Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Любовь с привилегиями

Андрей МАЛАХОВ: «Мы ведем себя как супруги со стажем»

14 февраля 2005 03:00
262
0

Они так часто появляются вместе, что заставляют о себе говорить. Светская хроника публикует их снимки, подробно описывает детали публичных скандалов и примирений, то есть все то, что происходит на сцене шоу-бизнеса. Накануне Дня святого Валентина мы решили выяснить, что же происходит за кулисами. Задавшись сакраментальным вопросом: «А любовь ли это, и какие она принимает формы?» — я отправилась на встречу с популярным телеведущим и его постоянной спутницей бизнесвумен Мариной Кузьминой.

Они так часто появляются вместе, что заставляют о себе говорить. Светская хроника публикует их снимки, подробно описывает детали публичных скандалов и примирений, то есть все то, что происходит на сцене шоу-бизнеса. Накануне Дня святого Валентина мы решили выяснить, что же происходит за кулисами. Задавшись сакраментальным вопросом: «А любовь ли это, и какие она принимает формы?» — я отправилась на встречу с популярным телеведущим и его постоянной спутницей бизнесвумен Мариной Кузьминой.



— Андрей, почему именно о романе с Мариной Кузьминой стало известно широкой общественности, как будто у тебя до этого романов не было?

— Ну не совсем так. Общественность, например, знала про мой роман с Аней Моисеевой, сестрой Кати Моисеевой, супруги Михаила Куснировича. Другое дело, что, возможно, он не так громко обсуждался. Аня очень стеснялась всей этой шумихи… Но средства массовой информации уже прочили нам свадьбу…

— Не сложилось?

— Как видишь. А сегодня, я думаю, все взгляды прикованы к нашей паре, потому что слились воедино две вещи: известность и капитал. Ведь что не хватает людям из российского шоу-бизнеса — они все зарабатывают практически в три раза меньше, чем серьезные бизнесмены. А тут такое удачное единение одного с другим…

— Читала, что вы познакомились на вечеринке одного спортивного клуба, где ты пригласил Марину танцевать…

— Да, и она согласилась. А до этого я стоял, болтал со знакомыми и, когда ее увидел, сказал: «Какая красотка!» Как сейчас помню: у нее была белая шуба из ламы, и выглядела она великолепно.

— Чем она тебя привлекла?

— Своей вульгарностью.

— И чем же Марина занимается?

— У нее рудники в ЮАР. То есть камни, цветные металлы. Но знаешь, что мне нравится в наших с ней взаимоотношениях, — я не расспрашиваю ее о прошлом, не рассматриваю семейных альбомов и никогда не задаю ей лишних вопросов, особенно по работе. Эта сторона дела меня мало волнует. А ее это даже подогревает: то ли я такой тупой, то ли знаю больше, чем кажется. В действительности же я получаю информацию о ее делах лишь из ее редких, отрывочных рассказов или из sms-ок, которые прочитал украдкой (улыбается).

— Что ты обычно отвечаешь недоброжелателям, которые утверждают, что ваш союз — всего лишь контракт, выгодный обеим сторонам?

— Ничего не отвечаю. Пусть продолжают завидовать. В России принято прибедняться, чтобы вызывать жалость, но кому будет интересна такая банальность?! Причем всеобщее любопытство выражается именно так: «Она купила ему квартиру!»

— А это не так?

— У меня были уже собраны деньги на квартиру, не хватало каких-то 20%, и она мне их дала в долг, который, кстати, я ей уже отдал.

— Ты настолько щепетилен?

— Да, Марина была разочарована.

— Во многих интервью ты говоришь, что Марина, дескать, возит тебя на уик-энд в Париж, а недавно вы праздновали твое 33-летие на яхте в Средиземном море и т. д. Такие рассказы более органичны в устах девушки, откровенничающей о своем богатом любовнике. Что, по-твоему, должен думать обыватель?

— Вот посмотри на мою жизнь: мы с тобой встречаемся в ресторане, в пол-одиннадцатого ночи, после многочасового съемочного дня, я вконец измотан. Как считаешь, кто мне сейчас нужен?

— Марина.

— Только если она создаст мне праздник, а так: «До свидания!». Никто не нужен. И, между прочим, Марина это прекрасно понимает. Чего стоят все эти ее образы, разнообразные наряды, весь этот бесконечный карнавал: сегодня она леди, завтра — проститутка, послезавтра — женщина-вамп и т. д. То есть она постоянно меняется, чтобы не надоесть.

— Но хочется ведь с близким человеком и расслабиться, побыть самим собой…

— Но если эти переодевания в кайф?! Каждый ведь делает то, что ему нравится. Алла Пугачева тратит деньги в казино, а Марина тратит их на шмотки.

— А тебе она дает какие-то суммы?

— Нет. И она совсем не щедрый, а скорее алчный человек, как и любой бизнесмен. А если Марина и устраивает эти праздники, то в первую очередь для себя, а я уже просто значусь в программе: участвую в действе, созданном ей, где-то подыгрываю… Безусловно, она лидер в нашей паре.

— Можно сказать, что она относится к тебе, как к своей собственности?

— Люди бизнеса вообще ко многому относятся, как к собственности, уверены, что все можно купить. Но мне все-таки кажется, что в отношениях со мной ее заводит еще и то обстоятельство, что я «летучий голландец» и меня купить невозможно.

— И ты не комплексуешь, что в материальном аспекте Марине проигрываешь?

— Есть немного. Но шутка в том, что у богатых, особенно в России, тоже полно своих комплексов, и весь наш мир придуман, чтобы их получше закамуфлировать. На Западе, например, состоятельные люди не щеголяют в дизайнерской одежде — они не видят нужды таким способом что-то кому-то доказывать.

— Ты намекаешь на Марину?

— Да, она имеет дурную привычку укомплектовываться с ног до головы в вещи с известными лейблами. Мы часто ругаемся по этому поводу. Или когда она упрямо прется через VIP-зал «Шереметьево-2». Вот к чему такие детские понты, скажи?!

— Интересно, ты именно об этом говорил Марине, когда получил сумкой по голове в одном известном клубе?

— У любого инцидента есть своя предыстория. Все видели лишь финальную сцену, а что было до этого, не знают. У нас тогда шел разговор о подарках детям-сиротам, детям Беслана, и я просил Марину в этот вечер надеть мое любимое респектабельное коричневое платье от Ив Сен-Лорана и шубу. Она же, наперекор мне, пришла совершенно в другом наряде и выглядела в нем как последняя дешевая шлюха. То есть мое настроение увидеть ее в этот день леди не оправдалось. Ну, она всегда поступает по-своему.

— Тебя не смущает ваша разница в возрасте? Ты настолько инфантилен, что обращаешь внимание на женщин намного старше себя?

— Никогда не занимался подобным самоанализом, но помню, что мне всегда нравились зрелые женщины.

— Марина тебя ревнует?

— А как же! И я ее ревную. Но на самом деле это бесполезное чувство. Если человек захочет изменить, он все равно это сделает — тут не уследишь.

— Сколько лет вы вместе?

— Уже полтора года тремся.

— Не иначе свадьбу года готовите? Так и вижу заголовки газет…

— Пять тысяч гостей, Рикки Мартин поет… Как думаешь, кто должен сделать предложение?

— Марина, она же у вас активная сторона.

— Правильно, мне тоже так кажется (смеется).

— Правда, судя по вашим совместным интервью, ты не очень удобный партнер: опять-таки грим на ночь не смываешь, портишь дорогие наволочки, приходится Марине их менять на более дешевые…

— Да, если я прихожу поздно и у меня на следующий день съемки, то я не вижу смысла снимать грим, тем более зачастую мне просто лень это делать. Я знаю, что это вредно для кожи, зато два раза в месяц я хожу в Диор-СПА, где восстанавливаюсь. И по поводу ухода за собой я тебе даже больше скажу: когда ложусь спать один, то на ночь и зубы не чищу, и душ не принимаю. А почему ради Марины я должен изменить своим привычкам?!

К тому же у нас ведь уже не первый день страсти. Хоть мы и не живем в одной квартире, но ведем себя уже как супруги со стажем. Знаешь, которые даже дверь туалета за собой не закрывают, потому что друг друга уже наизусть изучили.

— И пока вас устраивает, что вы встречаетесь так, набегами, по выходным?

— Вполне. А к чему видеть друг друга каждый день, готовить завтраки, ужины, потом мыть посуду?..

— Конечно, гораздо привлекательнее нестандартно путешествовать. Где вы были в последнее время?

— На Маврикии. В Лондон летали. Марина ходила на прием к принцу Кентскому.

— Тебя к принцу не взяла?

— Я сидел дома. Было забавно: обычно ведь жена сидит, ждет мужа с работы, а тут как бы роли поменялись. Я купил цветов, сидел, читал, ждал. Она звонила, говорила, что задерживается, я отвечал ей, что, мол, ничего, гуляй, будь счастлива, только разбуди меня, когда вернешься, хочу посмотреть, в каком состоянии ты придешь. Она пришла от принца в четыре часа утра, и я ей, как ты понимаешь, устроил скандал.

— В твоей жизни были романы, последствия которых ты тяжело и долго переживал?

— Были, но подробно о них я тебе не готов рассказать. От одной истории я отходил два с половиной года, а войдя в другую историю, уже начал было «расцветать», как через три месяца она закончилась. И снова — мороз.

— И оба раза не по твоей воле наступало расставание?

— Именно. И после таких ситуаций ты естественным образом становишься более циничным, прагматичным, умеющим наслаждаться радостями текущего дня.

— Скажи, почему постоянно ходят слухи, что ты гей?

— Но это же хорошо. Как утверждала Саманта в «Сексе в большом городе»: «Когда начинают говорить, что ты — гей, значит, ты по-настоящему популярен». И вдобавок, ко всему прочему, у меня очень много друзей-геев, потому что, когда я общаюсь с людьми, их сексуальная ориентация для меня не имеет никакого значения. А с геями тем более полезно общаться, потому что сразу узнаешь все новости нашего городка.

— С родителями часто перезваниваешься?

— Да, фактически каждый день.

— Как они относятся к Марине?

— Папа ее очень любит (шепотом), считает роскошной женщиной. А с мамой у нас был совместный ужин, и она призналась, что ее не удивил мой выбор, так как она знала о моей детской трепетной любви к своей тете, которая немного похожа на Марину.

— Когда ты последний раз пользовался своей популярностью в корыстных целях?

— Когда просил скидку на полочку в магазине «Armani Casa». В итоге мне сбросили 30%.

— Кстати, квартиру тебе оформляет дизайнер?

— Нет, сам, поэтому все очень долго тянется. Пытаюсь создать атмосферу 30-х годов.

— Приятно себя ощущать буржуа?

— Смешно. Пролетариатом быть веселее. А тут все немного чужое.

— До сих пор удивляешься, что ты — и вдруг в этой среде?

— Да, испытываю нечто подобное.

— Почему Марина говорит, что ты себя не любишь?

— В какой-то мере она права. Но, возможно, она не догадывается, что я получаю наслаждение, когда меня унижают (улыбается).

— Откуда у тебя такая тяга к эпатажу? Зачем ты демонстрируешь трусы на вечеринках?

— На это меня Света Конеген сподвигла. За нашим столом сидела большая компания, и Светка чего-то стала хвастаться, что ее итальянский муж подарил ей какое-то изысканное белье, которое сейчас на ней. Все стали кричать: «Покажи!» На что она сказала: «Только после Малахова». Все почему-то решили, что мне слабо. Короче, это был спор. Светка его проиграла, и с нее бутылка вина. Но больше всего меня поразило, что, оказывается, в тот вечер за соседним столиком сидел дуэт Pet Shop Boys, который я не узнал. А ведь это был реальный шанс познакомиться и пригласить их в программу. Кстати, и журналисты тоже сконцентрировали все свое внимание на моих трусах, а не на легендарном коллективе.

— Слушай, скажи напоследок, а насколько твоя внутренняя суть отличается от внешней оболочки?

— Это примерно то же самое, когда ты читаешь на упаковке, что сок сделан из натуральных фруктов, якобы стопроцентный. А на деле же оказывается, что только пятидесятипроцентному концентрату можно верить.


МАРИНА КУЗЬМИНА: «С Андреем нас связывает секс»

— Марина, говорят, первое впечатление самое верное. Что вы подумали об Андрее, когда его увидели?

— Мальчик-ботаник.

— Как ваши отношения развивались после знакомства?

— Мы случайно пересеклись только через несколько месяцев, летом, в июле, завязался разговор на тему моего недавно прошедшего дня рождения, и как-то мы решили, что должны его отметить еще раз — вместе.

— И ваши отношения вовсе не рекламный трюк для собственной раскрутки, а настоящие чувства?

— Поймите, я серьезный бизнесмен, и мне совсем не нужно паблисити подобного рода. Просто со мной рядом сейчас есть человек, который согревает мою жизнь, очень трепетно ко мне относится, хотя и скрывает это иногда за маской некоторой грубоватости. При этом он известен миллионам. Поэтому я, находясь рядом, тоже вынуждена пожинать плоды этой его популярности.

— Станете опровергать всеобщее мнение, что Андрей живет за ваш счет?

— А стоит ли? Тем более что сфера финансов намного более интимна, чем даже сексуальные отношения.

— Ваши вкусы всегда совпадают?

— У нас принципиально разный подход ко многим вещам. Вот он, например, носит одежду из «Zara», а я предпочитаю именитых кутюрье, причем их эксклюзивные модели, желательно сделанные специально для меня. Он купил старую квартиру и обставил ее простенькой мебелью, а я всегда покупаю мебель, которую делают известные производители по моим собственным рисункам. К слову, тут меня недавно спросили, какую музыку я хотела бы слушать у себя дома, на что я ответила: «Только ту, которую лично для меня написал бы какой-нибудь композитор».

— То есть, если бы у вас был выбор: включить ли Моцарта или лирическую композицию, посвященную вам, вы бы, не колеблясь, выбрали второе?

— Вот если бы Моцарт написал специально для меня, тогда это было бы подходяще (улыбается).

— Это некий способ самоутверждения?

— У меня уже давно нет необходимости в чем-то утверждаться. Для меня это просто увлекательная игра. Сами посудите: если я могу себе позволить что-то оригинальное, зачем мне ходить в том, в чем ходит любая студентка? Всего, что я на сегодняшний день имею, я добилась сама, и не прочь это продемонстрировать.

— С Андреем вы можете себя почувствовать слабой?

— Нет, он не любит слабых женщин.

— Признайтесь: вы собираетесь с Малаховым создавать семью, рожать ему детей?

— Я планирую родить еще одного ребенка. Но не факт, что он будет от Малахова.

— Кажется, что вы вроде и вместе, но в то же время и врозь: у каждого своя жизнь, своя территория.

— Думаю, что чем дольше так будет продолжаться, тем будет лучше для нас обоих. Знаете, Анрей — это первый мужчина в моей жизни, который научил меня уважать внутреннюю свободу близкого человека. У каждого из нас есть свое пространство, и это замечательно. То есть у нас исключены собственнические звонки друг другу, типа: «А ты где? А ты с кем? А что ты делаешь?». Хотя все равно Малахов находит повод для ревности: он просто так устроен, что ему нужен этот драйв, он мазохист по натуре. И я не сразу это поняла, поэтому вначале страшно обижалась, когда он придумывал в своем воображении какую-то невероятную историю, а я всего лишь была занята и не ответила на его звонок. Со временем я уяснила себе, что не стоит его разочаровывать, пусть живет в своих иллюзиях, в своих эротических фантазиях.

— И все-таки, что вас связывает, если вы такие разные?

— То, что связывает мужчину и женщину, — прежде всего секс, конечно. Когда все получается удачно в постели, то все прочие нюансы отпадают, они просто не имеют значения.