Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Вадим и Екатерина Колгановы: «Мы так долго не могли встретиться, что небеса уже начали на нас сердиться»

Сначала он покорил свою жену, доказав, что умеет совершать настоящие мужские поступки. Потом он покорил сердца телезрителей, снявшись в телесериале «Татьянин день»

Валентина Пескова
18 февраля 2009 19:20
3188
0

После этого ему покорился боксерский ринг, а потом и скользкий лед, на котором он теперь смотрится не хуже профессионалов. Актер Вадим Колганов — мастер на все руки. Даже кружок «Умелые ручки» когда-то вел. А сейчас так же умело дает интервью «МК-Бульвару». Вместе с супругой Екатериной.

После этого ему покорился боксерский ринг, а потом и скользкий лед, на котором он теперь смотрится не хуже профессионалов. Актер Вадим Колганов — мастер на все руки. Даже кружок «Умелые ручки» когда-то вел. А сейчас так же умело дает интервью «МК-Бульвару». Вместе с супругой Екатериной.

— Вадим, я прочитала несколько ваших интервью, у меня сложилось впечатление, что нет ничего такого в жизни, чего вы не умеете.

— Если бы я умел уже очень многое, мне становилось бы скучнее и скучнее жить. Да, я вникаю во многие профессии и умения, но, к сожалению, не до конца — на это жизни не хватит. Но мне это интересно. И для работы полезно, поскольку играть приходится людей разных. А какие вы, кстати, умения у меня вычитали? О чем я говорил?

— Первое ваше умение, оно же талант, проявилось еще в шестилетнем возрасте, когда вы заявили родителям: «Не хочу быть коммунистом, а хочу быть машинистом». Я имею в виду, вы начали писать стихи.

— Да. (Смеется.) Потом на протяжении всей жизни мне приходилось переделывать какие-то песенки, сочинять стихи кому-то в подарок на юбилеи или просто ради шутки.

— Про Татьяну Навку: «Я обидел Таню Навку, уронил ее в канавку» — вы тоже сочинили ради шутки?

— Наверное. (Смеется.) Она посмеялась и подумала, что на этом дело и закончится. Не тут-то было. В дальнейшем я ее частенько удивлял, и мне было интересно наблюдать ее реакцию, поскольку раньше ей стихов никто не писал.

— Но основные стихи вы, наверное, посвящаете своей супруге?

Вадим: — Совершенно верно. Но это касается только меня и Кати.

Катя: — Почему же. После того как одна из песен Вадима, посвященная мне, прозвучала в сериале «Татьянин день», это стало касаться и всей страны.

— Следующим вашим увлечением в детстве стал бокс.

— Да. Правда, сначала я, как и все мальчишки, ринулся в футбол и хоккей. Но так как у меня не было нормальной формы, да и стоять на льду получалось не очень, я проходил туда совсем недолго. Потом записался в секцию бокса, где прозанимался три года. А в 11 или 12 лет у меня стало падать зрение, и мне пришлось покинуть этот вид спорта.

— Катя, как же вы отпустили мужа, когда его пригласили участвовать в «Короле ринга»? Ведь заниматься боксом ему еще тогда запретили врачи.

К.: — Может быть, это прозвучит кощунственно, но мы с Вадимом об этом даже не подумали. Зная характер Вадима, которому просто необходим постоянный адреналин, мы были в полном восторге от такого предложения. Это достойное событие, о котором можно вспомнить лет через тридцать, сидя на диване и просматривая записи боев. Но смотреть бои Вадима на ринг я не ходила. Во-первых, очень за него волновалась, а во-вторых, просто не хотела мешать.

— После секции бокса родная сестра отвела вас в драмкружок.

— Это было еще параллельно с боксом. Боксом я занялся чуть раньше, а потом сестра привела меня во Дворец пионеров, потому что идти записываться в кружок одной ей было скучно. Мне там понравилось, и какое-то время я благополучно совмещал и бокс, и драмкружок.

— О том, чтобы стать актером, задумались уже тогда или это было простым увлечением?

— Тогда я этим только увлекался. Закончив школу, пошел учиться на оператора ЭВМ — тут тоже сыграл свою роль мой интерес ко всему новому и развивающемуся. А потом каким-то чудом знакомые из ТЮЗа предложили мне перевестись в училище культуры, что я и сделал, окончив его с красным дипломом. Потом ушел в армию, а через два года переехал в Москву, чтобы осуществить свою мечту и стать настоящим актером.

— Поняли, что в Оренбурге сделать это будет достаточно сложно?

— В Оренбурге мне уже был виден потолок. Я это ощущал, хотя и не произносил вслух. Я вообще живу ощущениями. Дело было даже не в том, что мне хотелось жить в Москве, — я возвращался из армии проездом через Москву, это был 1991 год, и тогда, в постперестроечное время, она мне совсем не понравилась. Просто я понимал, что в Оренбурге мне уже делать нечего. Полтора года я отходил от армии: поступил на актерское отделение при областном драматическом театре, отучился год, параллельно зарабатывал деньги. Потом вместе со своим однокурсником поехал в Москву и с первого раза поступил во ВГИК. После этого я понял, что если буду правильно следовать и направлять свою жизнь в нужное русло, она поменяется сама.

— Но до ВГИКа вы обошли и другие театральные училища.

— Я был в «Щуке», в «Щепке». Во МХАТ не подошел по возрасту, а вот в ГИТИСе уже был практически зачислен на курс Гончарова, но поскольку он сам опоздал на прослушивание нашей пятерки, то попросил, чтобы мы прочитали ему всю свою программу повторно. Конечно, со второго раза у нас уже ничего не получилось, так как мы переволновались.

И я попал во ВГИК к Хуциеву и Райхельгаузу. А основной сценой для меня в то время стал театр «Школа современной пьесы». Года два или три я жил в общежитии, потом стал снимать квартиру. Пока учился, умудрялся еще и подрабатывать — попробовал себя и в торговле, и в коммерции. Пригодился и мой опыт работы с детьми — ведь если продолжать вашу тему о навыках, я еще в Оренбурге вел кружок «Умелые ручки». Так, я два лета подряд работал аниматором и экскурсоводом в Италии, потом был вожатым в «Орленке». Не забывал о спорте — играл с детьми в футбол, занимался плаванием, устраивал различные конкурсы. Окончив ВГИК, пошел пробоваться в разные московские театры — ТЮЗ, Таганку, Театр имени Станиславского. Прошел сразу в два, но выбрал именно последний, поскольку там на тот момент была совсем молодая команда. И, как потом понял, я все сделал правильно, потому что именно в театре я и встретил Катю.

— Но Катю-то вы встретили не в театре, а познакомились с нею в купе поезда, когда вам случайно попались билеты на одну и ту же полку.

В.: — Да, именно так все и было. В купе вошла красивая загорелая девушка. И предъявила мне билет на мое место.

— И как истинный джентльмен вы уступили ей свою полку.

К.: — И именно из-за этого поступка Вадим сразу же произвел на меня впечатление необыкновенно порядочного человека. Ведь главное в мужчине — умение совершать поступки. В этом случае Вадим соответствует мужскому идеалу на сто процентов, потому что всегда за свои поступки отвечает.

В.: — А я, честно говоря, уже и не помню всех подробностей. (Смеется.) Помню только, когда в процессе разговора мы выяснили, что, оказывается, работаем в одном театре, я подумал: нас свела сама судьба. Мне вообще показалось это знаком: значит, там, наверху, на нас уже сердятся, что мы до сих пор не встретились, что даже решили нам дать билеты на одну полку.

— Катя, а с чего начался ваш роман с театром?

— Я родилась в актерской семье в Орле. У меня и родители актеры, и бабушка с дедушкой были актерами, и тети с дядями. Так что у нас настоящая провинциальная актерская династия. В первый раз вышла на сцену, когда мне было три года, но уже тогда воспринимала это как работу. Вторая моя значительная роль состоялась, когда мне было лет десять. И я как-то так органично во все это влилась, что даже и не мыслила для себя другой профессии. А поступать в театральное хотела именно в Москве, и именно во МХАТ. Добивалась этого довольно долго, но в результате мне это удалось. Потом работала в Театре имени Моссовета, а потом перешла в Театр имени Станиславского.

— А сейчас вы работаете женой Вадима Колганова.

К: — Да, и я в восторге от этого! Никогда не думала, что роль домохозяйки будет доставлять мне такое удовольствие. (Смеется.)

— Вадим, а сейчас вы Катю не пытаетесь приобщить к своим умениям? Поставить на коньки, например?

В.: — Конечно. Она уже даже умеет ехать назад. Правда, осваивает все гораздо медленнее, чем я.

К.: — Я вообще осторожный человек. Я — Телец. Люблю комфорт, благополучие, хочу знать, что меня ждет впереди на ближайший час. В отличие от Вадима я по натуре консерватор и вообще очень опасливый человек. Иногда что-то новое пробую с удовольствием, а иногда — совсем без удовольствия, через силу.

В.: — Как, например, полет на парашюте или катание на скутере. И тогда я понимаю, что она делает это только ради меня. Еще я учил ее кататься на роликах и нырять с маской. В Египте на Красном море ей очень понравилось.

— Вот я и говорю: сколько же у вас умений — из всех областей!

В.: — Недавно я еще встал на горные лыжи и сноуборд. Потратил на это час-полтора и успокоился. Нужно будет еще потренироваться. А когда-то пробовал еще и виндсерфинг. А Кате нравятся более спокойные вещи. Например, мы очень любим Италию, я уже раз 15 был в Венеции, 9 раз в Сан-Марино, мне понятен и центр Италии, и юг. Два раза возил Катю в Рим, теперь вот еще мечтаем на Сицилию попасть. Так вот в Италии нас учили рисовать узоры на молочной пенке из капуччино. У Кати получалось достаточно неплохо, да и у меня тоже.

— Вадим, в одном из интервью вас спросили о ваших отрицательных качествах, и вы назвали таковым свою принципиальность. В чем она проявляется?

В.: — Об этом, наверное, нужно спросить у Кати. Может быть, она считает по-другому?

К.: — Наверное, если бы мой муж не был принципиален, он бы не был моим мужем. Вадим — Козерог, и этим все сказано. Я считаю, это замечательная черта, когда мужчина может настоять на своем. Но если спустя время он поймет, что был не прав, то всегда соглашается. А это тоже редкость для мужчины. Поэтому я для себя возвела Вадима на пьедестал и теперь только хожу и ему поклоняюсь.

— Я думаю, после участия Вадима в «Ледниковом периоде» ему поклоняются в прямом смысле еще и его поклонницы.

К.: — Что-то я их пока не замечала. (Смеется.)

В.: — Очевидно, я просто хорошо маскируюсь, и они пока нигде не могут меня найти, разве что в интернете. Но к поклонницам я отношусь хорошо — это люди, которым нравится то, что я делаю. А вот фанатки — это уже от лукавого.

К.: — Вадим вообще всегда очень нравился женщинам. Он — один из тех мужчин, которые покоряют сразу, как только начинают говорить. У него замечательное чувство юмора. Когда он шутил в театре, все просто умирали от хохота — это производило огромное впечатление на женский пол. И, я считаю, здорово, что мой муж нравится женщинам, потому как не вижу себя рядом с человеком, который больше никого не привлекает, кроме меня. Вариант «плохонький, но мой» мне не подходит. Вадим — актер, и его публика — женщины. А во мне, наверное, мамой воспитана какая-то женская уверенность в себе. И я считаю, что чем популярнее будет мой муж, тем лучше.