Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Школа приемников

Где в Москве учат на приемных родителей?

20 октября 2008 18:37
673
0

Когда человек собирается усыновить ребенка, он знает, что ему предстоит встретиться с трудностями, и в принципе готов к подвигу. Но трудности эти ему рисуются как-то абстрактно.

Когда человек собирается усыновить ребенка, он знает, что ему предстоит встретиться с трудностями, и в принципе готов к подвигу. Но трудности эти ему рисуются как-то абстрактно. В голове крутятся какое-то трудное детство, деревянные игрушки, скользкий подоконник и сомнительная генетика.

Но когда приходит время столкнуться с действительными проблемами — оказывается, что человек к ним совершенно не готов. Просто не ждал такого.

Именно для этих случаев и существуют школы приемных родителей, в которых органы опеки рекомендуют пройти обучение еще до начала сбора документов. Год назад Московская служба психологической помощи населению (МСППН) открыла в столице сразу шесть таких школ.

«А зачем мне это надо? — иногда спрашивают будущие усыновители. — Мы своих детей вырастили, взрослые уже. И тут не спасуем». Но у детдомовских детей существует пусть небольшая, но специфика. Более того: специалисты очень часто сталкиваются с высоким уровнем тревожности будущих усыновителей. А школа дает не только знания о ребенке — вроде депривации (состояние потери, лишения. — «РД»), госпитализма (расстройства, вызванные длительным пребыванием вдали от близких. — «РД») и адаптации, но и развивает веру в себя, в свои силы.

Обучение в Школах МСППН длится 72 астрономических часа — это одно-два трехчасовых занятия в неделю. Лекции проходят вечером, чтобы слушатели могли приехать после работы. В перерыве людей обязательно напоят чаем. В группах занимаются от 8 до 15 человек, довольно часто люди приходят парами — муж с женой.

На лекциях они узнают, каковы особенности приемных детей различного возраста, что делать, когда их поведение непонятно, как быть, если ребенка хочется наказать. Нередко люди признаются психологам, ведущим занятия, что эти знания очень бы им пригодились в то время, когда надо было воспитывать собственных детей.

Кроме того, будущие родители узнают, как разговаривать с сотрудниками органов опеки, как организовать процесс оформления документов для усыновления, опекунства и патроната, как быть с тайной усыновления — скрывать или гордиться. Ну и плюс школа дает возможность реально оценить свои силы до того, как ребенок войдет в семью.


* * *

— Закончить школу — не значит тут же взять ребенка, — говорит Неля Пилипко, руководитель одной из школ МСППН. — Иногда между этими двумя событиями проходит год-два. И это хорошо — пусть человек берет ребенка, когда решение станет взвешенным. Иногда люди понимают, что нет у них нужной мотивации, каких-то качеств. Не было еще ни одной группы, чтобы хоть один слушатель не сказал, что лучше продолжит навещать детей в детдоме, будет волонтером, а вот к ежедневной работе он не готов. Часть из них — это женщины в возрасте. У нас нет верхней возрастной планки — были слушательницы и 68, и 71 года. Одна из них хотела оформить патронат над двумя девочками 12 лет, но после обучения приняла решение просто помогать детдому. Занятия в школе дают возможность реально взвесить свои силы. Происходит такой самоотбор, что ли… А кто-то, наоборот, — хотел оформить патронат, а потом говорит: «Буду усыновлять!»

По окончании обучения слушатель получает специальный сертификат. Он не имеет юридической силы, но впоследствии учитывается. Опеки гораздо благосклоннее к тем людям, которые прошли обучение. Это подтверждает и серьезность намерений, и дает какую-то гарантию, что родитель не сдаст потом ребенка обратно.

В одной из школ даже был случай, когда опека порекомендовала пройти обучение женщине-опекунше с 4-летним стажем, которая хотела отдать в детдом 14-летнюю девочку. Обучение помогло ей справиться с проблемами переходного возраста у воспитанницы, и сегодня в этой семье все нормально.


* * *

Средний возраст слушателей — 40—50 лет. Состав делится примерно поровну — это или одинокие женщины, или семейные пары без детей.

Лекции в школе проходят блоками: есть юридический, есть медицинский. Часть занятий проходит в виде интерактивных тренингов. Неля Пилипко ведет меня в комнату для таких занятий — доска, фломастеры, клейкие листочки, стулья в круг.

— А бывает, что человек начинает себя вести на тренинге так, что вы понимаете: это — не усыновитель? — спрашиваю я, перебирая цветочки из цветной бумаги, приготовленные для одного из занятий.

— Да, бывает, на группе открываются неожиданные стороны характера. У нас была одна женщина, мы слушали ее высказывания и вздрагивали: неужели она действительно хочет усыновить? Так на последнее занятие она пришла с бутылкой шампанского и сказала: «Спасибо группе за то, что я рассталась с иллюзиями».

— Вы даете слушателям домашние задания. В чем они заключаются?

— Вот, например, мы просим дома нарисовать план квартиры и потом цветными фломастерами — по цвету на члена семьи плюс будущий ребенок — отметить личное пространство и общее. Чем меньше в этом вопросе четкости, тем выше впоследствии чувство тревожности. Детдомовским детям очень важно это понятие: «мое».

Или я прошу найти три причины себя похвалить. Люди впадают в ступор…

— Сегодня или за всю жизнь?

— Сегодня! Чем я могу гордиться? Люди начинают вспоминать про поступление в МГУ, покорение Эвереста… Но если ты найдешь, за что себя похвалить сегодня, то и другого похвалишь за мелочь. И не будешь потом ждать от ребенка исключительно свершений вроде поступления в МГУ, а всегда найдешь, чему за него порадоваться.

— Моя знакомая хочет усыновить малыша месяцев пяти-шести. Я ее уговариваю пройти обучение в школе приемных родителей, а она говорит: «А мне зачем? Я же беру такого ребенка, на котором пребывание в учреждении пока мало отразилось».

— В таком случае мы подскажем, чем можно компенсировать даже это время. И надо сказать, что у трехлетнего ребенка, которого только что взяли из семьи, пусть и пьющей, больше шансов установить привязанность с усыновителем, чем у ребенка, который часть жизни провел в доме ребенка или больнице. У него есть опыт близких отношений.

Подробнее о школе можно узнать по телефонам:

8−499−743−51−90 (ЮЗАО)
8−499−794−20−09 (ЮАО)
944−45−04 (СЗАО)
173−09−09 (все вопросы)