирать пыль и т. д. И идти надо от спальни, в гостиную, санузел и заканчивать все кухней. Таким образом, за полтора часа, особо не напрягаясь, даже покуривая, я вычищаю квартиру просто до блеска.

 — Как-то вы обмолвились, что в свое время деньги у вас уходили сквозь пальцы, и если бы тогда вы обращались с ними более разумно, были бы уже владелицей нескольких квартир. Сегодня у вас поменялось отношение к собственным финансам?

— Безусловно. Более рационально относиться к своим средствам, что-то экономить меня в свое время научил Макаревич. Как любому безбашенному москвичу, который даже не задумывается о покупке своего жилья, когда есть родительское, мне даже не приходили в голову подобные мысли: весь мир снимает квартиры — и ничего. И я совершенно не думала, что отдаю свои деньги чужим людям, что сегодняшние сто долларов будут иметь уже другую цену через год и т. д. И Андрей мне подсказал, что, возможно, есть смысл не пижонить и не лететь в пятый раз в Соединенные Штаты Америки, а чуть-чуть подтянуть ремешок и купить квартиру… Но и о том прекрасном времени, когда я жила одним днем, ни в коем случае не жалею. Я же не на казино и наркотики деньги спускала. Я тратилась на подарки, вечеринки, приключения, путешествия… Я посмотрела мир… Конечно, были и свои перегибы… Так, в моей тогдашней компании друзей я была самой богатой, поэтому в ресторанах или еще где-то расплачивалась всегда сама. В итоге лет пять в общей сложности они жили полностью за мой счет. Сейчас же у меня очень ограниченный круг близких людей. Всего несколько человек, которых я действительно люблю и всегда им помогу, если будет необходимо.

— А по какому принципу вы приближаете к себе друзей? В одном из интервью вы говорили, что предпочитаете мужское общество, а подруг, как в анекдоте, «всех истребили», потому как нередко они отбивали у вас парней…

— Это было давно, когда я думала, что у меня есть конкурентки. Я же была как женщина очень в себе не уверена. Я вообще живу в гармонии с собой, уверенной в себе, лишь лет с тридцати восьми. То есть всего последние четыре года. Причем я не работала специально над собой — все как-то случилось естественно. Видимо, не случайно говорят, что люди делятся на тех, у кого первая половина жизни яркая и успешная, и на тех, у кого такая же вторая половина. Так вот, я всегда, уже лет с пяти, хотела, чтобы мне поскорее исполнилось сорок. И в юности об этом же думала. Когда при мне вспоминают о чудесной первой любви, школьной поре, студенчестве, я не совсем понимаю, так как мне было жутко некомфортно в этом возрасте. Вот такая ошибка природы. Поэтому именно в настоящий момент я нахожусь в самой своей счастливой поре. И, думаю, лет двадцать, а то и больше, если в шестьдесят из-за курения у меня не начнется маленькая одышка (улыбается), она у меня продлится. И именно сейчас я подошла к такому удивительному возрасту, когда могу спокойно дружить с женщиной. Сегодня меня окружают замечательные дамы, от тридцати до пятидесяти с лишним лет. Видимо, к этому приходишь, как к Богу. Когда вам уже особо нечего делить, есть о чем поговорить, и ты про себя четко знаешь, что чужого тебе не нужно.

— Причина того, что к себе самой вы пришли столь поздно, возможно, кроется в детстве… Читала, что у вас были довольно сложные взаимоотношения с родителями, особенно с мамой…

— Да, если с отцом у нас находились какие-то общие интересы, мы отдыхали вместе, что-то обсуждали и у нас даже появились какие-то совместные «секретики», когда я стала постарше, то с мамой у нас были достаточно прохладные отношения, мы были с ней совсем разные. Не хочется говорить на эту тему, когда уже обоих нет в живых, но, думаю, мама со мной вовремя о чем-то не пошепталась. Она тоже была женщиной самодостаточной, но в то же время я не могу сказать, что ее жизнь удалась. Считаю, что она абсолютно неоправданно пожертвовала своими способностями, талантами ради семьи… Но и я сама не искала с ней контакта. Главное, чтобы был хотя бы один родной человек в семье.

— Но оба родителя, я подозреваю, у вас были люди демократичные, вас не ограничивающие…

— Это правда. Надо мной не довлели. Я левша, и, к счастью, меня не стали переучивать, но из-за этого, чтобы обе руки развивались гармонично, отправили в музыкальную школу при консерватории — учиться играть на фортепьяно. Плюс тогда это было модно, и не оставалось времени болтаться во дворе. Но я ходила туда из-под палки. Мама говорила, что потом я ей скажу спасибо. Но вот уже сколько лет прошло — за все спасибо, кроме этой муки… С тех пор я ни разу не подошла к инструменту. Хотя, когда кто-то играет, мне нравится. Еще мне всегда ставили в пример других девчонок-отличниц, хотя пример весьма сомнительный. Мне было странно, что такие взрослые, уважаемые люди, как мои папа с мамой, ценят в человеке такой явный фуфел, как «пять» по математике. А отметка же — случайность, зависимая от настроения учителя, и совсем не показатель. Сколько раз у меня стояло «отлично» по математике, когда я не знала ничего. А вообще я вам скажу, что не зря существует поговорка: «Берегите свои комплексы — из них вырастают банки и офисы».

— Видимо, это как раз ваш случай: вы же мечтали о славе, чтобы ваше имя прозвучало, и уже в три года решили стать артисткой…

— Да, но в моем случае — это не когда всю жизнь кому-то что-то доказываешь, а хотя бы знаешь, как это сыграть. А в том, что я стану знаменитой, у меня действительно даже не было сомнений. Я всегда чувствовала, что если точно сформулировать свое желание, оно всегда исполняется. Поэтому никогда не раздражалась и не паниковала, когда в театральном институте на меня не ставились никакие спектакли, не было серьезных ролей… С моим амплуа было сложно определиться… Единственное — мое будущее почувствовал наш педагог Катин-Ярцев, светлая ему память. Юрию Васильевичу я очень благодарна, он дал мне ответы на многие мои вопросы и, что важно, утвердил в мысли, чтобы я спокойно дожидалась своего звездного часа. Он говорил: «В тебе живет еж, и к окружающим ты относишься лучше, чем к самой себе».

— Актерство вы выбрали, чтобы продолжить династию?

— Года в четыре, когда только познаешь жизнь, и все чувства, запахи, ощущения наиболее острые, — я была за кулисами театра. Оттого, видимо, и выбор. Правда, когда я вошла в возраст для поступления, отец был против. Хотя и отдавал себе отчет, что это уже неизбежно, до последнего надеялся, что я провалюсь… Но я, между прочим, считаю: любой девочке полезно закончить театральный вуз, как институт благородных девиц. Можно не становиться артисткой, но так, для общего развития. К тому же нам еще повезло: мы учились у таких мэтров! А сейчас преподают уже чуть ли не мои однокурсники.

— Есть области, которые еще хотелось бы освоить?

— Я бы голландский язык выучила. Или норвежский. Или датский. Но одной мне это делать скучно. Я пробовала как-то раз осваивать немецкий с группой товарищей, но вскоре они ушли в запой, а я завязала с языком, потому как одна не справилась. По этой причине я не могу быть свободным художником — мне обязательно нужно ходить регулярно на работу, быть связанной прямым эфиром. А в отсутствие строгого графика я буду бездельничать и валяться на диване. Правда, от радио я сейчас отдыхаю в течение года, но своеобразный его аналог — моя программа на музыкальном телеканале «Ля-минор». Хотя не исключено, что с нового сезона я возобновлю работу на радио, которую прекращала в связи с крайней загруженностью на двух телепередачах: «Доброй ночи» и «Как найти мужа?».

— Поиски избранника завершились успехом? Когда ждать свадьбы?

— Не скрою: я влюбилась на этом проекте. Опять-таки только по той причине, что я открыла свое сердце для новых отношений. Хотя поначалу воспринимала все только как очередную работу. Но вы не ждите свадьбы в эфире. Ее не будет. Мы пока только встречаемся. Да и основная цель передачи была не замужество, а именно встреча со своим человеком.

— В данный момент у вас нет разочарования по поводу отсутствия громких ролей в кино, театре?

— Нет. Во-первых, театральный проект сейчас как раз наклевывается. Да и в кино есть предложения. Зовут на главную роль. Но еще рано об этом говорить — идет подготовительный период.

— Стройность вам помогает сохранять спортивное прошлое?

— Отчасти. Я очень интенсивно и с удовольствием занималась спортом в детстве, посещала разнообразные секции во Дворце пионеров на Ленинских горах — легкая атлетика, баскетбол, фехтование, велосипед, и у меня всегда был культ тела. И сейчас я уже на уровне инстинкта, если мне предложат на выбор съесть офигительно вкусное блюдо или просто полезное, — я тут же предпочту второе. Причем никак себя в этом смысле не ущемляя. Так вышло, что здоровая еда мне нравится. У меня не бывает, чтобы я не могла полночи заснуть, вспоминая, что отказала себе в эклере. А помимо сбалансированного питания для поддержания формы я зимой хожу в бассейн и еще занимаюсь растяжкой, классическим станком.

— Вы живете по плану, программируя себя на десятилетие вперед?

— Да. У меня есть задачи, которые должна выполнить до пятидесяти. Правда, я иногда опаздываю. Так, сказала вот себе, что в сорок куплю квартиру побольше, а купила вот к сорока двум… К сорока я планировала также встретить и мужчину, с которым уже останусь окончательно… Вот не знаю сейчас, то или не то, стараюсь об этом не думать… А до пятидесяти нужно обязательно сняться в каком-то классном полном метре, сыграть в паре качественных спектаклей, закрепиться за какой-нибудь радиостанцией, потому как это неплохой кусок хлеба в старости, и приобрести квартиру-студию на море. Российском. Где-нибудь в Калининграде, Светлогорске или в Севастополе, Геленджике…

— Вы авантюристка по натуре?

— Однажды, еще в школе, когда наша компания отправилась на каток в парк Горького, я схватилась за всех и поехала, отчаянно делая вид, что буквально родилась на льду, и никому так и не сказала, что до этого не вставала на коньки. И сегодня, если мне предложат, например, взять в руки скрипку, я не признаюсь, что не умею, а буду пытаться играть, и, думаю, у меня получится. Просто из вредности. (Улыбается.)