Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Великая иллюзия

Современные дети перестали верить в чудо

4 сентября 2008 00:13
1254
0

В нашем рациональном мире нет места для их наивных фантазий. Родители торопятся «вовремя» объяснить своему чаду, что жизнь гораздо прозаичнее волшебных сказок. Вы из их числа? Или вы считаете, что малышу уютнее жить в окружении добрых фей и говорящих котов? А может быть, полагаете, что достаточно с него и Деда Мороза, а в остальном пусть знает всю правду о жизни?

В нашем рациональном мире нет места для их наивных фантазий. Родители торопятся «вовремя» объяснить своему чаду, что жизнь гораздо прозаичнее волшебных сказок. Вы из их числа? Или вы считаете, что малышу уютнее жить в окружении добрых фей и говорящих котов? А может быть, полагаете, что достаточно с него и Деда Мороза, а в остальном пусть знает всю правду о жизни?

Мы стараемся общаться с детьми на равных. Гордимся, если они рассуждают совсем как взрослые и всему находят здравые объяснения. Не внушаем им всякую сказочную дребедень. Мы, разумеется, хотим, чтобы было как лучше. Но на деле часто выходит, что мы, такие рассудительные взрослые, своими разумными тирадами разрушаем то, что по сути является квинтэссенцией детства, — способность безоглядно верить в волшебный, таинственный, фантастический мир.

Кто-то скажет: не хочу, мол, чтоб мой ребенок рос наивным фантазером, далеким от суровой реальности. Все это верно. Кроме одного «но»: фантазия — удел не только поэтов и донкихотов. Ни один инженер, ученый, дизайнер, программист или экономист не добьется серьезных результатов, не обладая богатым воображением. И даже если не ждешь от своего чада карьеры Билла Гейтса, важно понимать, что именно способность уходить в мир грез может в будущем спасти ребенка от многих жизненных неурядиц. Ведь фантазия — это лекарство от стресса.

Вот непридуманные откровения одной молодой мамы: «Вспоминаю свое детство. Я верила, что под каждой корягой живет Бабка-ежка, все у нее там крохотное — и мебель, и посуда. Я также верила, что в работе по дому помогает Оле-Лукойе, и мне было приятнее подметать и мыть полы. И я бы не хотела, чтобы моя мама сказала: „Ну что ты веришь во всю эту чушь, такого не бывает!“ Я сама позже все поняла, но не была разочарована нисколько. Сейчас вспоминаю с улыбкой. Поэтому теперь я сама с радостью живу вместе с дочкой в ее мире. У нас до сих пор „жив“ Дед Мороз. В нашем доме у всех игрушек есть имена. Львенок будит Полину утром в садик, слон — охраняет, уточка — советует, что надеть на прогулку. Она в это верит. Она видит, кто говорит за игрушек, но ей все равно очень интересно. Лишать ее этого мира бесчеловечно… Мы, взрослые, сами не прочь иной раз поговорить с каким-нибудь плюшевым мишкой».


Палочка-выручалочка

На самом деле фантазировать ребенок учится сам. Причем умение это приходит гораздо раньше, чем способность рассуждать и мыслить логически. До семи, а то и до десяти лет маленький человек живет в мире образов, а не в мире идей или моральных понятий. Ему неведомы и непостижимы «правда» и «ложь», «хорошо» и «плохо». Психологи характеризуют этот возраст как «доморальный этап развития». Они утверждают, что в этот период достучаться до детского сознания с помощью взрослых — логических или нравственных — доводов просто нереально. А вот воздействуя на детское воображение, напротив, можно добиться потрясающих результатов. Существует даже особый психологический прием, так называемый «метод терапевтической сказки» — волшебной истории, направленной на решение конкретной проблемы у ребенка. Будь то жадность, боязнь темноты, неуверенность в себе или, наоборот, чрезмерная агрессия.

Но мы не спешим верить психологам и строить для своего ребенка воздушные замки. Мы боимся, что нашего ненаглядного мечтателя станут дразнить более продвинутые сверстники. Именно поэтому многие родители предпочитают как можно раньше рассказать ребенку о жизненном устройстве. Вот банальная ситуация.

Впечатлительный дошкольник боится засыпать, представляя, что одежда в его шкафу превратится в злых колдунов.

Наверняка большинство родителей станут убеждать ребенка, что этого не может быть, потому что одежда — это всего лишь одежда и оживать она не умеет. Результат таких объяснений парадоксален: на словах малыш усвоит родительские уроки и при свете дня сможет подробно рассказать, на что способно содержимое его шкафа. Но стоит сгуститься тьме — и прежние страхи вернутся. Вот только признаться в них папе с мамой будет уже неловко. Страхи так и останутся жить в детской душе до… Можно только гадать, до каких пор.

Другой путь решения проблемы изберут немногие. Надо предложить маленькому трусишке свою версию волшебного преображения одежды в ночи. Например, пусть брюки выстраиваются в шеренгу и становятся… ну, допустим, непреодолимым сказочным забором, охраняющим сон вашего малыша. А кофты и рубашки пусть станут добрыми птицами… или теми же коврами-самолетами. Словом, придумайте что-нибудь сами. Психологи утверждают, что терапевтический эффект от ваших совместных фантазий с ребенком всегда неизмеримо больше, чем от здравых и скучных логических объяснений.


Над вымыслом слезами обольюсь

Вот еще одна непридуманная история о правде жизни: «В подготовительном классе, куда ходит мой сын, есть живой уголок, в качестве украшения там живет резиновый скорпион, очень похожий на настоящего. Кто-то сказал Ване, что этот скорпион волшебный и может оживать, когда никто не видит. Он рассказал об этом одной шестилетней девочке. Она подняла его на смех. И мама девочки поддержала дочь, сказала, что, мол, ты же не маленькая, ты же понимаешь, что такого в принципе быть не может. Учительница, присутствовавшая при разговоре, с удивлением спросила: «Ей всего шесть, а она уже не верит в сказки?» На что мама сказала: «И правильно! Ведь она уже взрослая, в школу пойдет скоро!»

Я поняла, что в моем сыне этот разговор посеял зерно сомнения. Позже дома я показала ему свое кольцо с большим александритом. Вывела на балкон и спросила, какого цвета камень. Он сказал — зеленый. Потом мы вошли в комнату и я повторила свой вопрос. Ванька был в восторге — ведь камень стал ярко-фиолетовым. Он спросил: «Это волшебство? Это магия?» Я ответила: «Да. Магия есть в природе — ты это только что видел. И магия есть в тебе, потому что ты — часть природы. И сейчас я докажу тебе это». Мы сели на пол, я достала деревянную змею и положила перед ним. «Эта змея игрушечная, неживая, деревянная?» — «Да». — «А теперь закрой глаза и положи руку на змею. Представь, какая она. Теплая, чешуйчатая. Ты чувствуешь?» — «Да». — «Она начинает шевелиться, извивается под твоей рукой. Ты чувствуешь?» Я вижу, как на лице моего ребенка интерес сменяется вдохновением, и он говорит: «Да». — «Она начинает шипеть. Прислушайся. Ты слышишь?» — «Да». — «А теперь открой глаза. Твоя змея игрушечная, деревянная, неживая… Но ведь ты знаешь, что она была живой и настоящей. Именно ты сделал ее такой. Пусть только на минуту, но ты можешь это. Потому что магия, волшебство есть в тебе. В тебе целый мир, он настоящий, и только ты знаешь о нем». И ведь я не сказала ни одного слова неправды…"

Конечно, такой подход требует изобретательности, терпения, выдумки. Зато ребенок учится различать иллюзию и реальность, не вычеркивая из жизни ни того ни другого. Он познает все вокруг и самого себя через сказку, как это и положено делать детям. Многочисленные исследования подтверждают: играя, дети с легкостью пользуются двумя параллельными мирами — настоящим, в котором они Маша и Петя, и фантазийным, в котором они Бэтмены, Барби, индейцы или певицы. Они вполне способны распознавать грань между реальностью и собственной выдумкой. Но все-таки чем младше ребенок, тем меньше его способность увидеть эту границу. Поэтому 3−4-летние малыши, захваченные игрой, могут принять вымысел за действительность и всерьез испугаться колдуньи в виде домашней швабры или заплакать, потому что растаял любимый снеговик. Но вспомните себя — разве вы не рыдали крокодиловыми слезами, в сотый раз глядя «Белый Бим Черное ухо», прекрасно понимая, однако, что все это «не взаправду»?

И напоследок — еще один маленький парадокс. Сейчас в магазинах огромный выбор игрушек: гоночные машины, чайники, которые «кипят», пуская пар, гладильные доски, плиты, пистолеты… Но вот что удивительно: именно их предельная реалистичность мешает развитию фантазии у ребенка. Да, они привлекательны, но они не будят воображение, так как «полностью готовы к употреблению». И родители часто говорят о том, что малыш быстро теряет к игрушкам интерес. Зато он с упоением возится с пустыми пластиковыми бутылками, строит домики из коробок для обуви и тащит с улицы палки, похожие на стрелы. Чего же ему не хватает? Простора для фантазии! Для ее развития нужны предметы-«полуфабрикаты»: все эти палки, камешки, бумажки, железяки. То, что родители привыкли считать мусором. Возьмите раз и навсегда за правило не выбрасывать вещи, принадлежащие ребенку, без его ведома. Вам и в голову не может прийти, что этот пакетик с тряпочками — на самом деле волшебное приданое любимой куклы, а машинка без колес — «секретная установка». Найдите время для совместного творчества — изготовления игрушек.

Помогите ребенку разглядеть в обычном стуле царский трон, а в пакете из-под сока — космический корабль. Возможно, именно так вы поможете ему разглядеть нечто неизмеримо более важное. Не сейчас, позже. Но у него это обязательно получится.