Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Евгения Брик: «Я училась в школе, которую закончили Тодоровский и Абрамович»

Ее девичья фамилия — Хиривская, собственно, под ней она и начала сниматься

Елена Грибкова
15 апреля 2009 19:55
3670
0

Но, став радиоведущей, убедилась, что на слух лучше воспринимается что-то более короткое и звонкое, а поскольку фамилию своего супруга, режиссера Валерия Тодоровского, она не взяла, то в итоге выбрала бабушкину. Так что фамилия родная, не в честь Лили Брик, и она ее уже неплохо зарекомендовала. Последняя из ее работ — «Стиляги», где она запомнилась комсомолкой, поющей рэп. Как раз после того, как фильм выиграл в четырех из восьми номинаций «Ники», «МК-Бульвар» встретился с актрисой.

Но, став радиоведущей, убедилась, что на слух лучше воспринимается что-то более короткое и звонкое, а поскольку фамилию своего супруга, режиссера Валерия Тодоровского, она не взяла, то в итоге выбрала бабушкину. Так что фамилия родная, не в честь Лили Брик, и она ее уже неплохо зарекомендовала. Последняя из ее работ — «Стиляги», где она запомнилась комсомолкой, поющей рэп. Как раз после того, как фильм выиграл в четырех из восьми номинаций «Ники», «МК-Бульвар» встретился с актрисой.


НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Евгения Брик, актриса. Родилась 3 сентября 1981 года в Москве. Окончила РАТИ.
Снималась в сериалах: «Марш Турецкого-3», «Каменская-3», «Матрешки», «Бухта Филиппа»; в фильмах: «Подмосковная элегия», «Граф Монтенегро», «Тиски», «Стиляги» и др.


— Евгения, поздравляю, насколько ожидаем был столь доблестный результат?
— Чего скрывать, конечно, хотелось победы, ведь столько сил было вложено в этот проект. Но сказать, что успех был ожидаем, — нет. Конкуренты у нас были мощнейшие. Поэтому очень волновались. Сидели, и сердце стучало в висках. Зато потом так радовались! Приятно, что наш труд оценили и зрители, и академики.
— Теперь самое время почивать на лаврах и отдыхать. Как предпочитаете это делать?
— Путешествуя. Мы как раз только что вернулись из Штатов, где летали на Гавайские острова, в Лос-Анджелес, в Нью-Йорк, исколесили всю Америку. Но если вы имеете в виду просто выходные, то мне нравится лежать на диване, с мужем, с нашим палевым лабрадором Никой, смотреть кино, пить чай с чипсами, тортом, разговаривать… А вот пресловутый пляжный отдых точно не для меня. В какой-нибудь Египет или Турцию я никогда не полечу, чтобы неделю провести только на море.
— Я не ослышалась по поводу торта? А как же профессиональные диеты?
— О чем вы говорите! Я сладкое поглощаю в огромных количествах, это моя трагедия! А по шикарному кардиотренажеру у нас дома уже ползают пауки. (Смеется.) Три года на него никто не вставал. Прямо стыдно об этом говорить. (Улыбается.) Но как-то фитнес не сильно увлекает… Все эти бассейны, групповые занятия с кучей потных людей с железяками…
— Вы явно девушка строгая, во время нашей фотосессии практически не улыбались. А в детстве вам нравилось кривляться и передразнивать окружающих?
— Не сказала бы. У меня было полно комплексов. Мой папа, кандидат физико-математических наук, всю жизнь неравнодушный к искусству, любил меня фотографировать, а я вечно сопротивлялась — терпеть не могла позировать. А вот мама, будучи девчонкой, как раз хотела стать актрисой, театроведом. Видимо, то, что я пошла в ГИТИС, — во многом ее влияние. Как и то, что, учась в английской спецшколе, а позже в знаменитой школе № 232 при Щепкинском театральном училище, которую закончили Валерий Тодоровский и Роман Абрамович (ныне там висят их портреты), параллельно я окончила музыкальную школу по классу фортепьяно. Как и моя сестра Лера, которой сегодня 16 лет, и она студентка Гнесинки. Мама о сцене мечтала, но в итоге полностью посвятила себя семье, став домохозяйкой, мамой двух дочек, причем весьма ответственной, — мы всегда были вместе, я ведь даже порог детского сада не переступала. В эти беззаботные годы мне было так хорошо, что я с огромной радостью пережила бы свое счастливое детство вновь. Есть люди, которые себя плохо помнят в этом возрасте, а я — прекрасно!
— Наверное, особенно ярко отпечаталось участие в показах Дома моделей на Кузнецком Мосту. Как вам роль маленькой советской манекенщицы?
— Да, я ее играла с пяти лет до тринадцати. По моей фигуре шили одежду, фотографировали, потом публиковали в популярном журнале мод, а кроме того, все эти платья и пальто мне потом оставляли, и я везде выглядела нарядной, модной. Иной раз я слышала: «Этот костюм такой нелепый, давайте наденем на Женечку, она сумеет его правильно подать». (Смеется.) Естественно, мне все это нравилось, к тому же и деньги я в семью уже таким способом приносила. Помню, с этих съемок мы обязательно возвращались домой на такси.
— С такой биографией вы наверняка с юных лет пользовались бешеной популярностью у противоположного пола…
— С мальчиками я обычно дружила. Причем не была пацанкой, не играла с ними в футбол, не лазила по крышам, а именно общалась, причем с двумя-тремя одновременно. Не скажу, что моя юность прошла в безумных романах. Нет. Поклонников было много, но я никогда не была особенно влюбчивой. Я, наверное, могу себя отпустить в этом смысле, но вообще не из тех, кто теряет голову. Привыкла всегда анализировать: а насколько серьезны эти взаимоотношения, нужны ли они мне…
— В вашем воображении существовал некий образ вашей будущей половинки?
— Мне хотелось, чтобы мой будущий муж был похож на папу. Отца считала идеалом мужчины. Я видела своего избранника таким же умным, красивым, заботливым, с которым бы мы жили вместе так же долго, как мои родители…
— Значит, в вашем случае это здорово, что Валерий старше вас на девятнадцать лет?
— Несомненно. Мой папа тоже намного старше мамы, а, как известно, дети зачастую перенимают жизненный сценарий родителей.
— Но нельзя не отметить, что ваш супруг выглядит чрезвычайно молодо…
— Несмотря на то что курит. Я на него не давлю, но надеюсь, что бросит…
— Не раз писали, что вы познакомились на кастинге к сериалу «Закон», куда вы не попали, зато попали в сердце продюсера… Не сомневаюсь, что в начале вашего романа появилось множество «доброжелателей», которые отговаривали вас от встреч с человеком столь известным… Было такое?
— На подобные темы я разговариваю только с мамой.
— Как складывались отношения с вашим замечательным тестем, Петром Ефимовичем Тодоровским?
— Не представляете, какой жуткий страх сковывал меня перед знакомством с родителями Валеры. Но мне, видимо, повезло — приняли хорошо, не было совсем никакого напряжения. И поскольку у нас дома рядом на одном участке стоят, мы видим друг друга каждый день.
— В каких последних проектах вы снимались?
— Один полный метр под названием «Моя взрослая дочь», другое кино — с Мариной Нееловой, а третья телекартина на днях прошла — «Любовь как мотив», где я снималась с Верой Алентовой и Сергеем Угрюмовым.
— Начав рано зарабатывать, вы с тех пор научились правильно распоряжаться своими финансами?
— Я никогда не жалею денег на вкусную еду. Вы не представляете себе, как я практически одновременно могу поглощать и соленое, и сладкое… Готовить люблю (суп и спагетти с разными соусами — коронные блюда), собирать любопытные рецепты. Когда мы с мужем приходим на ужин к Ярмольникам, я нахожусь в исключительном восторге. Оксана не только талантливый художник, но и кулинар превосходный, обладающий настоящим даром и гениально совмещать продукты, и чудесно накрывать стол! Слава богу, я достаточно эмоциональная, разговорчивая, энергичная, и все лишние калории у меня сжигаются — и я не поправляюсь от постоянного чревоугодия. Кроме того, я киноманка, громадные суммы могу потратить на старые и новые фильмы, особенно с любимыми актрисами: Кейт Бланшетт, Хилари Суонк, Дженнифер Коналли, Ритой Хейворт, Ингрид Бергман… А что касается одежды, тут я гораздо более спокойна — в свое время ведь настоялась уже в примерочных. К тому же я так привыкла к красивым вещам, что они всегда есть. У меня тетя живет в Стокгольме, и она меня всегда задаривала помимо Дома моделей. Сейчас я вполне могу себе позволить надеть нечто небрендовое, недорогое, если мне это идет. Не вижу смысла тратить сумасшедшие деньги на именные тряпки. Одним словом, я не особенная транжира, но и откладывать на черный день не умею.
— Вы чрезвычайно органичны в своем образе в «Стилягах», но скажите, если бы Тодоровский утвердил вас на роль Пользы, ту, что сыграла Акиньшина, он бы вас раздел на экране?
— Конечно, все бы точно так же сделал. Муж — это одно, а режиссер — другое. Но Валера настолько щепетилен в этом вопросе и так редко использует столь прямые ходы… А если и использует, то настолько изящно, что актрисам это не может быть стыдно никак. Если же говорить в принципе об обнажении на площадке, то подобная практика в моей биографии уже была девять лет назад, когда я в бельгийском проекте играла проститутку и танцевала стриптиз. Я была немного шокирована, когда потом посмотрела сериал, — получилось все слишком откровенно и неэлегантно. В настоящий же момент… Понимаете, если я принимаю какое-то решение, даже сниматься в чьей-то картине обнаженной, Валера мне не будет ничего запрещать, я в этом уверена. Но я обязательно с ним посоветуюсь, покажу сценарий, потому что мне важно его мнение. Даже частичное раздевание должно быть уместным, логичным, и я должна безгранично доверять режиссеру. А пока я мало видела отечественных лент с поистине красивыми постельными сценами.
— В «Стилягах» вы неплохо поете. Нет планов сыграть в каком-нибудь мюзикле?
— Петь на сцене?! С удовольствием! Да и от участия в интересном драматическом антрепризном спектакле не отказалась бы. А вот находиться в труппе репертуарного театра, каждый день репетировать, вечером играть, вариться в этом коллективе — нет, это мне не близко. Я индивидуалистка.