Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Ольга Шелест:

«Моя мечта — уехать в тайгу спасать тигров»

Валентина Пескова
12 ноября 2008 18:08
2583
0

Нас встретили уже у лифта. Радушный Йоши японской породы шиба-ину помахал хвостом, приглашая пройти за собой. У двери стояла приветливая хозяйка Ольга Шелест. Освободившись от съемок, телеведущая нашла время, чтобы пригласить к себе в гости «МК-Бульвар», познакомить с Йоши и рассказать о последних новостях, произошедших в ее жизни. Муж Ольги Алексей во время нашего визита отсутствовал, Йоши дожидался хозяина у двери, а мы вели неторопливую беседу.

Нас встретили уже у лифта. Радушный Йоши японской породы шиба-ину помахал хвостом, приглашая пройти за собой. У двери стояла приветливая хозяйка Ольга Шелест. Освободившись от съемок, телеведущая нашла время, чтобы пригласить к себе в гости «МК-Бульвар», познакомить с Йоши и рассказать о последних новостях, произошедших в ее жизни. Муж Ольги Алексей во время нашего визита отсутствовал, Йоши дожидался хозяина у двери, а мы вели неторопливую беседу.

— Ольга, наше интервью несколько раз переносилось по причине вашего плотного графика. Чем сейчас занимаетесь помимо работы?

— Каждый день я веду дневное трехчасовое шоу с Антоном Комоловым на радио «Маяк». Кроме того, мы делаем программу «Звездный вечер». Плюс командировки, разъезды, ведение различных концертов и фестивалей. Это все отнимает время. Скоро на Кипре состоится детский конкурс «Евровидение», и я тоже туда полечу в качестве комментатора. А кроме того, на подходе мультфильм «Ледниковый период-3», который нужно озвучивать.

— А как съемки фильма, в котором вы летом принимали участие?

— Съемки уже закончились, и в ноябре мы должны приступить к озвучанию. Для меня это был абсолютно новый опыт, общение с новыми людьми. Очень понравилось работать с режиссером Димой Грачевым. С Пашей Волей, моим партнером по съемочной площадке, мы очень много импровизировали.

— Какая роль вам досталась?

— Я играла роль помощника героя Паши Воли. Он был моим начальником, а моя героиня — его заместителем и другом. Герой Паши по натуре «пикапер»: быстро знакомится с девушкой, быстро ложится в постель, быстро расстается и быстро переходит к другому варианту. В один прекрасный день он попадает в не очень хорошую ситуацию, которая не только грозит ему потерей бизнеса, но и угрожает жизни. Я, как верный друг, пытаюсь помочь ему справиться с проблемой. Роль небольшая, второго плана, но мне было очень интересно ее играть.

— Это ведь была ваша давняя мечта. Приехав когда-то в Москву, вы хотели поступать именно на актерский и в кино давно мечтали сняться.

— Да, но до этого я еще снялась в сериале «Карусель», где у меня тоже была роль второго плана. Но кино — это, конечно, совсем иное.

— В прошлом году вам удалось поучаствовать в проекте «Цирк со звездами». Награды храните на почетном месте?

— Вот они, все мои награды! (Смеется, показывая на полку.) Бронзовая статуэтка Юрия Никулина за третье место и суперкубок «Слон», который мне достался по итогам суперфинала. Награды — это, безусловно, приятно, но мне прежде всего запомнилось и потрясло само мое участие в «Цирке».

— Какие-то свои умения, чему научились там, повторяете на досуге? Может быть, жонглируете или что-то еще?

— Я научилась жонглировать только тремя предметами и все ловлю себя на слове, что должна заняться жонгляжем посерьезнее. Мне кажется, жонглированием тремя предметами сейчас мало кого удивишь. Хотя, бывает, когда я захожу с друзьями в ресторан и вижу лежащие на подносе яблоки, тут же говорю: «Дай что покажу», — и вызываю неизменное потрясение. А на катушках, конечно, не стою, поскольку их у меня просто нет.

— Времени прошло уже много, но ваш финальный номер, когда вы стояли, балансируя на семи катушках, помнится до сих пор.

— Когда мы пришли в цирк, у каждого из нас выявляли малейшие таланты — кто к какому жанру наиболее склонен, чтобы помочь быстрее его освоить. Мне сразу сказали: «Попробуй встать на катушки. Ты же занималась сноубордом — знаешь, что такое равновесие и баланс тела». Я покрутила пальцем у виска и ответила: «Вы соображаете, что такое сноуборд? Когда ты стоишь на доске на снегу и когда ты стоишь на какой-то цилиндрической штуке, которая гуляет под тобою туда-сюда?» Но самое удивительное, что, когда я встала на эту штуку и начала «колбаситься» в разные стороны, мой тренер Станислав Георгиевич тут же заметил: «Да у вас природный баланс!» Оказалось, что мастера тонко чувствуют такие моменты, и когда я дошла уже до трех катушек, после чего у меня все перестало получаться, мой педагог все равно сказал: «Нет-нет, мы встанем на семь катушек! К чему же ты тогда сюда пришла? В прошлом году Яна Чурикова встала на пять — зачем нам повторять рекорды?» Когда мне это удалось, я посмотрела свой номер по телевизору и поняла, что, конечно, «лишканула», забравшись на эти катушки. Если с них лететь — все могло закончиться плачевно.

— Как реагировал ваш супруг, режиссер Алексей Тишкин, на ваше участие в проекте?

— Изначально он был категорически против, поскольку считал это очень опасным. А кроме того, он сказал, что не хочет бесконечно переживать из-за оценок, «которые тебе будут ставить всякие дураки, не понимая, что ты света белого не видишь, пропадая на этих репетициях». Он не посетил практически ни одно мое шоу. Пришел только единственный раз на львов и был в восхищении. Он видел, насколько сильно меня увлекло все происходящее, насколько мне это интересно, и в этом плане меня, конечно, поддерживал.

— В проекте вы участвовали со своим коллегой Антоном Комоловым. Лично для вас больше плюсов или минусов в том, что вас с Антоном воспринимают как единую творческую единицу? Когда-то у вас был совместный проект на MTV, и с тех пор вы так и продолжаете совместное шествие: снимаетесь в рекламе, ведете программы на радио и ТВ, озвучиваете мультфильмы?

— На самом деле я выступаю и с другими парнями. (Смеется.) Например, у нас много совместных проектов с Дмитрием Губерниевым. Но мне кажется, что, если удача улыбается тебе в лице такого замечательного партнера по работе, как Антон, этому нужно только радоваться. Я знаю бесконечное количество людей, которые работают в парах, но при этом не находят между собой общего языка, и это видно на экране. А с Антоном мы в общем-то мыслим себя и друг без друга. В том же «Цирке» мы, по сути, оказались конкурентами, где каждый бился за свое место в финале. Так что мне с моим напарником повезло. И если наш дуэт продается, почему бы не зарабатывать на этом баллы?

— Как ваше увлечение экстримом? Я слышала, вы получили травму…

— Да, случилась авария. (Смеется.) Но с увлечениями все прекрасно. Вот стоят сноуборды, готовые к отправке на какой-нибудь зимний отдых. Я продолжаю этим заниматься, несмотря на то что случилась поломка носа. Надеюсь, зимой я его подлечу и приведу в порядок. А будущим летом опять встану на доску.

— Можно попросить вас рассказать ту историю, которая произошла этим летом во Франции?

— Мы отдыхали на берегу Атлантического океана, занимались серфингом. Я целый год мечтала встать на доску, но буквально на второй день неудачно спрыгнула с нее и сломала себе нос. Я поймала волну, заканчивала фигуру, скорость доски уже стихла, и я с нее спрыгнула, чтобы поплыть к берегу. Но только вынырнула на поверхность, как увидела, что доска летит прямо на меня. Этот момент был, как в замедленном кино: я понимала, что доска сейчас приземлится мне ребром на нос, но сделать уже ничего не могла. Услышала только отчетливое «хрясь!» и почувствовала, как что-то теплое потекло у меня по лицу. Тут же увидела глаза мужа, который несся ко мне навстречу — Леша помог мне выбраться на берег, я побежала к спасателям. Говорю: «Кажется, я сломала нос». Меня повезли в госпиталь, сделали рентген головы, и врачи действительно констатировали перелом, но исправлять ничего не стали. Сказали: будете в Москве, если не понравится, как срастется, сделаете операцию. Здесь доктора сказали, что перегородка сломана удачно, потому что я все-таки могу дышать, но объема кислорода мне все же не хватает. Так что, думаю, ее придется исправлять. Удивительно, потому что я уже десять лет занимаюсь сноубордом, три года серфингом и ни разу у меня не было никаких травм.

— Но в детстве вы два раза ломали ключицу в секции по дзюдо.

— Как вы все хорошо обо мне знаете! (Смеется.) И это в моей жизни тоже случалось.

— Еще одно неприятное событие, которое вас постигло в этом году, — угон любимого автомобиля. Ситуация не прояснилась?

— Нет. Понятно, что автомобиль никто не найдет, хотя иногда такие истории случаются. Моя машина была застрахована, мне была выплачена страховка, и буквально через месяц я уже буду ездить на новом автомобиле.

— Раскроете секрет, что предпочли?

— То же самое. Я строгий приверженец марки Land Rover, и это будет тоже Land Rover — Range Rover. Ничего другого я уже, наверное, в своей жизни не попробую из автомобилей.

— Однажды вы сказали: с тех пор как я стала встречаться с Алексеем, журналисты перестали интересоваться моей личной жизнью. В апреле этого года журналисты все же узнали, что во время поездки в Ирландию Алексей сделал вам предложение.

— Да, правда, это было в ноябре, год назад. Но написали в апреле. Полгода мне удавалось хранить тайну. (Смеется.) На самом деле Алексей практически каждый день делает мне предложения…

— Но вы остаетесь непреклонны.

— Даже не могу ничего сказать. (Смеется.) Просто в ноябре прошлого года было уже десять лет нашим отношениям, и Леша к этому событию действительно подготовился. Он купил кольцо, мы поехали в Дублин, и там у какого-то собора он встал на колено и вручил мне это кольцо со словами: «Выходи за меня замуж». Люди вокруг аплодировали. Я ношу кольцо, но до загса мы так и не дошли.

— Что мешает зарегистрировать отношения?

— Брак для меня не является символом благополучного совместного проживания. Но я не являюсь и приверженицей гражданского брака. Мне кажется, если люди хотят быть вместе, им все равно, есть у них штамп в паспорте или нет. Все остальное — некие социальные штучки проживания в обществе. Есть штамп — значит, вы муж и жена. Нет штампа — значит, вы никто друг другу. Но ведь можно и со штампом в паспорте не быть друг другу мужем и женой в настоящем понимании этих слов, а быть чужими людьми. Что касается свадьбы, то здесь я, конечно, согласна. Свадьба для каждой девочки — это белое платье, фата, песни и пляски до утра, драки и прочие атрибуты. Пока у нас слишком мало свидетелей для этого события. Вот появятся внуки, может быть, правнуки…

— А дети для начала?

— И дети. (Смеется.) Чтобы было кому нести мой 70-метровый шлейф. Тогда, может быть, и поженимся.

— Чем сейчас занимается Алексей?

— Он много чем занимается. У него миллион проектов, и все они держатся в строгом секрете. Он занимается и созданием мультсериала, и рекламу продолжает снимать, и готовится к съемкам кино, и пишет сценарии. Вот сейчас, например, я даже не знаю, где он. Куда-то в очередной раз уехал по делам.

— В последнее время вы часто меняете имидж, на телевидении и различных мероприятиях появляетесь с разными прическами. А в интервью нам однажды рассказывали, что Алексей давно просит вас стать такой, какой увидел вас впервые: с короткой стрижкой и черными волосами. Черные волосы когда-нибудь будут?

— Скорее всего, да. На самом деле я совсем недавно подстриглась, и, когда ему объявила, что на сегодня записалась в салон и решила коротко подстричься, у него даже слезы на глаза навернулись. «И покрасишься в черный цвет?» — спросил он. Я сказала: «Не знаю, подумаю». Вернулась коротко стриженной, но блондинкой. Просто мне хочется, чтобы он продолжал говорить и общаться со мной. А как только я коротко подстригусь и покрашусь в черный цвет, он потеряет дар речи на всю оставшуюся жизнь.

— Когда вам исполнилось тридцать, журналисты сказали, что вы уже многого достигли, а вы на это ответили, что все, наоборот, еще впереди. Чего хотелось бы достичь на данном этапе? Может быть, сольного проекта на телевидении, может быть, чего-то еще…

— По сути своей я не карьерист. Я не стремлюсь делать карьеру на телевидении: если мне нравятся какие-то проекты, которые появляются в моей жизни, я ими занимаюсь. Если нет — отнесусь к этому спокойно. Удается куда-то съездить отдохнуть — я и так довольна. У меня есть одна мечта: покинуть все на год-два, уехать куда-нибудь, может быть, даже в другую страну, в какую-нибудь экологическую экспедицию отмывать пингвинов от мазута, или стоять в пикетах, чтобы не вырубали джунгли, или в тайгу уссурийских тигров спасать. Вот чем-нибудь таким я бы с удовольствием занималась. Но моя ответственность и моя жизнь в социуме предполагают мое нахождение здесь. Может быть, когда-нибудь, когда уже будут дети, я возьму долгосрочный отпуск и уеду куда-нибудь, чтобы насытиться другой жизнью. Совсем далекой от того, чем я занимаюсь.

— Как-то вы еще сказали, что хотели бы иметь загородный дом, чтобы быть ближе к природе.

— Он сейчас строится. Но это оказалось такой мукой, что я сразу сложила с себя все полномочия. Пусть дом будет какой угодно, главное, чтобы я не принимала в этом участия. (Смеется.) Это же целая история! Водоотводы, трубы, газ — все это нужно держать в голове, поэтому этим всем занимается муж, а я только наблюдаю со стороны. Максимум, что могу сказать, что «мне не нравится эта крыша, давайте сделаем другую».

— Сегодня нас встретил ваш четвероногий друг Йоши, а в загородном доме, мне кажется, животных у вас точно прибавится.

— Думаю, да. Парочка собак еще точно будет. Может быть, кошка. А еще Алексей на самом деле мечтает о пони. Уж не знаю, куда мы эту пони будем девать. Кроме того, по плану рядом с домом у нас должен быть пруд, потому что вокруг там какие-то съезжающие почвы, и в этом пруду обязательно должна собираться вся дождевая вода. Но, думаю, там обязательно будут и утки какие-нибудь плавать. Так что живности у нас будет предостаточно.

— Но вегетарианкой вы по-прежнему останетесь.

— Конечно! А что же — уточка будет плавать в пруду, а потом мы ее зажарим? Мне кажется, по отношению к утке это не совсем этично.