Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Алена Свиридова: «Для меня наше телевидение — сдохло»

Даже недобрые музыкальные критики обычно называют Алену «девушкой, приятной во всех отношениях».

Валентина Пескова
15 апреля 2009 19:29
2169
0

Буквально от всего, что делает эта артистка, веет хорошим вкусом и завидными манерами. Ее песни полны авторской фантазии, образ с годами становится все более лощеным, и даже светские сплетни о ней выглядят вполне благородно. «МК-Бульвар» встретился с Аленой и получил весьма откровенные ответы на многие вопросы.

Буквально от всего, что делает эта артистка, веет хорошим вкусом и завидными манерами. Ее песни полны авторской фантазии, образ с годами становится все более лощеным, и даже светские сплетни о ней выглядят вполне благородно. «МК-Бульвар» встретился с Аленой и получил весьма откровенные ответы на многие вопросы.

— Алена, до появления вашего последнего хита «Пока» от вас довольно долгое время не было слышно новых песен, и пресса переключила все свое внимание на вашу личную жизнь. Вы тогда устали от сцены и пожертвовали карьерой, чтобы раствориться в чем-то другом?

— На тот момент я действительно влюбилась, у меня родился второй ребенок, и моя личная жизнь стала для меня гораздо интереснее, нежели все остальное. У меня и тогда было много хорошего музыкального материала. А то, что это не имело широкой огласки… Значит, людям было нужно что-то другое.

— Какое-то время вы ходили по радиостанциям с новыми песнями, а их не брали со словами: «Здесь аранжировку попроще сделайте, здесь текст перепишите».

— Да, и сначала я даже соглашалась. А потом сказала: «Поцелуйте меня в задницу, дорогие друзья. Это была минута слабости, я пыталась играть по вашим правилам. Раньше я никогда этого не делала и не буду делать впредь». Имею полное право.

— И вы ушли «налево» — взялись за театр, кино и книги.

— Есть много интересного, чем можно заниматься. Я вообще считаю, что жизнь нам дана не для того, чтобы ставить какую-то цель и, разбивая лоб, к ней идти. Я живу, потому что мне это интересно. Я пишу песни, потому что получаю от этого удовольствие. И мне повезло, что они интересны не только мне. А твое попадание в телеэфир зависит от конкретного вкуса конкретного дяди Васи, не более того. Возможно, если бы у меня не было работы, мне не на что было бы жить — наверное, тогда меня бы это волновало. А так меня это не волнует априори. Моя концертная деятельность, которая меня кормит, поит, обувает и дает возможность существовать, не прекращалась никогда. У меня налаженный конвейер, который прекрасно работает. Я всегда летаю бизнес-классом, меня всегда встречают на хороших машинах, я живу в прекрасных гостиницах. Меня буквально целуют в попу, и кого там видно или не видно в телеэфире — мне глубоко начихать. Три месяца каждую неделю шел проект «Суперстар». Разве его кто-нибудь видел?

— Видели. И там, в рамках шоу, вам каждую неделю придумывали новые образы. А вас самой — певицы Алены Свиридовой — нигде нет.

— Да я стою в ротации на всех цифровых каналах. Клип на песню «Пока» крутят на MTV, на VH1, на Musicbox. На MTV была программа «13 злобных зрителей», и этот клип с воплями и визгами молодняка занял первое место. Да и шоу «Суперстар» меня показало как артистку абсолютно с разных сторон, за что им большое спасибо. Я бы никогда в здравом уме не спела песню группы «Руки вверх!» «Целуй меня везде, 18 мне уже». Это можно сделать только под утро в состоянии глубокого опьянения. А здесь был такой нонсенс. Это было очень смешно, и я искренне веселилась. Понимаете, сейчас ведь даже молодняк телевизор не смотрит — все сидят в Интернете. Я и сама телевизор почти не включаю, разве что иногда — канал Discovery, музыкальные каналы или просто хорошие фильмы. Ну и ребенок мультики смотрит. Так что телевидение — сдохло. Можете так и написать.

— Алена, а кто ваш первый слушатель? Кому вы показываете свои новые песни?

— Как правило, это аранжировщик. Тут ведь такой процесс… физиологический. При рождении песни, как и при любом полноценном зачатии, должно присутствовать два человека. Необходимы новые мысли, новые идеи. И если ты совпадаешь с этим вторым человеком, это просто счастье. Песня ведь не пишется за один раз. Я могу написать ее дома под гитару: унца-дрица-ун-ца-ца. Или за роялем. Или просто в голове. А дальше ты вдруг видишь, как из этого скелета появляются ручки-ножки, вылупляется совершенно другое существо. Наблюдая за этим процессом, ты находишься в полной эйфории. Это не сравнится ни с какой любовью, ни с каким сексом.

— Вы от каждой песни испытываете такое удовольствие? Разочарований не бывает?

— Бывает, что возникает ощущение импотенции. Когда ты делаешь-делаешь, а получается какой-то уродец. Смотришь — гоблин появился на свет. Это сильно обламывает. Тогда ты едешь домой в крайне подавленном состоянии и с ощущением собственной бездарности.

— Что говорит ваш маленький сын по поводу творчества мамы?

— Он мои песни пока не понимает, но очень тонко чувствует. Ведь по большому счету их развеселыми не назовешь. И тексты там непростые. Но я в детстве тоже любила взрослые песни, драматически наполненные, с глубокими переживаниями. Я ничего не понимала, но в пять лет уже слушала Вертинского и до сих пор помню, какие эмоции при этом испытывала. Гриша занимается в музыкальной школе, и я часто в студии сижу с ним за роялем. Иногда мы вместе поем детские песни, а иногда он просит, чтобы я спела ему свои. Сидит, слушает, а потом говорит: «Мама, хорошо-о ты поешь, красиво». Меня это умиляет. У него явно артистический склад характера, и я была бы счастлива, если бы мой младший сын выбрал ту же дорогу, что и я.

— А как относится к вашему творчеству старший сын?

— Это надо у него спросить. Он другой по характеру. Он человек закрытый и не может просто так, как Гриша, похвалить: «Мама, хорошо ты поешь…». Мы с ним таких разговоров не ведем.

— Он уже закончил учебу в Канаде?

— Нет, он еще учится. Но давайте на этом закроем тему детей.

— Алена, есть сейчас какой-то творческий проект, над которым вы работаете?

— Рассуждать о будущих проектах — занятие гиблое. Поэтому я всегда говорю исключительно постфактум, когда уже все сделано. Так что буду молчать, как пленный партизан.

— А потом выйдет ваша новая книга, и все будут говорить о ней как о новом блокбастере.

— Ну да. (Смеется.) Вот выйдет новая книга, надеюсь, хорошая. И тогда я приложу все усилия для того, чтобы о ней узнали потенциальные читатели.

— Я прочитала ваше «Чемоданное настроение». Купила случайно. Начала читать прямо в магазине и когда дошла до фразы, которой вас напутствовал Артемий Троицкий перед съемкой на обложку Playboy: «Свиридова, не ссы», поняла: надо брать.

— Книжка мне, честно говоря, доставила много радости и продолжает доставлять. Книга — процесс более долгоиграющий, нежели песня. Совсем уж негативных отзывов о ней я не слышала. Она либо сильно нравится, либо не нравится вообще. Из тех, кому не нравится, — слышала несколько мужских мнений. Женщинам — практически 99,9% нравится. Потому что там слишком много вещей, которые…

— Мужчин могут обидеть…

— …которые очень важны для женщины. А мужчины так глубоко не копают. Они видят только первый слой и действительно обижаются. Хотя зря. Мне кажется, в этой книжке, как и в обычной жизни, я была достаточно склонна к самоиронии. Я для самой себя являлась первым объектом для смеха, а потому так же легко подкалывала остальных.

— По-моему, у ваших знакомых все-таки были основания обидеться. Подколки у вас там довольно жесткие. Как вы сами сказали в одном из интервью: «Я — прямая, как швабра», так и написать решили?

— Мне тут недавно заявили: «У тебя все эмоции на лице написаны». А я подумала: «А мне и не нужно мимикрировать». Мне не нужно под кого-то подстраиваться, сглаживать, замазывать, притворяться, обходить острые углы. Поэтому что есть, то и луплю. Но самое главное, что я никогда сознательно никого не обижаю. Если что и говорю, то, как правило, не обидно. И мне кажется, те люди, над которыми я глумлюсь, могут мне в принципе ответить тем же. На самом деле я ко всем отношусь очень трепетно. И мне людей всегда очень жалко. Потому что они, во-первых, не ведают что творят, а во-вторых… (Смеется.) Особенно мне жалко женщин.

— Это я поняла из вашей книги.

— Мне так хочется, чтобы они были счастливы. Мне кажется, каждая женщина достойна любви и счастья. А вот среди мужчин я — засланный казачок, потому что с детства провожу с ними большую часть своего времени. Я их тоже очень люблю, раньше мне даже хотелось быть мальчиком, что я в себе и культивировала.

— Дедушка вас даже стриг под мальчика.

— Да. Мне всегда хотелось делать то же, что и они, — играть на гитаре, лазать через заборы. С девчонками мне было не так интересно. С мальчишками — веселее. У меня до сих пор остались развлечения такого рода: полетать на самолете, прыгнуть с парашютом. Я вот совсем недавно, совершая вечернюю пробежку возле храма Христа Спасителя (Алена живет в центре Москвы), когда один из выходов был уже закрыт, не задумываясь запрыгнула на какую-то тумбу и спрыгнула с ворот на землю. Мне даже в голову не пришло, как любой нормальной женщине, пробежаться и поискать другой выход.

— Это правда, что вы расстались со своим гражданским мужем Дмитрием?

— Рассталась, да. Полтора года назад. Мне нечего сказать на эту тему. Все рано или поздно заканчивается, ничего нельзя утверждать или удержать навечно. Я рада, что у меня был такой период в жизни.

— А как же многолетние счастливые браки?

— Не всегда эти браки счастливые, к сожалению. Это привычка, общий быт, какая-то физиологическая, родственная связь. Но часто в таких отношениях исчезает именно то, ради чего стоит вместе жить. В любом случае совместная жизнь — процесс очень трудоемкий, тут никто не знает рецептов. Мне кажется, что если и возможен вариант «Они жили долго и счастливо и умерли в один день», то только в единственном браке.

— Разве после нескольких «неудачных попыток» человек не может встретить свою настоящую любовь и на ней остановиться?

— Ну, возможно, когда мне будет семьдесят… (Смеется.) Возможно, это и есть самый правильный способ существования. Но лично для меня единственный брак был бы невозможен по причине моего слишком пытливого ума. Я вышла замуж очень рано, у меня рано родился первый сын, и когда я вдруг поняла, что моя жизнь после этого больше не изменится, — мне стало страшно, я удрала. Вероятно, на чей-то взгляд, у меня абсолютно безалаберная жизнь, но я не люблю стабильность. Меня не пугают повороты судьбы, потому что мне всегда интересно: а что будет дальше? Я пропускаю жизнь через себя, потому что она слишком всеобъемлющая, чтобы выбрать что-то одно.

— То есть вы считаете, что брачные узы и дальнейшее развитие несовместимы?

— Возможно, брак и есть самая безопасная бухта, но мне кажется, что в ней ничего не происходит. Поэтому пусть меня лучше пока поштормит и покидает. Во всяком случае, мне будет о чем написать.

— То есть все-таки ждать нам от вас второй книжки?

— Думаю, да. Как сказал кто-то из великих: одну книжку может написать каждый идиот. А вот по второй уже видно, идиот он все-таки или нет. Поэтому написать вторую книжку мне было бы очень интересно. Хотя, конечно, неприятно было бы прийти к мысли о последнем.

Кстати

Алена Свиридова была трижды замужем.

Первый cтуденческий брак певицы продлился три года. Вторым официальным супругом Алены стал американский бизнесмен Генри. Третий муж певицы — украинский манекенщик Дмитрий Мирошниченко.