Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Некоторые любят погорячее

Китай продолжает активный культурный обмен с Америкой и Европой

1 февраля 2009 19:04
2165
0

И с удовольствием перенимает модные праздничные традиции: вот и День святого Валентина уже не экзотика для продвинутых жителей того же Пекина. Нам же со стороны смотреть на это удивительно. Ведь любви как таковой, по сути, в Поднебесной никогда и не было. Древние китайцы, напротив, стремились поменять как можно больше сексуальных партнеров. Именно это, по преданию, вело к бессмертию.

И с удовольствием перенимает модные праздничные традиции: вот и День святого Валентина уже не экзотика для продвинутых жителей того же Пекина. Нам же со стороны смотреть на это удивительно. Ведь любви как таковой, по сути, в Поднебесной никогда и не было. Древние китайцы, напротив, стремились поменять как можно больше сексуальных партнеров. Именно это, по преданию, вело к бессмертию.

Когда китайский Желтый Император, царствующий в третьем тысячелетии до нашей эры, проходил по женским покоям своего дворца, 1200 наложниц, жен и служанок приветствовали его. Закон гласил: ни одна из женщин императора не должна остаться без внимания. Мы, живущие в XXI веке, читаем это с умилением. Думаем: «Вот мужчины раньше были». Но реальность куда бесцветней сказки. В гаремах Желтого Императора и всех его последователей царили жестокие нравы, красавицы томились в ожидании любви, одни навек оставались девственницами, иные всю жизнь посвящали интригам и склокам.

В Древнем Китае осуждалась моногамия. Считалось, что только окончательно бедный и малограмотный человек может остановиться на одной жене, которая быстро прискучит ему. И не только в скуке дело: женщина считалась источником волшебной живительной силы, истекающей из нее в процессе полового акта и делающей мужчину бессмертным. Сам секс рассматривался как бой за жизнь, а партнерша открыто именовалась «врагом», что не мешало китайским постельным делам оставаться самыми куртуазными в мире.

В даосском апокрифе «Неофициальное описание ханьского государя Воинственного» говорится, что изначально существовал женский секрет сохранения и использования мужского семени. Он передавался из уст в уста женщинами-долгожительницами раз в четыре тысячи лет. Втягивая сперму в себя и сохраняя в глубине, женщина оставляла себе и мужскую активную энергию ян, отчего была бодра, весела и не старела. Однажды, в 110 году до н. э., тайна эта была рассказана двумя бессмертными кумушками государю Воинственному. С тех пор мужчина обратил женское оружие против его хозяек. Началась охота за женским семенем. Технологией поглощения семени на протяжении долгих веков имели право владеть исключительно существа мужского пола, необразованность и неопытность прекрасной девы были возведены в культ.

Конечно, гаремная скука способствовала повышению грамотности, в том числе и половой (известно, как быстро учат языки в тюрьме), но врачи убеждали дев не пользоваться запрещенными ведьмовскими приемами. Говорили, что от них можно превратиться в мужчину. Энергия ян возобладает, и полезут по всему телу черные волосы, вырастут усы и нефритовый стержень.

Мужская теория сохранения своего ян и поглощения чужого инь была отточена до совершенства. Чтобы не терять ни капли энергии, практиковались долгие сексуальные игры. Женщина доводилась до предела вожделения, и только тогда с величайшей осторожностью начиналось, собственно, самое главное. Просвещенные люди говорили, что начинать акт нужно, когда нефритовый стержень мягок, а заканчивать, когда с женщиной случилась радость (оргазм то есть), а мужской орган все еще тверд.

Всеми силами нужно уклоняться от семяизвержения, либо зажимая канал надавливанием на точку у основания стержня, либо совершая дыхательные упражнения и вращая глазами, что отвлекает от возбуждения.

Богатые мужья, содержащие далеко не одну жену, привлекали к игрищам несколько дам, чтобы те самостоятельно забавлялись, возбуждаясь без участия мужчины, не расходуя его силы. Когда женщины были готовы к настоящему соитию, муж начинал свою партию.

Другим популярным гаремным эротическим приемом было подглядывание. Оно могло заменять половую жизнь тем девушкам, до которых никак не доходила очередь, распаляло страсть того, кому всегда было трудно начать, и служило наглядным уроком недавно поступившим в гарем. Вуайеризм также служил делу сохранения и накопления энергии: он не требовал физических усилий и дарил смотрящему силы, которые щедро источали любовники во время акта.


Учет и контроль

В книгах о Древнем Китае можно прочитать, что нормой считалось в 20 лет иметь два оргазма в день, в 30 — один и т. д.

Более реалистичную картину представляют наставления учителя по имени Разливающаяся Гармония: «В 20 лет обычно извергают семя раз в два дня, в 30 — раз в три дня, в 40 — раз в четыре дня, в 50 — раз в пять дней». При этом полагалось иметь одно семяизвержение на 8−10 актов, в процессе которых партнерши обязаны были отдавать мужчине свою инь-энергию многократно. Китайская эротическая проза свидетельствует, что женщина в процессе совокупления могла чувствовать себя при смерти или просто уставать настолько, что ноги отказывали ей. Мужчина же должен был сохранять бодрость в течение дня, параллельно с интимными забавами занимаясь хозяйственными и политическими делами. В спальню, где влюбленные тешились, имели право входить домочадцы и посетители. Рядом с постелью императора всегда находилась нюйши — женщина, следящая за этикетом и графиком благоприятных сношений. После каждого акта она делала соответствующую запись красной кистью — тунгуань. Отсюда пошло название жанра тунши (описание сексуальной жизни китайских правителей).

Секс с главной женой — императрицей — государь имел не чаще раза в месяц. Дата встречи тщательно просчитывалась, поскольку в виду имелось зачатие наследника, а на худой конец — снабжение жены энергией, собранной с сотен наложниц, наполнявших спальню господина все те дни, пока жена ожидала. Для интимных встреч, ведущих к зачатию, существовало семь запретов.

Нельзя встречаться в последний день лунного месяца, в полнолуние и полулуние, иначе рожденный от этого секса ребенок будет изувечен. Зачатие в бурю наделяло будущего наследника прыщами, сытость и опьянение участников соития — безумием, их мокрые волосы — легкой умственной неполноценностью. Секс сразу после мочеиспускания давал ребенка-оборотня. Любовь при зажженном светильнике грозила ему смертью от ран в людном месте.

Императрица не должна была ревновать своего законного супруга к остальным девушкам при дворе. Врачи внушали ей, что ревность иссушает женщину, вызывает постоянное истечение женского семени (и энергии соответственно) из ее «тайных покоев». А ревновать было к кому: кроме главной жены хоу у императора были три дополнительных жены фужэнь, девять жен второго ранга бинь, двадцать семь жен третьего ранга шифу, восемьдесят одна наложница юйцзы. Это минимум. Чем больше амбиций испытывал владыка в отношении бессмертия, тем больше во дворце было наложниц, танцовщиц, миленьких служанок.

Перед ночью любви нюйши надевала на палец одной из них серебряное кольцо и заменяла его золотым, если та беременела, но не она выбирала двух девушек для утра, трех для дня и четырех на вечер императору. «Табелью о рангах» и скоростью продвижения в ней ведали евнухи, самые страшные люди гарема.


Лишенцы

Немногие при дворе китайского императора были урожденными евнухами. Кого-то оскопили в детстве, кто-то подвергся этой страшной операции во взрослом возрасте в надежде приблизиться ко двору. Евнуха считали кем-то вроде гермафродита: с одной стороны, он был лишен мужской активности и полон женской инертности, с другой — его ясный ум, определенный половой принадлежностью, работал как часы. Евнухи были лучшими счетоводами и распорядителями. Чем слабей император, тем сильней становились его евнухи, временами они фактически управляли страной.

Превращение здорового мужчины в евнуха обычно совершалось в бедной семье, которая хотела добра своему мальчику, да и себе в итоге: получив место при дворе, кастрат обязан был содержать семью и примыкающие к ней ветви. Это не было сложно. В распоряжении евнуха находились слухи, которыми он успешно манипулировал, шантажируя и получая вознаграждение. Постоянным источником дохода евнухов была императорская опочивальня. Попасть в нее (или просто попасться владыке на глаза) можно было хоть завтра — все зависело от суммы. Через евнухов проходили все дворцовые поставки. Цены на еду, напитки, ткани и безделушки возрастали в несколько раз. Жительницы гарема, не имевшие возможности выйти в город, вынуждены были покупать обновки по ценам евнухов.

После кастрации на месте полового органа евнуха оставался рубец, он мог испытывать сексуальное напряжение без возможности получить разрядку. Обретение нефритового стержня было известным пунктиком евнухов, благодаря которому доктора вытягивали из этих лишенцев баснословные суммы. Именно придворные врачи создали опасную мифологию о произрастании отрезанных органов вновь под влиянием женского или мужского семени, плаценты, мочи, слюны, детской крови, волшебных трав.

Годами влиятельные евнухи делали себе припарки из указанных ингредиентов. Они создавали себе гаремы из лучших девушек страны, имитируя полноценную жизнь богатого мужчины. Они даже усыновляли детей и признавали нагулянных служанками, давали им образование и положение в обществе. Евнухов можно было бы пожалеть, если бы не убийственные черты характера, которые появлялись у любого, кто подвергался удалению мошонки или полному отрезанию органа кривым тонким ножом: коварство, подлость, стремление к власти.


Ароматная наперсница

Не все девушки одинаково хороши. И хотя китайские мудрецы и врачи рекомендовали выбирать девицу страшненькую, глупую, нерожавшую (а лучше вовсе мужчины не знавшую, ибо от бывалой женщины никакой энергии не получишь), власть имущие влюблялись в самых красивых и искусных. Сотни девушек умеренной привлекательности, найденные в провинции, навсегда оторванные от родных и, собственно, от жизни, влачили в гареме полусонное существование. Когда безделье надоедало им, они влюблялись друг в друга — заводили себе «ароматную наперсницу».

Для удовлетворения похоти в одиночку девушки привязывали к пятке искусственный пенис (дилдо) и качали ногой. Обычно это был сухой черный гриб, шляпка которого удивительно походила на головку стержня. Намокая, гриб становился как живой. Двойной оргазм обеспечивал обоюдоострый пенис из полированной слоновой кости или лакированного дерева с волнистой поверхностью. Посередине он перевязывался лентами, девушки ложились «яшмовыми воротами» друг к другу и по очереди тянули дилдо каждая в свою сторону. Одиночный искусственный член активная подруга привязывала к бедру — сбоку, а не посередине, как это принято в европейской традиции. Даже в лесбийском сексе была продумана экономия энергии: совершать качающие движения бедрами для женщины легче, чем имитировать поведение мужчины.

Но не только нежности доставляли эротическое удовольствие жительницам гарема. Уровень агрессии в этом чисто женском сообществе был настолько велик, что старые фаворитки втайне от надзирателей могли расправиться с новенькой, той, на которую глаз положил хозяин. Связывания и побои были обычной практикой. Самые изощренные мучительницы засыпали во влагалище жертвы песок или прижигали ее органы раскаленным металлом, отрезали соски, заставляли совокупляться с животными на глазах у вчерашних подруг, которые громче всех хохотали над чужим несчастьем.

За плату евнухи скрывали женские потасовки. И что, право, за дело, когда одна из тысячи наложниц наелась вечером грибов, да и умерла к утру. «Где она?» — вопрошал владыка. «Уж похоронили, плохо пахла», — отвечал верный кастрат. А в это время вчерашняя фаворитка тихо страдала у себя в комнате.


Дай мне силы

На ранних китайских эротических картинках мужчина выкрашен в белый цвет, женщина — в красный. Позже дающая энергетическая роль женщины в сексе была нивелирована. Больше говорили о ее темных качествах: «Меч сверкает меж ее бедер, где таится погибель для недалеких мужчин; этот меч не рубит голов, он вершит свое дело втайне, высасывая мозг из мужских костей». Гаремы тех, кто претендовал на долгую жизнь без болезней и горестей, представляли для владельцев серьезную опасность. Поэтому в одном из наставлений было написано: «Совокупляясь, представляй соперницу дешевым глиняным горшком, а себя — драгоценным камнем. Пребывание в постели с женщиной подобно скачке галопом на лошади, у которой ослабли поводья, подобно хождению по краю глубокой, утыканной мечами пропасти, в которую боишься упасть».

И тем не менее куда страшней было остаться одному. Люди, воздерживающиеся от секса, в Древнем Китае вызывали подозрения. Женщин, уходящих в монахини, считали ведьмами под прикрытием буддизма. Мужчину, будь он монахом или обычным бобылем, предупреждали о прелюбодеянии со злыми духами. В народе ходили рассказы о том, как лишившийся жены мужчина долго сидел дома один. Пока он горевал, к нему прицепился дух, показался ему в образе красивой девушки, стал ходить к нему в гости, отчего мужчина этот быстро умер.

Чтобы вылечиться от воображаемой любви, надо взять обычную женщину, особенно не разбираясь, нравится она тебе или нет, и иметь с ней безостановочный секс в течение недели. При этом мужчина ни разу не должен потерять семени. Если он устанет двигаться, то должен лежать, не вынимая своего члена из женщины. Так же лечится безответная страсть, сопровождающаяся печалью, навязчивыми мыслями и видениями.

Традиционный китайский секс как борьба за энергию отодвигает на второй план удовольствие от соития и любовь в европейском, сентиментальном понимании слова. Даже трогательное и по-детски порочное подглядывание китайцы трактовали как метод приобщения к источнику силы, возникающему в месте входа «нефритового стержня в яшмовые ворота». Но не стоит представлять китайцев былых времен беспощадными секс-машинами. Не все они сражались за лишнюю каплю спермы, невзирая на лица. Так, часто в китайских повестях о любовных похождениях читаешь: «Она принялась насвистывать грустную мелодию, потом снова зарыдала, и слезы заструились у нее по щекам», «Многие из женщин, узнав о кончине монарха, вдруг ни с того ни с сего удавились». Убейте меня, если это не про чувства.


ИЗВЕСТНЫЕ «ВОСТОКОВЕДЫ»

О сексуальном темпераменте восточноазиатских женщин всегда ходили легенды. В какой-то момент красавицы с высокими скулами и подростковыми фигурами даже стали настоящим трендом среди известных ловеласов. И неспроста: только после романов с китаянками, японками или кореянками многие голливудские мачо наконец-то поняли, что такое настоящая любовь.


ВУДИ АЛЛЕН

История любви эксцентричного режиссера Вуди Аллена и кореянки Сунн-Юи побывала в свое время на первых полосах всех бульварных газет. Все дело в том, что Сунн-Юи — приемная дочь последней гражданской жены Аллена Миа Фэрроу. С ней, к слову, киногений прожил в гостевом гражданском браке (и такое тоже бывает!) более десяти лет, именно она стала матерью единственного биологического ребенка Вуди. Кроме своего собственного сына от Аллена у Миа было девять приемных детей, и когда одной из падчериц кореянке Сунн-Юи исполнился 21 год, она беззастенчиво увела у своей мачехи мужа. Потом был судебный процесс, обвинение Аллена в инцесте, ответные иски в адрес Фэрроу и куча бумажной волокиты и судебных издержек. В итоге все обвинения со сторон были сняты, дела закрыты, а пара Вуди Аллен — Сун-Юи поженилась и усыновила двоих детей. Влюбленные счастливы до сих пор, несмотря на разницу в возрасте в 35 лет, а одинокий по своей натуре Аллен наконец-то впустил в свою жизнь другого человека, поступился драгоценной свободой ради семьи и счастлив встречать каждый новый день вместе с любимой.


МАРЛОН БРАНДО

Самый известный почитатель восточноазиатской красоты, Брандо всю свою жизнь стремился к экзотике. Он даже купил несколько островов недалеко от Таити и, по слухам, долгое время жил там с настоящим гаремом из восьми азиаток. «В них нет этой чертовой голливудской фальши, они настоящие», — так сам Брандо комментировал свою любовь к луноликим красавицам. Однако знатоки утверждают, что причиной подобного сексуального расизма является первый интимный опыт звезды: молодой Брандо лишился невинности со своей соседкой, красавицей восточноазиатского происхождения. После такого яркого начала сексуальной жизни актер перестал обращать внимание на холодных европеек и всю свою жизнь поклонялся девушкам из Китая, Кореи и Гватемалы. Неудивительно, что все жены ловеласа тоже были родом из этих мест.


СТИВЕН СИГАЛ

Обладатель нескольких черных поясов по боевым искусствам, Стивен Сигал учился мастерству виртуозно заваливать на лопатки (во всех смыслах) в Японии. Стивен был тогда молод, горяч, разумеется, удержаться от романа с хорошенькой дочерью директора школы айкидо было сложно. Любовная интрижка с японкой Мияко Фуджитани обернулась свадьбой.

А вскоре у Стивена и Мияко родились двое детей. Семью это, правда, не спасло. Сигал быстро стал популярным и не смог удержаться от сексуальных соблазнов, ставших неотъемлемой частью жизни суперзвезды. В общем, брак с Фуджитани довольно быстро распался. А вот тяга к Восточной Азии осталась. Поэтому никто не удивился, когда очередной пассией актера стала молоденькая монголка, с которой Стивен счастлив по сей день.


АЛЕК БОЛДУИН

Известный актер был покорен красотой и неприступностью китаянки Николь Зейдель. В отношениях с известным мачо хрупкая девушка проявила настоящую самурайскую твердость: Болдуину пришлось долго обхаживать неприступную азиатскую красавицу, чтобы та обратила на него внимание и согласилась хотя бы дать номер своего телефона. В итоге Николь оказалась-таки в объятиях Алека, который, если верить газетам, на каждом углу рассказывал потом, что снова поверил в любовь и давно не испытывал такой гаммы чувств.


ШОН КОННЕРИ

Джеймса Бонда, экранного героя и практически «второе-я» Шона Коннери, за семь серий Бондианы дважды сопровождали азиатские красавицы. Первой экзотической подругой Бонда-Коннери была японка Мия Хама в картине «Живешь только дважды». А потом, через целых тридцать лет, появилась еще одна восточная красавица — этническая китаянка Мишель Йео, «Мисс Малайзия-1983». В «Завтра не умрет никогда» она сыграла агента китайских спецслужб Вей Линн, которую ловкий Бонд, по обыкновению, затащил в постель. Кстати, любопытная подробность: сам Шон Коннери не разделяет сексуальных предпочтений Агента 007. На одной из пресс-конференций актер заявил даже, что японок, например, он считает совершенно несексуальными.


НИКОЛАС КЕЙДЖ
Дважды экс-муж, актер Николас Кейдж зашел как-то в один из ресторанов Лос-Анджелеса, увидел молоденькую официантку корейского происхождения и… пропал. Это было в феврале 2004 года. Правда, страдать актеру не пришлось: 20-летняя Элис Ким ответила знаменитому поклоннику взаимностью, и уже через два месяца пара радостно сообщила прессе о своей помолвке. А в октябре 2005-го в новоиспеченной семье родился первенец Кэл-Эл. Сейчас мальчику уже три года, а его родители до сих пор счастливы и влюблены друг в друга. Брак с Элис Ким Николас Кейдж называет самым счастливым (до этого Кейдж был женат на актрисе Патриции Аркет и дочери короля рок-н-ролла Лизе Марии Пресли).