Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Атака клонов

23 февраля 2004 03:00
950
0

Сериал «Земля любви, земля надежды» не оправдал надежд и не вызвал любви у зрителей: тягомотина, длившаяся больше года, к великой радости большинства наконец закончилась. На смену ему пришла теленовелла «Клон», считающаяся не только в Бразилии, но и во всем мире едва ли не самой популярной и кассовой новеллой последних пяти лет.

Сериал «Земля любви, земля надежды» не оправдал надежд и не вызвал любви у зрителей: тягомотина, длившаяся больше года, к великой радости большинства наконец закончилась. На смену ему пришла теленовелла «Клон», считающаяся не только в Бразилии, но и во всем мире едва ли не самой популярной и кассовой новеллой последних пяти лет. К тому же достаточно скандальной, потому что таких острых тем, как клонирование, мусульманская культура и наркотики, да еще и в одном флаконе, в «мыльных» сериалах до этого не было.

Глория Перез написала сценарий еще в 2000 году, но, чтобы выклянчить у студии деньги на съемку, потребовалось еще около года: руководство «Глобо» не было уверено в успехе сериала с такими «скользкими» сюжетными линиями. В конце концов «добро» было получено, но проблемы на этом не закончились. Режиссеры и актеры один за другим отказывались снимать и сниматься. На главную роль Глория приглашала Фабио Ассунсона (Марсело в «Во имя любви»), но актер, высмеяв сюжет как неправдоподобный, отказался. В итоге роли братьев-близнецов Диогу и Лукаса, а также их клона Лео сыграл Мурило Бенисио (Леонардо в «Во имя любви»). Роль Жаде по задумке автора должна была исполнить Летисия Спиллер (Мария Режина в «Нежном яде»), но Летисия предпочла театр и тоже отказалась. А главная роль досталась Джованни Антонелли (Капиту в «Семейных узах»).

Режиссера Денизу Сарасени («Вавилонская башня») от согласия на съемку отпугнула тема мусульманства. Материализовать «Клона» на пленке решился Жайме Монжардим («Земля любви»). Среди других «отказников»: Рауль Кортез (Женаро в «Земле любви, земле надежды»), Жозе Майер (Педро в «Семейных узах») и Эдуардо Московиш (Карлуш в «Шальных деньгах»). А вот кто без проблем согласился появиться в нескольких эпизодах «Клона», так это знаменитые бразильские футболисты Пеле и Роналдинью. (По мнению режиссера, знакомые во всем мире лица смогут привлечь иностранного зрителя, и именно на них он советовал строить рекламную кампанию сериала.)

Когда наконец съемочная группа была сформирована, актеров обязали за три недели прочитать всю возможную литературу о культуре и традициях мусульман и по возможности посмотреть какие-нибудь фильмы. Джованне Антонелли и Летисии Сабателла к тому же пришлось брать уроки «танца живота». Консультанты связывались с клиниками по искусственному оплодотворению и штудировали статьи по клонированию. А техперсонал оккупировал Марокко, где им следовало найти подходящие места для съемок первых серий теленовеллы. По словам декораторов, в работе им очень помогли местные жители: они добровольно и совершено безвозмездно тащили из дома все, что требовалось, предоставляли свои магазины и рыночные лотки вместе с товаром, помогали гримерам надевать хиджаб на актрис и, естественно, с радостью выступали в качестве массовки. Для съемки в пустыне марокканцы притащили 25 самых послушных верблюдов и подобрали десяток самых сообразительных проводников. А однажды даже спасли Джованну и Мурило от ядовитой змеи, которая заползла в палатку, где снималась их любовная сцена. Но вот от тепловых ударов актеров не уберегли: даже привыкшим к жаре бразильцам сниматься при 50 градусах в Сахаре было очень тяжело, камеры и прочая аппаратура также отказывались работать. Съемки в Марокко продолжались всего 40 дней, так как производство одной серии там обходилось дорого — в 100 тысяч реалов (правда, потом при показе сериала эти деньги быстро вернулись — 30 секунд рекламы в «Клоне» стоили 150 тысяч реалов). После этого восточные улицы были возведены в точной копии на студии в Рио-де-Жанейро на площади в 830 квадратных метров.

По возвращении в Бразилию «Клона» снова стали преследовать неприятности: девятерых актеров друг за другом скосили различные болезни. Первой была Рут де Суза, исполнительница роли Доны Мосиньи. У нее случился гипертонический криз, и ее пришлось срочно госпитализировать. Соланж Кута (Дона Жура) перенесла инфаркт. Несколько других актеров пострадали от укусов насекомых и заразились какой-то инфекцией. Непокусанный Антонио Каллони (Мохамед) умудрился подхватить кишечную инфекцию. Дебора Фалабелла (Мел) подхватила менингит, и какое-то время на съемках ее заменяла ее родная сестра Синтия, внешне похожая на Дебору. Из-за временного отсутствия то одного, то другого актера на площадке Глории Перез несколько раз пришлось переделывать сценарий.

А что касается острых и скользких тем, затронутых в сериале, то с выходом «Клона» получилось все совсем иначе, чем предрекали скептически настроенные руководители студии. Даже тот факт, что премьера и в Бразилии, и в США состоялась через две с половиной недели после теракта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, не лишил «Клона» своих зрителей. За поднятую в сериале проблему наркотиков среди молодежи Глория Перез удостоилась звания Человек года от Национального Совета Бразилии по борьбе с наркозависимостью. А по поводу клонирования Глория честно призналась на всю страну, что она, чья 22-летняя дочь Даниэла была жестоко убита актером — коллегой по сериалу «Телом и душой» в 1992 году, никогда бы не хотела клонировать дочку: «Клон — это совсем другой человек, просто генетическая копия. И если бы я могла клонировать и клонировала бы Даниэлу, на мой взгляд, это было бы подлостью по отношению и к ней, и к новому ребенку».