Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Буду резать, буду бить

16 февраля 2004 03:00
450
0

Одни из последних экранизированных романов — «Стилет» и «Ночь Стилета» молодого писателя Романа Канушкина. 10-серийный телефильм «Стилет» с Дмитрием Щербиной в главной роли снял известный режиссер Николай Досталь. К нему за подробностями и обратился «МК-Бульвар».

С середины 90-х годов Россия переживает настоящий литературный бум. Массовое чтиво — детективы, женские романы, боевики — каждый год выходят тысячами наименований. Прочитать это все нет ни сил, ни времени, ни, честно говоря, желания. Наиболее раскрученные из книг попадают на отечественные телеканалы в виде сериалов. Одни из последних экранизированных романов — «Стилет» и «Ночь Стилета» молодого писателя Романа Канушкина. 10-серийный телефильм «Стилет» с Дмитрием Щербиной в главной роли снял известный режиссер Николай Досталь. К нему за подробностями и обратился «МК-Бульвар».



— Николай Николаевич, вы перед тем, как начать снимать, прочитали книги Канушкина?

— Нет. Я читал уже сценарий Георгия Николаева, который был написан по мотивам книги «Ночь Стилета». Из первого романа «Стилет» в сценарий попало буквально полглавы, чтобы показать прошлое героя.

— Насколько мне известно, сериал был снят уже давно. На Украине он прошел еще летом прошлого года…

— Мы «Стилет» снимали в 2002 году. В начале 2003-го он уже был готов, но по каким-то причинам так залежался. Он уже и на кассетах вышел, и на Украине показали, и в Нью-Йорке по русскому телевидению, и в Израиле, и в Германии. В Германии на пиратских видеокассетах на обложке написано: «В главной роли Дмитрий Дюжев» — и напечатана его фотография. У меня Дима снялся в маленьком эпизодике — кто увидит, тот увидит. Он хороший парень, хороший артист, пришел: «Снимите меня хотя бы в небольшом кусочке». Ну, я его и снял.

— В сериале действие происходит и в ночных клубах, и в больницах, и в отделении милиции, и на кладбище… Наверное, что-то в декорациях снимали — договориться-то со всеми сложно?

— Декорации нет ни одной. Договориться сложнее, но построить — дороже и дольше. Тем более, если строительство тщательное, убедительное и достоверное, нужны «ювелирные» руки, чтобы все так воссоздать. Конечно, договориться непросто, и теперь это стоит немалых денег, но приходится как-то уговаривать, упрашивать, умолять, чтобы пустили. Мы, например, объехали пять-шесть больниц, прежде чем нашли ту, в которую нас пустили. И то при условии полной стерильности, сменной обуви, тишины и т. д. С милицией было проще договориться, и мы даже снимали в Московском уголовном розыске, в главном отделении ГУВД.

— А помощь они вам какую-нибудь оказывали?

— Мы достаточно вежливо и корректно просили всех о помощи, тем более она была небезвозмездна. Ну, конечно, помогали, консультировали. Охранное агентство, в котором мы снимали, подарило нам свое название, выделило своих охранников для съемки и разрешило снимать в кабинете начальника. Карина Золотова, которая играла директора охранной фирмы Злату, сидела за его столом.

— Вы с Георгием Николаевым вместе делали «Полицейские и воры», «Гражданин начальник»…

— Я с ним давно начал снимать. Он мне еще «Облако-рай» писал, «Мелкий бес». А потом уже — «Полицейские и воры», «Гражданин начальник».

— Когда с автором сценария работаешь так давно, это проще?

— Конечно, проще: мы уже понимаем друг друга хорошо, понимаем вкусы, пристрастия, взгляды, мироощущение… Но это не значит, что я работаю только с одним сценаристом. Вот мне в руки попался сценарий известного сценариста Эдуарда Володарского «Штрафбат» — и я в него вцепился, понимая, что такой фильм о войне еще никто никогда не снимал. Это серьезная картина о войне, о штрафниках, о 42—43-м годах — самых сложных годах войны. Я не хочу сказать, что штрафники — уголовники, политические заключенные и прочие — выиграли войну. Но и они внесли свой кирпичик в фундамент Победы. В главной роли — Алексей Серебряков. Это будет его лучшая роль. Там еще Юра Степанов снимается, Роман Мадянов, Полина Кутепова… Сейчас я заканчиваю этот 11-серийный фильм, и он занимает все мои мысли.

— Возвращаясь к «Стилету». У нас такого рода чтения сейчас очень много. Вы не считаете, что не нужно снимать по всем этим книгам сериалы?..

— Я-то считаю, что это не очень нужно. Но телеканалы прикрываются тем, что зритель хочет, зритель просит, рейтинг у этих вещей хороший. Хотя мне кажется, что зрителю все это осточертело, надоели ему эти стрелялки. Есть масса произведений классики — вот вам пример: сериал «Идиот». Конечно, надо экранизировать, снимать какие-то вещи более серьезные. Я уже утомился от стрельбы, погонь и прочего детективного сюжета и поэтому отказался от «Стилета-2». («Стилет-2» снимается режиссером Михаилом Туманишвили — «Случай в квадрате 36−80», «Марш Турецкого» — по сценарию Романа Канушкина, который параллельно пишет уже шестую книгу про Стилета. — Ю. М.)

— В таком случае почему вы согласились на «Стилет-1»?

— Во-первых, это моя профессия, мой заработок. Во-вторых, чтобы моя «мускулатура» режиссера не атрофировалась, надо быть в рабочей форме. И, учитывая, что это Николаев, мы с ним сделали такой сценарий, за который нам не стыдно. Мне за моих «детишек» никогда не стыдно, потому что, как говорится, мастерство не пропьешь и профессионализм не потеряешь, если ты находишься в рабочей форме. Не моя тема, не мой выбор, но вполне профессиональная работа.

— А «Штрафбат» вы делаете для души, не из-за денег?

— Конечно, это помимо заработка. Этот сериал может войти в ряд близких и дорогих мне картин — таких, как «Облако-рай», «Шура и Просвирняк», «Мелкий бес»…