Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Трип с плюсом

Егор Тимофеев и расширение сознания

Илья Легостаев
27 декабря 2004 03:00
689
0

Популярность «Мультfильмов» — это счастливый случай, который выпадает такому коллективу очень редко. Они слишком модные, слишком неформальные и слишком несерьезные для того, чтобы вести рок-бизнес в России. Однако в ситуации, когда коллектив скорее мертв, чем жив, вдруг находятся издатели, песни попадают на радио, и группа вновь расцветает. Очарование школьного

Популярность «Мультfильмов» — это счастливый случай, который выпадает такому коллективу очень редко. Они слишком модные, слишком неформальные и слишком несерьезные для того, чтобы вести рок-бизнес в России. Однако в ситуации, когда коллектив скорее мертв, чем жив, вдруг находятся издатели, песни попадают на радио, и группа вновь расцветает. Очарование школьного ансамбля всегда производит впечатление, и лидер группы Егор Тимофеев умеет этим пользоваться. Сейчас у него в руках два альбома (его сольный и новый групповой), на столе картошка с грибами (парень старается стать вегетарианцем), а в глазах бессонная ночь (с людьми из Петербурга такое случается).



— Очень хочется спать…

— Туры?

— Скорее трипы… Сейчас в Петербурге так много всего интересного. Жизнь стала мягче. Меньше агрессии, хорошие вечеринки.

— Ходят слухи, что ты чуть было не остался жить в Индии. Неужели эта страна так меняет сознание?

— Я был там два раза… Сознание меняют многие вещи, и сама Индия здесь, как правило, ни при чем. Но там абсолютный покой, а как только приезжаешь обратно, сразу начинается настоящий хардкор.

— А со стороны кажется, что вы не особенно перерабатываете…

— Мы все время что-то делаем, но без давления на себя. В итоге у группы выходит по пластинке в год. После того как мы записали последнюю, я решил расслабиться, но неожиданно познакомился с одним чуваком, гитаристом из Нью-Йорка, и вот пытаемся что-то делать вместе. Может, получится еще один сольный альбом. Он странный тип. Сначала был на Аляске, потом приехал в Питер, два дня спал в парке, сейчас вот живет у меня. Так вышло, что я с женой поссорился, и поэтому дома у меня теперь сквот. Люди какие-то, тусовки, в общем, творческая атмосфера.

— Сейчас вокруг «Мультfильмов» куда меньше ажиотажа, чем, допустим, пару лет назад. Не зовут никуда или сами не хотите?

— Наверное, сами не хотим. Стало скучно, даже концерты сейчас не приносят такого удовольствия, как раньше. Точнее, сам концерт — это здорово, а вот приезды, отъезды, столовые, разговоры с администрацией как-то плохо влияют на настроение. Так что деятельность у нас в основном домашняя, а концерты — чтобы просто минимально себя обеспечивать. Хорошо, когда тур какой-нибудь, например, сразу семь концертов. А когда один в Новосибирске, другой в Красноярске, и между ними дырка три дня… Сидишь в какой-нибудь советской гостинице. Вот где хардкор.

— «Мульfильмы» сложно назвать сплоченным коллективом. Ты недавно выпустил сольный альбом, гитарист группы сделал то же самое. Вы, наверное, встречаетесь только в студии или на концертах?

— Так и есть. Вот сегодня концерт, и все приезжают из разных мест. Правда, иногда мы сталкиваемся друг с другом в клубах. Это приятные неожиданности.

— Тебя по-прежнему интересуют клубы?

— Сейчас да. Был период домашней жизни, потому что жена не приветствовала эти походы по ночам. Ревновала меня, а сама изменила, падла. Шутка. Хотя, наверное, так оно и есть. В общем, мы поссорились. Тут еще машину пришлось продать. Один друг взял покататься и разбил. А мне все-таки лучше ездить, потому что иначе с утра уже пьяный. Но для творчества все эти катаклизмы очень даже хороши. Когда все спокойно, приходится вымучивать какие-то страсти, а так только успевай записывать.

— Кстати, о творчестве. Твои коллеги обожают жаловаться на произвол радиостанций и телеканалов. Мол, конъюнктура, зажимают творчество и т. д. Ты тоже чувствуешь себя зажатым?

— Конъюнктура — это неплохо, потому что заставляет шевелиться. Тебе нужно и песню написать, и понять, как ее пристроить на рынке. Иначе никак. Да и зачем писать, если никто это не услышит. Потом, это же интересная игра — все время искать общее между твоими возможностями и потребностями радиостанций. Нужно исходить из того, что есть культурное пространство, есть я, и мне нужно делать продукцию для этой территории. Отсюда не вырваться. Можно придумать песню в духе тех, что записывает Бьорк, но ее не будут крутить по радио «Максимум», на «Русском» тем более. Мы с барабанщиком любим записывать транс, но издавать это никто не решится. Так, для клубов.

— «Брэд Питт» — просчитанная песня?

— Нет, просто так получилось. Я долго мучился над названием, пока не увидел на полке две кассеты. На одной был фильм с Джонни Деппом, на другой — с Брюсом Уиллисом. Они мне больше нравятся, но в рифму не подходили.

— Но получился почти хит. Наверное, в планах клипы-туры-роялти?

— Не знаю… Какой-то клип будет сниматься. Миша Козырев (шеф «Нашего радио». — МКБ) очень загорелся идеей. Там планируется музей восковых фигур, сам Козырев хочет исполнить постановочный танец, типа уже наняты хореографы. Посмотрим, что из этого получится. Это Миша как-то с утра все придумал, не спамши.

— Скоро Новый год, и музыкантам стоит готовиться к череде корпоративных вечеринок. Тебя радует такая перспектива?

— Смотря чья вечеринка. Если люди воруют, а потом продают автомобили, это одно, а если модельное агентство, то совсем другая история. Мы как-то играли для одной очень большой компании. Пансионат под Москвой, большой зал, столики, свечки — и никого. А потом приходят модели, девки лет по 18, которых они тоже пригласили. И мы понимаем, что играть нас позвали для них, а все остальные на крыльце выпивают. Я потом подхожу к девушкам, и выясняется, что их надергали для показа нижнего белья. «Кто-то уезжает завтра, а кто-то на пару дней остается, — говорят девчонки. — В зависимости от того, кто победит в конкурсе красоты». Меня чуть не стошнило, ноги унесли за пять минут.

— Ваша аудитория — это по-прежнему девушки, которых больше радует группа, чем ее музыка?

— Надеюсь, что нет, но, по-моему, все так и осталось.