Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Гарик Харламов и Тимур Батрутдинов: «Хотелось бы попасть в золотой фонд юмора. Или хотя бы медный»

Гарик Харламов и Тимур Батрутдинов опоздали на интервью почти на два часа. И виноваты в этом были не пробки, а огромная загруженность резидентов «Комеди Клаб» во всевозможных съемках

Юлия Малинина
28 января 2009 17:46
6156
0

Они приехали уставшие, голодные и не склонные шутить. Наверное, поэтому разговор о юморе вели совершенно серьезный.

Они приехали уставшие, голодные и не склонные шутить. Наверное, поэтому разговор о юморе вели совершенно серьезный.

— Готовясь снимать фильм-пародию, вы ходите на громкие премьеры как на работу, чтобы выбрать моменты для пародии? Или идете в кино как простой зритель и только потом решаете что-то из фильма взять?

Гарик: И так, и так. То есть изначально мы идем на фильм, как все нормальные люди, а потом уже начинаем с ним работать. И пересматриваем фильм-оригинал очень много раз, замусоливаем его до дыр, чтобы понять, что именно можно пародировать. Например, мы не можем пародировать суть фильма «12», потому что это очень серьезная картина. Но можем найти что-то смешное непосредственно в персонажах. То же самое с фильмами «Жара», «Мы из будущего», «Ирония судьбы. Продолжение». Хотя что касается «Иронии…», там мы пошутили как следует. (Смеется).

Тимур: Ну, и конечно, мы исходим из проката того или иного фильма. Если фильм пользовался успехом, если его посмотрело максимальное количество людей, то они узнают в нашей пародии те ситуации, которые мы обыгрываем.

— И то же самое касается телепередач, которые у всех на слуху, которые все обсуждают?

Гарик: Конечно. То есть мы не берем, например, «Контрольную закупку»…

— А можно было бы. Передача-то довольно популярная.

Гарик: Ну, можно, конечно. Но «Дом-2» смотрят больше, и его стебать веселее. Или, например, передачу «Такси». Из нее больше юмора можно выжать, чем из «Контрольной закупки».

— А к американским пародиям как к некому учебному пособию обращались? То есть я понимаю, что какой-нибудь «Голый пистолет» или «Очень страшное кино» вы, скорее всего, видели миллион раз, но тем не менее…

Гарик: Неоднократно. Но тут есть еще и другой фактор. У нас, к сожалению, отсутствует жанровое кино. То есть американцы делают «Очень страшное кино» по ужастикам, а «Супергеройское кино» — по фильмам про супергероев, а у нас все пародии из картин разных жанров. И надо собрать эти фильмы так, чтобы был стройный сюжет. В первом «Самом лучшем фильме» нам просто не хватило фильмов для пародий, и не оставалось ничего, как придумывать что-то самим. Это было ошибкой.

— Вы сами поняли, что это ошибка? Или подсказал кто? Те же кинокритики, например.

Гарик: Мы не ханжи и воспринимаем критику всегда нормально. Она, наоборот, стимулирует нас на исправление ошибок. Мы хотим добиться идеальной комедии когда-нибудь. Хочется верить, что мы уже на пути к этому. (Улыбается). Но за что я хочу сказать большое спасибо первому фильму — это за то, что он был первым в своем жанре и показал нам те самые ошибки.

Тимур: Пародия для нашей страны — жанр совершенно новый. Это как по минному полю идти, прощупывать, так или не так. Единственное, на что можно было опираться, — это цукеровские пародии. Но, как выяснилось потом, чисто цукеровские пародии для российского зрителя тоже не подходят.

Гарик: Ну да, у американцев, например, не важен сюжет. Возьмем любое «Очень страшное кино»: там сюжета как такового нет, там просто идет красной линией какая-то история. А наш зритель не воспринимает фильмы без сюжета, просто набор гэгов их не устраивает. И это, наверное, хорошо.

— А «Аэроплан»? Там четко сформулированный сюжет.

Гарик: Ну вы вспомнили, ему лет-то сколько!

— Но это же классика.

Гарик: Жанр пародий тоже делится. «Аэроплан» — это фильм, в котором появляются кусочки пародий на другие фильмы, а не чисто пародийная картина.

— Я вижу, вы хорошо разобрались в жанре пародии. А чему-то еще новому на съемках научились?

Тимур: Мне лично, наоборот, пригодился старый опыт, который я приобрел в телешоу «Цирк»: некоторые сальто в фильме я делал без проблем, на «автомате». А из нового… Мы сделали то, что, наверное, никогда бы не сделали, если бы не этот фильм: купались в Останкинском пруду. Для меня это большое событие. Я и детям своим буду говорить: вот это Останкинский пруд, не купайтесь в нем никогда, потому что ваш папа уже это сделал. (Смеется).

— Кстати, о детях. Вы говорите, что «Самый лучший фильм-2» могут смотреть и дети, и пожилые люди, в отличие от первого…

Гарик: Да, и сделали мы это потому, что в первом фильме хоть и было написано «Дети до 18…», мы все прекрасно знаем, что люди приходили с детьми. И хотя здесь ответственность целиком и полностью ложится на родителей, нам стало как-то не по себе. Нехорошо это.

Тимур: Неудобно как-то перед детьми получилось. (Улыбается).

Гарик: Да и перед родителями тоже.

— Самый лучший для вас фильм — это…

Гарик: «Крестный отец».

Тимур: А я не ограничиваю себя: если мне понравился фильм, я до конца буду считать его лучшим. А фильмы, которые на меня произвели впечатление, которые я несколько раз пересматривал, — это «Амели», «Пятый элемент», «Люди в черном». Не скажу, что это шедевры кинематографа, но фильмы, которые можно пересматривать по нескольку раз, свидетельствуют о качестве. «На игле» мне тоже нравится. А из последнего — «После прочтения сжечь». И вообще Коэнов я очень люблю.

— Но вы только иностранные называете…

Гарик: А вы про наши спрашиваете?

— Нет, я просто обращаю на это внимание, что вы называете только иностранные.

Тимур: Наш кинематограф, на котором мы выросли, нравится весь. То есть если из зарубежных приходится выбирать, то из наших — все: эти фильмы не сравнишь ни с одним из тех, что мы перечислили.

Гарик: Да, вся классика советского кино.

— А самый лучший для вас отдых — какой? Я просто смотрю, вы замученные совсем, уставшие.

Тимур: Берег моря, солнце и… выключенный телефон.

— То есть ленивый? Чтобы лежать и ничего не делать?

Тимур: Если честно — да. Потому что жизнь наша переполнена событиями.

Гарик: Даже что касается праздников. У большинства людей праздники и есть отдых, а у нас праздники — это самая работа. Новые года, дни рождения, свадьбы и так далее. Я уже не помню, когда сам справлял что-то. Чаще всего мы поздравляем совершенно незнакомых нам людей. Это неплохо, но это, конечно, отражается на личной жизни.

Тимур: У нас нет рабочей недели: пять рабочих дней и выходные — суббота с воскресеньем. Даже когда в клуб ночной придешь, не отдыхаешь там, потому что все идут с тобой общаться, фотографируют, и надо работать как минимум лицом.

Гарик: Загруженность колоссальная. Я спал вчера три часа. И сегодня, скорее всего, больше не получится. И поэтому это все влияет на настроение, раздражение…

— А чем стимулируете себя?

Гарик: В том-то и дело, что ничем. Тем, что знаем: нужно делать передачу. Каждую субботу. Хочешь ты, не хочешь, болеешь, не болеешь, что бы у тебя ни было в жизни, какое бы ни было настроение. Человек, который приходит на наш концерт, не должен даже на долю секунды задуматься, что у меня, например, температура сорок или Тимуру срочно нужно ехать домой. Мы должны нести позитив. И в силу большой загруженности, когда практически нет времени, приходится бороться с собой.

Тимур: Но при этом, с другой стороны, я преклоняюсь перед людьми, которые в пять утра встают на работу, час стоят на остановке, ждут своего автобуса…

Гарик: Да, но я не смог бы жить такой жизнью.

— Но в то же время вы не живете и по тому графику, по которому, наверное, хотели бы жить?

Гарик: Нет, конечно. Но я бы и не смог так: утром встал, пошел на работу, вечером пришел с работы, вымыл посуду, выбросил мусор, погулял с собакой, лег спать. И так каждый день, в течение всей жизни. Мне кажется, это очень грустно.

Тимур: В этом плане нам, конечно, грех жаловаться, потому жизнь наша пестрит событиями, поездками, лицами, новыми знакомыми…

Гарик: Да, очень, очень много новых людей. Большинство людей не видели дальше своей улицы, своего города. А мы благодаря нашей профессии посмотрели всю Россию, практически в каждом городе у нас есть знакомые, друзья. И поэтому как бы мы ни уставали, то, чем мы занимаемся, нам нравится. Но приходится чем-то жертвовать. И это личная жизнь, свободное время.

— Резиденты «Комеди Клаб» сейчас расползлись буквально по всем телеканалам. Не боитесь надоесть, как это было с «Аншлагами», «Смехопанорамами»?

Гарик: Да, есть такое. Но я никогда не говорил об «Аншлаге» или Петросяне и его творческом коллективе какие-то плохие вещи. Они вырастили свое собственное поколение, для которого продолжают оставаться любимыми. Но для нового поколения они не подходят. Наше же поколение растет вместе с нами. То есть нам сейчас по тридцать, и мы шутим для людей такого же возраста. Будет нам под сорок, и мы будем шутить тем юмором, который будет веселить 40-летних людей. Но, сто процентов даю, появятся новые лица, которые будут шутить для молодежи, для 18-летних. Эта эволюция все равно произойдет. Что касается надоедания, мы можем надоесть, если у нас упадет качество юмора; мы можем надоесть, если мы будем заниматься всем чем угодно, кроме того, что у нас получается лучше всего.

Тимур: И, конечно, главное вовремя уйти. У «Мумий тролля» есть такая строчка в песне: «Всем телепрограммам однажды приходит конец». Так оно и есть. Всему свое время. Пока мы в состоянии что-то делать, мы это делаем.

Гарик: Недосказанность — это плохо. Но и пересказанность — тоже. Наша задача — сохранить наш собственный уровень, не потерять свою аудиторию. Но в какой-то момент мы уйдем в ранг «дедов», то есть из мейнстрима перейдем в золотой фонд юмора. Или серебряный. Или даже хотя бы медный. (Смеется.)

Игорь Юрьевич Харламов родился 28 февраля 1980 года в Москве. Подростком переехал жить в США, где учился в школе-театре «Харендт». Учителем Гарика был актер Билли Зейн. Вернувшись в Москву, закончил Государственный университет управления по специальности «Управление персоналом». Играл в команде КВН «Незолотая молодежь». С 2005 года выступает в «Комеди Клаб».

Тимур Тахирович Батрутдинов родился 11 февраля 1978 года в селе Вороново Подольского района Московской области. Закончил Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов, где учился на факультете труда и управления персоналом. Отслужил год в армии. После чего получил предложение участвовать в команде КВН «Незолотая молодежь». С 2005 года выступает в «Комеди Клаб».