Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Все могут короли

1 апреля 2005 04:00
717
0

8 апреля состоится свадьба, о которой он и она мечтали 35 лет. Только одному Богу известно, сколько им пришлось пережить, чтобы этот день наконец настал. Он бросил вызов семье, традициям, целому народу. Она нашла в себе силы смириться с тем, что никогда не будет любима ни его родными, ни его подданными. Он — британский принц Чарльз. Она — просто Камилла Паркер-Боулз. Мужчина и женщина, историю любви которых когда-нибудь назовут самым бурным и трагическим романом XXI века. Вот и верь после этого, что жениться по любви не может ни один, ни один король.

8 апреля состоится свадьба, о которой он и она мечтали 35 лет. Только одному Богу известно, сколько им пришлось пережить, чтобы этот день наконец настал. Он бросил вызов семье, традициям, целому народу. Она нашла в себе силы смириться с тем, что никогда не будет любима ни его родными, ни его подданными.

Он — британский принц Чарльз. Она — просто Камилла Паркер-Боулз. Мужчина и женщина, историю любви которых когда-нибудь назовут самым бурным и трагическим романом XXI века.

Вот и верь после этого, что жениться по любви не может ни один, ни один король.



Ей на роду не было написано выйти замуж за принца, и она не строила призрачных воздушных замков. Камилла Шенд появилась на свет в аристократичес-кой и состоятельной семье, которая, однако, не могла похвас-таться знатными титулами. Шендов звали на светские приемы и рауты с участием королевской четы, приглашали на игру в поло и традиционную охоту на кроликов, но они всегда знали свое место. Максимум, что сулила Камилле судьба, — стать женой какого-нибудь аристократа из их круга. Когда пришло время, родители отправили дочь сначала в пансион благородных девиц, а потом в Куин Гейт Скул в Лондоне, которая славилась подготовкой образцовых леди.

Однако леди из Камиллы не получилось. Приезжая на каникулы, она шокировала родственников не только своим внешним видом, но и весьма странными для молодой девушки наклонностями. Юбок и платьев Камилла почти не носила. К гостям поместья она выходила в той же одежде (клетчатая рубашка, брюки, солдатские ботинки), в которой возилась с собаками. Причем часы, проведенные на псарне, она считала более приятным и полезным занятием, чем чаепития с родственниками. Так же страстно, как собак, Камилла любила лошадей, скачки и природу. Иногда она дни напролет проводила в седле, объезжая окрестности… Чета Шенд была в шоке. Вместо благовоспитанной барышни из Камиллы вырос нескладный подросток с прокуренным голосом и обгрызенными ногтями.

Когда принц Чарльз впервые встретил Камиллу, ему было двадцать два, а ей двадцать три года. Шел дождь. Камилла, одетая как обычно в свою грубоватую униформу, держала под уздцы любимую лошадь. Никакого смущения от встречи с наследником престола, который случайно оказался на площадке для игры в поло, она явно не испытывала: «А вы знаете, что моя прапрабабушка была любовницей вашего прапрадедушки?» Говорят, именно с этого весьма наглого вопроса и начался их роман.

Чарльз был поражен удивительным совпадением: действительно, его прапрадед король Эдуард VII обожал прапрабабку Камиллы — несравненную Алису Кеппел. Об их связи судачил весь двор, но серьезного продолжения отношения не имели. Когда Эдуард умер, Алисе даже не позволили подписать книгу соболезнований. Впрочем, Чарльза потрясла не столько история, сколько женщина, которая ее рассказывала. Камилла не была похожа на тех рафинированных леди, с которыми он привык общаться при дворе. На лице — ни грамма косметики, на голове — несуразная прическа, на ногах — комья грязи. Поговорив всего несколько минут, они обнаружили много общего. Оказалось, больше всего на свете оба любят лошадей и собак.

Их роман развивался стремительно. Наследник престола делал все возможное, чтобы оказаться там, где появлялась Камилла. Ей в свою очередь пришлось сделать над собой усилие и полюбить светские рауты, на которых обязан был присутствовать Чарльз. В ее гардеробе даже завелось несколько платьев, перчаток и шляп. Но носить их Камилла по-прежнему не умела. Что бы она ни надела, она все равно была похожа на «солдафона в юбке».

Отношения с Чарльзом льстили ее самолюбию, но иллюзий по поводу их продолжения Камилла не питала. Она прекрасно знала, кто — он и кто — она. В 70-е годы прошлого века принцы женились на золушках только в сказках. Вся Европа взахлеб обсуждала поступок шведского короля, который решился самостоятельно пройтись по магазинам. Поэтому, когда спустя некоторое время Чарльз сделал Камилле предложение, она подумала, что он спятил. Женившись на ней, он потерял бы все — титул, корону, любовь матери и отца. Камилла не готова была принять такую жертву. Она отлично понимала, что, сказав «да», она мало что выиграет, но многое потеряет. Во-первых, Шенды навсегда рассорятся с Букингемским дворцом. Во-вторых, пресса обвинит ее в предательстве интересов Британии. В-третьих, она больше не сможет беспечно скакать по полям на своей любимой лошади и возиться с собаками на псарне. Для Чарльза морганатический брак стал бы повторением истории его предка Эдуарда VIII, женившегося на американке Уэлис Симпсон и прожившего жизнь под титулом герцога Виндзорского. А вот для Камиллы… Думая о предложении наследника, она все чаще вспоминала о своей прапрабабке Алисе, навсегда оставшейся в истории в статусе «этой женщины». Нет, пока она была не готова к такому повороту судьбы.


Трое на качелях




В 1973 году Чарльз отправился в длительный военный поход в Вест-Индию. Однажды, прос-матривая присланные с родины газеты, он наткнулся на сообщение о свадьбе Камиллы Шенд и Эндрю Паркер-Боулза. По воспоминаниям очевидцев, новость произвела на принца неизгладимое впечатление. Он заперся в каюте и вышел оттуда лишь спустя шесть часов — с красными глазами и хлюпающим носом. Тем не менее Чарльз нашел в себе силы направить в адрес новобрачных свои поздравления.

Со своим будущим мужем Эндрю Паркер-Боулзом Камилла начала встречаться еще до знакомства с принцем. Ей вскружил голову симпатичный весельчак, и она активно искала его общества. Роман с Чарльзом этим отношениям никак не помешал. Более того, получив предложение наследника, Камилла решила, что ей действительно пора замуж. Но не за принца, а за Эндрю. Она думала, что Чарльз правильно поймет ее вероломство. В конце концов, своим поспешным замужеством она спасает его корону.

Камилла ошиблась. Нет, Чарльз все правильно понял и простил. В знак примирения он даже стал крестным ее первенца — Томаса, родившегося в 1974 году. Вот только отказываться от любимой наследник не собирался. Наплевав на пересуды, он появлялся в поместье Паркер-Боулз гораздо чаще, чем того требовали приличия. Он то приезжал справиться о здоровье крестника. То прогуливался с Камиллой по весеннему парку. То заходил на псарню посмотреть на приплод. Мужа Камиллы частые визиты Чарльза, похоже, не беспокоили. Он сам был не слишком верен Камилле и не требовал верности с ее стороны. Мис-тер Паркер-Боулз прекрасно знал, что у каждого английского монарха имелась замужняя любовница. Значит, Богу было угодно, чтобы будущий король выбрал на эту роль именно его жену. Однако принц продолжал думать о Камилле не только как о любовнице. В тени цветущего шиповника Чарльз пылко уговаривал любимую женщину выйти за него замуж. Влюбленного наследника совершенно не смущал тот факт, что его избранница находилась на седьмом месяце беременности.

Слухи о матримониальных планах сына в конце концов достигли ушей Елизаветы II. Королева и раньше догадывалась о его связи, но она и помыслить не могла, что дело зашло так далеко. Чарльз был вызван в Букингемский дворец, где ему однозначно дали понять: он должен немедленно отречься от Камиллы и жениться на достойной девушке. Не обязательно богатой, но титулованной и желательно девственнице. Этого хочет двор, этого ждет народ, наконец, этого требует она, Елизавета.

Диана Спенсер не роняла хрустальную туфельку. Сказку про Золушку и принца от начала до конца придумали во дворце. Диану нашли по тем признакам, которые так недвусмысленно обозначила королева. Ей было всего девятнадцать лет. Она происходила из знатного, но бедного рода. Ее репутация сияла чистотой, как белая лилия в каплях росы. К моменту помолвки с Чарльзом о Диане было известно лишь то, что она очень любит детей.

Их свадьба покорила весь мир. Миллионы людей наблюдали, как наследник британского престола ведет к алтарю хрупкое прекрасное создание — и искренне желали им счастья. Диана глядела на мир широко распахнутыми глазами невинности. Принц сделал все от него зависящее, чтобы тоже выглядеть счастливым. Камилла не присутствовала на свадьбе. Она поклялась себе и Чарльзу, что отныне будет следить за его жизнью только по телевизору. Камера крупным планом показала принца, поднимающего вуаль невесты. Камилла не видела сияющего лица Дианы, она смотрела лишь на запонки с инициалами СС (Camilla и Charles) — ее свадебный подарок бывшему любовнику.

Во время медового месяца журналисты спросили молодоженов:

— Любите ли вы друг друга?

— Конечно, — простодушно ответила принцесса Уэльская.

— Смотря что понимать под словом «любовь», — неожиданно дерзко заметил принц.




Жена не стена


Знала ли Диана, что Чарльз женился на ней не по любви, а по расчету? Мир, с такой готовностью поверивший в красивую сказку, созданную телевидением, долгое время был уверен — конечно, нет. Двадцатилетняя принцесса казалась для этого слишком чистой, слишком наивной. Только недавно в прессе стали появляться интервью горничных, свидетельствующие о том, что Диана Спенсер не хуже остальных была осведомлена о связи своего будущего мужа с Камиллой Паркер-Боулз. Да и могло ли быть иначе, если ее старшая сестра Сара дружила с Камиллой?

Говорят, перед свадьбой Чарльз клятвенно пообещал матери покончить с прошлым. Биографы подтверждают: несколько лет он действительно не искал встреч с Камиллой. Они виделись лишь на светских раутах, да и то старались держаться друг от друга подальше. Очевидно, связь возобновилась лишь после рождения двух сыновей Чарльза и Дианы. В 1986 году Чарльз неожиданно уехал с Майорки, прервав традиционный отпуск с семьей. Жене он сказал, что устал от жары и хочет в оставшиеся дни «спокойно порыбачить в Шотландии». Очень быстро при дворе стало известно, что «рыбачил» он в обществе Камиллы.

Вернувшись с Майорки, Диана рвала и метала. Поведение мужа казалось ей отвратительным. Но жаловаться было некому. Королева самоустранилась от участия в семейных делах молодой четы, посчитав свою основную материнскую миссию выполненной. В тот момент Елизавета даже представить себе не могла, какой финал будет у придуманной ею идиллической истории про принца и Золушку.

В 1987 году Чарльз и Диана разъехались. Она жила в Лондоне. Он подолгу пропадал в своем поместье Хайгроув, кстати, расположенном в пяти минутах езды от дома Паркер-Боулз. Порой супруги не виделись неделями, а когда они все-таки встречались, Диана закатывала мужу истерики, которые заканчивались жестокими приступами булимии. Наконец настал тот момент, когда слухи о проблемах в семье наследника стали достоянием широкой общественности. Миллионы телезрителей наблюдали, как Диана брезгливо стирает с губ поцелуй мужа.

В 1989-м принцесса Уэльская решилась на отчаянный шаг. На одной из вечеринок она подошла к Камилле и сказала, что знает всю правду. И про бесконечные разговоры любовников по телефону. И про их тайные свидания в Хайгроуве. И про то, что для конспирации они называют друг друга Глэдис и Фред… Камилла смерила Диану надменным взглядом: «У вас есть все, что вы хотели. Все мужчины мира готовы пасть к вашим ногам. У вас есть двое прекрасных сыновей. Что же вы еще хотите?

Спустя двадцать лет Камилла уже не собиралась так же легко отказываться от любви Чарльза, как сделала это в молодости. Диана потом признавалась, что встреча с «этой женщиной» раздосадовала и напугала ее.




Поющие в терновнике


С момента первой встречи с принцем Камилла больше всего на свете боялась повторить участь своей прапрабабки и превратиться в «эту женщину». Но от судьбы не уйдешь. Когда в 1993 году разразился телефонный скандал, получивший название «Камиллагейт», от нее отвернулись все, кроме самых близких. Никто в Букингемском дворце не ожидал, что СМИ, подконтрольные медиа-магнату Рупперту Мэрдоку, отважатся опубликовать пленку с записью интимных разговоров Чарльза с Камиллой. Ведь долгое время пресса относилась к королевским особам как к покойникам: про них писали либо хорошо, либо ничего. И вдруг такой скандал! Наследник престола признается, что он хотел бы стать гигиенической прокладкой в трусиках своей любовницы! Подданные узнали, что их чопорный благовоспитанный Чарльз — настоящий пошляк, да еще не самый изобретательный. А королева углядела в шокирующих публикациях нечто большее, чем компромат на наследника. Она поняла, что в стране есть силы, готовые пойти на все, лишь бы ее сын не стал королем Британии. И Камилла помимо своей воли является их главной помощницей.

Елизавета вызвала к себе главу службы протокола и сообщила, что больше не намерена встречаться где бы то ни было с «этой женщиной». Не лучшим образом повел себя и отец Чарльза — принц Филипп. Столкнувшись нос к носу с Камиллой на благотворительном ужине, он сделал вид, что они не знакомы.

С тех пор в течение десяти лет никто из членов королевской семьи не сказал миссис Паркер-Боулз ни единого слова. Вскоре после телефонного скандала принц Чарльз в телеинтервью признал, что Камилла правда все эти годы была его любовницей. И тогда на нее ополчились все — люди, газеты, даже собственные дети. Для миллионов британцев Диана стала святой. А Камилла — исчадием ада. Порочной фурией, разбившей трогательную сказку, милую любому среднесентиментальному обывателю. Как она выстояла в этом море человеческой ненависти, неизвестно. Другая бы на ее месте пустила себе пулю в лоб…

Никто никогда не видел, чтобы миссис Боулз плакала. Напротив, чем больше о ней судачили, тем непроницаемее становилось ее лицо. Она не сделала ничего, чтобы понравиться людям. «Когда Камилла смотрится в зеркало, оно тускнеет от скуки», — так отозвался о ее внешности известный английский дизайнер Ричард Блэкуом. Если сравнить Диану с розой, то Камилла на ее фоне скорее похожа на цветок из гербария — сухая, блеклая, морщинистая. И все-таки судьбе было угодно распорядиться так, чтобы роза увяла, даже не успев распуститься до конца.

Трагическая смерть Дианы в сентябре 1997 года открыла новую страницу в отношениях Чарльза и Камиллы. Букмекерские конторы начали принимать ставки на вероятность их свадьбы. Охотников нашлось немного, ибо поначалу такое развитие событий казалось категорически невозможным. Королевский двор продолжал делать вид, что женщины по фамилии Паркер-Боулз для него не существует. Архиепископ Кентерберийский заявил, что церковь никогда не благословит этот союз, поскольку он противен Богу и церкви. Опросы британцев показывали, что, если Чарльз и впрямь захочет жениться на Камилле, он должен отказаться от своих прав на престол. Перед ними стояла непростая задача — развернуть общественное мнение на 180 градусов. Камилла не претендовала на титул принцессы Уэльской, но она твердо считала, что ее Чарльз должен быть королем. Ведь иначе она могла выйти за него замуж тридцать лет назад.

В 1999 году влюбленные впервые появились вместе на публике. Потом был первый прилюдный поцелуй. И первый совместный отпуск в Греции с детьми Чарльза — Уильямом и Гарри. В 2000 году королева Елизавета заявила в кругу приближенных, что считает своей важнейшей задачей решение проблемы брака наследника. «Пусть лучше Чарльз женится на „этой женщине“, чем окажется на престоле с любовницей вместо супруги и спровоцирует конституционные осложнения», — заявила она. Единственное условие, выдвинутое королевой, — принц не должен заключать брак раньше, чем Британия отпразднует 50-летие ее царствования.

Итак, королевский двор был сломлен. Уговорить архиепископа Кентерберийского взялась лично Елизавета. Дело осложнялось тем, что шестьдесят священников пообещали отречься от сана, если королем Британии и соответственно главой англиканской церкви станет человек, женившийся на разведенной женщине. Однако в конце концов архиепископ сдался. Решено было, что церемония бракосочетания будет гражданской, после чего архиепископ благословит молодоженов.

Труднее всего для Букингемского дворца оказалось повлиять на общественное мнение. Смерть Дианы произвела такое сильное впечатление на нацию, что британцы никак не хотели смириться с мыслью, что ее место может занять другая женщина. И тем более Камилла Паркер-Боулз. «Она похожа на персонаж из фильма о вампире Дракуле», — пугал людей влиятельный владелец магазина «Хэрродс» Мухаммед аль-Файед. Еще в начале 2004 года за свадьбу Камиллы и Чарльза однозначно высказывались только 32% британцев.

Говорят, принц заставил свою подругу сходить к косметологу и заказать себе пару новых вечерних туалетов у модного среди знати дизайнера Пэдди Кэмбела. Однако гораздо большее значение сограждане придали тому факту, что Чарльз уже отремонтировал лондонскую резиденцию Кларенс Хаус в расчете на нового члена семьи и даже включил расходы на Камиллу в свои финансовые документы. «Хотим мы того или нет, они все равно уже одно целое, — заявил Мартин Фарр — историк, специализирующийся на британской монархии. — Официальная свадьба так мало значит для этих двух людей, почему же она должна разделить наше общество?»

Чарльз сделал последнее, уже третье предложение Камилле накануне Дня святого Валентина. Поседевший худой человек по старинке опустился на одно колено и преподнес своей избраннице платиновый старинный перстень. Он уже знал, что на этот раз она скажет «да», сделав его самым счастливым человеком на Земле. Этой минуты наследный принц Британии ждал долгих тридцать пять лет.